Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
02 марта 2021, 09:40
02 марта 2021, 00:40
02 марта 2021, 11:40
02 марта 2021, 10:00
02 марта 2021, 17:20

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Применение ядерного вооружения может стать реальностью

Глава Объединенного стратегического командования США адмирал Чарльз Ричард обосновал необходимость использования ядерного оружия в локальных конфликтах. Фото с сайта www.stratcom.mil
Американские военачальники разразились очередным громким выступлением в открытом информационном пространстве, призывающим к ужесточению противостояния со стратегическими соперниками, невзирая на их ядерный статус и даже допуская использование атомного оружия при столкновении сверхдержав. На этот раз отличился глава Объединенного стратегического командования США (USSTRATCOM) адмирал Чарльз Ричард. Его статья под названием «Крепить стратегию сдерживания в XXI веке» опубликована в февральском выпуске Proceedings – ежемесячного журнала Института ВМС США.
Площадка выбрана с целью «оживить дискуссию среди профессионалов», для чего автор не только контрастом обрисовал текущую ситуацию на глобальной арене, но и сделал далеко идущие выводы о необходимости серьезного пересмотра подходов Пентагона к вопросам сосуществования сверхдержав.
Главный тезис: «Американские военные должны изменить свой принципиальный подход к теме войны и мира, отказавшись от установки «использование атомного оружия невозможно» в пользу «применение ядерного оружия представляется вполне реальным», и далее действовать сообразно с этой реальностью». Следующее утверждение: «Нам следует рассматривать конкуренцию как способ поддержания относительного преимущества над соперниками. Это бесконечная игра, цель которой – оставаться в роли в роли главного игрока». А вот и «вишенка на торте»: «Сделав допущение, что кризис или конфликт с ядерным противником может привести к применению атомного оружия, USSTRATCOM разработало и внедрило улучшенный алгоритм оценки «Риск провала стратегического сдерживания», цель которого – лучшее понимание нашего собственного мышления».
Написано смело, как и подобает бравому офицеру – в прошлом командующему подводной компонентой ВМС США, с богатым опытом длительного плавания на атомоходах. Среди них «Парче» и NR-1 – субмарины специального назначения, активно задействованные при проведении тайных операций разведывательного и диверсионного характера на больших глубинах и в иностранных водах. Словом, адмирал знает о противостоянии супердержав не понаслышке, сам принимал в нем непосредственное участие.
Сегодня он возглавляет одно из десяти командований в структуре Пентагона; ее главная ее задача – проведение стратегических операций. Под его началом собраны более 2700 военнослужащих – представителей всех видов Вооруженных сил, плюс гражданские служащие и нанятые по контракту. USSTRATCOM сформировано в 1992 году с целью усиления централизации управления процессом планирования и боевого применения стратегических наступательных вооружений, повышения гибкости управления ими в различных условиях военно-стратегической обстановки в мире, а также улучшения взаимодействия между компонентами стратегической триады.
Неплохо для начала
Публикация начинается с утверждения, что распад Советского Союза привел к ситуации, когда Пентагон мог более не беспокоиться ни о противоборстве с иностранной сверхдержавой, ни о глобальном кризисе, ни о вооруженном конфликте с сильным противником, обладающим ядерным оружием. «К сожалению, подобного положения дел больше не существует, – сетует автор. – Сейчас в мире нарастает противостояние, а связанный с ним риск конфликта сверхдержав и их вооруженного столкновения становится существенным».
Соответственно высшему военно-политическому руководству США приходится брать в расчет данное обстоятельство практически всегда, когда принимаются решения по применению вооруженных сил. При этом, однако, адмирал обращает внимание на несоответствие действующей практики с наставлениями и инструкциями Пентагона. «Пока мы как государственная структура не придем к пониманию – а лучше принятию – того факта, перед лицом какой угрозы находимся и что со всем этим делать, мы сильно рискуем вести неправильное планирование, предлагая такие планы, которые окажутся невыполнимыми, и приобретая такую технику и вооружение, которые не соответствуют потребностям вооруженных сил. Без переосмысления создавшейся ситуации мы – не в первый раз – будем снова готовиться к войне, которая нам представляется в мыслях, вместо той, что может разразиться на деле. Нам пора снять «розовые очки», взглянуть в глаза реальности и подумать, как следует вести соревнование с нашими противниками и как сдерживать их, как обнадеживать союзников, и вместе с ними должным образом формировать объединенные вооруженные силы будущего».
Шеф USSTRATCOM злится, когда слышит обвинения в адрес Пентагона, что тот якобы «застрял в холодной войне». По его мнению, эта структура давно забыла тот период истории. Однако он и сам недоволен, но по другому поводу, а именно: «Новые вызовы по большей части имеют в основе восприятие реальности через призму конфликтной ситуации с врагом, держащем руку на ядерной кнопке». Между тем Соединенные Штаты вот уже пару десятилетий беспрерывно ведут контртеррористические операции, для страны стало привычным игнорировать тему ядерного оружия. Далее адмирал пишет: «Опыт недавних войн с неатомными противниками сформировал у американцев образ мысли, при котором они не считают возможным применение ядерного оружия, и зачастую предпочитают даже не вспоминать о нем». Руководство USSTRATCOM тоже оценивает вероятность ядерного конфликта как низкую, однако не как «невозможную». Особенно в случае обострения противоречий с противником – обладателем ядерного оружия, который активно вовлекает армию в продвижение собственных интересов по всему миру.
Враг не дремлет
Пока Пентагон концентрировался на контртерроризме, Россия и Китай нарушали общепринятые нормы поведения и угрожали мирному сосуществованию, используя силовые механизмы и угрозы применения силы. Причем, по мнению Чарльза Ричарда, они и сегодня это делают в манере, которая не наблюдалась со времен холодной войны, а в ряде случаев – даже в самые тяжелые ее моменты. Речь идет о компьютерных атаках и угрозах применения силы в космическом пространстве.
«Наши противники используют любую возможность, включая те, что открылись благодаря пандемии, для продвижения национальных интересов», – утверждает он. Вашингтон квалифицирует подобное поведение как дестабилизирующее. «Если не дать отпор, риск глобального кризиса будет нарастать. Мы должны активно противостоять нашим противникам, сдерживая агрессию. Потакание подобным поползновениям грозит усилением представления, что Америка не хочет либо не способна дать отпор, а это лишь ободряет врагов. Наше бездействие может показаться союзникам как нежелание США вести за собой, отказ от лидерства. Оставаясь пассивными, мы как бы отказываемся использовать открывающиеся возможности, тем самым лишая себя величайшего преимущества – возможности стратегического проецирования силы».
По мнению адмирала, наступит момент, когда инициатива противника станет свершившимся фактом (fait accompli) и поставит Вашингтон перед выбором: либо принять «новую нормальность», либо применить военную силу для восстановления «статус-кво», или же «установить собственную новую нормальность».
Русский медведь
Стратегические возможности недругов США продолжают расти. В новом веке Россия активно ведет модернизацию ядерных сил. Улучшению подвергается вся инфраструктура и компоненты, включая дальнюю авиацию, межконтинентальные баллистические ракеты, атомные подводные крейсера, системы сбора данных и управления войсками, а также доктрины их применения. Но всего этого Москве показалось мало, и там решили развивать направление «не соответствующих международным соглашениям ракет среднего и малого радиуса действия».
По оценке главы USSTRATCOM, долгосрочная программа модернизации российских ядерных сил выполнена на 70% и продвигается дальше в соответствии с ранее принятыми планами. Кроме того, Россия создает новые, инновационные системы, такие как гиперзвуковые планирующие аппараты, торпеды с атомными движителями и боевыми частями и т.п. «Лидеры страны не сдерживают себя, когда хотят запугать соседние страны. Решившись на аннексию Крыма, президент Владимир Путин словом и делом напомнил миру, что Россия обладает ядерным оружием, и тем самым пресек попытки вернуть события в прежнее русло».
Американский флот уже оснащается
атомными зарядами малой мощности.
Фото со страницы US Navy в Flickr
Развитие ядерного потенциала и технологически продвинутых видов вооружений – это далеко не все, в чем провинилась наша страна. По мнению американского адмирала, российские военные часто позволяют себе «небезопасные маневры» в непосредственной близости от американских коллег. Подобная ситуация нашла отражение в заголовках западной печати: «Российский истребитель Су-35 выполнил «безответственный» перехват морского разведывательного самолета P-8A ВМС США над Средиземным морем» и «Небезопасный маневр российского эсминца едва не привел к столкновению с крейсером ВМС США».
«Россия постоянно нарушает нормы поведения в киберпространстве», – утверждает Ричард. В качестве примера он приводит прошлогоднюю компьютерную атаку на правительство Грузии и проникновения в системы правительства США. Словом, действия Москвы «идут вразрез с ее попытками представить себя ответственным игроком в киберпространстве». Но и это еще не все. Начиная с 2020 года Россия проводит пуски ракет-перехватчиков космических спутников, тем самым демонстрируя угрозу мировой орбитальной группировке. «По совокупности эти действия показывают решимость России идти на агрессию и игнорировать международные нормы», – делает вывод шеф USSTRATCOM.
Китайский дракон
Хотя ядерный арсенал НОАК на порядок меньше российского, Китай не стоит рассматривать как «меньшее зло», поскольку тот находится на полпути к заветной цели – обретению статуса стратегического игрока. А главное прегрешение в том, что, «подобно России, эта страна тоже демонстрирует непринятие демократических ценностей и хочет перестроить мировой экономический порядок в выгодном для себя ключе».
Вашингтону не нравится уверенность, с которой Китай демонстрирует прогресс во всех областях современных технологий. По линии обычных вооружений Пекин продолжает выделять крупные ресурсы на развитие гиперзвуковых и других продвинутых ракетных систем, а также расширять возможности орбитальных и противоспутниковых систем. Развитие космического направления ведет к улучшению дел с управляемостью НОАК и повышает осведомленность руководства КПК по текущей ситуации во всех уголках мира. Китайцы воздвигли насыпные острова в Южно-Китайском море и разместили там многочисленные системы вооружений. «Подобно русским, китайские моряки и летчики «прогоняют» самолеты США и союзников, когда те выполняют задания над нейтральными водами», – жалуется Ричард.
КНР вкладывает огромные ресурсы в развитие атомного оружия. Флот пополняется атомными подводными крейсерами класса Jin с межконтинентальными баллистическими ракетами на борту. Ведется разработка следующего поколения баллистических ракет, способных стартовать как с шахтных пусковых установок, так и с железнодорожных платформ. Скоро в небо поднимется новый бомбардировщик большой дальности. Таким образом, к наземной и морской ракетным группировкам прибавится третий компонент ядерной триады – стратегическая авиация. Китай находится в процессе строительства новых систем раннего предупреждения и управления. Это повышает гибкость использования и защищенность ядерных сил НОАК.
«Силы ядерного сдерживания НОАК растут и качественно, и количественно. Согласно оценкам Пентагона, на протяжении следующего десятилетия число китайских атомных боеголовок удвоится. А может, утроится или учетверится», – пишет Ричард. Поэтому, что касается Китая, «мы должны судить не по словам, а делам».
«Ответственные действия должны быть присущи всем супердержавам и каждой в отдельности. На словах Пекин остается приверженным политике неприменения ядерного оружия, принятой еще в шестидесятые годы, и как бы говорит нам: можете не беспокоиться. Однако политики могут внести коррективы и в подходящий момент отказаться от ранее принятых обещаний. Мы видим, что Пекин делает ставку на расширение возможностей вооруженных сил, действуя в манере, не соответствующей декларируемому принципу поддержания минимальных по численности сил ядерного сдерживания. Он идет по пути приобретения всех возможных опций, включая ограниченное применение и упреждающий удар».
Новый подход
Сталкиваясь с исходящими от России и Китая угрозами, США должны действовать уже сегодня, с тем чтобы правильно позиционировать себя на будущее. «А начать мы должны с осознания самого что ни на есть главного постулата: стратегическое сдерживание сохранится (пройдя через кризис или конфликт), но будет подвергнуто проверке на прочность невиданными доселе способами». По мнению адмирала Ричарда, осознание этой простой истины закладывает фундамент для последующего построения стратегий и планов, а также формирования закупочной политики.
К сожалению, пишет он, оппоненты Вашингтона успели «хорошо вложиться» в расширение своих ядерных и стратегических сил, созданных специально для того, чтобы ограничить стратегические возможности США и расшатать западный альянс. «Существует реальная возможность, что локальный конфликт с Россией или Китаем быстро перерастет в столкновение сверхдержав с использованием ядерного оружия». Например, когда почувствуют, что проигрывают битву с применением обычного оружия и что их поражение угрожает сменой режима или государственного устройства.
Отсюда вывод: «Американские военные должны изменить свой принципиальный подход к теме войны и мира, отказавшись от установки «использование атомного оружия невозможно» в пользу «применение ядерного оружия представляется вполне реальным» и далее действовать сообразно с этой реальностью». По мнению главы USSTRATCOM, Америке следует не рассматривать ядерное сдерживание «по-старому», а менять взгляды в соответствии с новыми реалиями и динамикой изменения мирового ландшафта.
Оценка рисков
Далее Чарльз Ричард обращается к теме оценки рисков. «Это – больше чем просто расчет вероятности; надо думать еще и о последствиях тех или иных действий. Мы не можем просто убрать из рассмотрения или вовсе проигнорировать грядущие события, которые сегодня могут казаться невероятными, но если таки произойдут, будут иметь катастрофические последствия».
Во-вторых, следует учитывать, что сосуществование сверхдержав происходит в мире, который держится на различного рода связях, системе сдержек и противовесов, а также обещаниях и гарантиях. Процесс соревнования сверхдержав вовсе не завершится в «конечной точке», считает Ричард. По его мнению, здесь неприменимы аналогии со спортом, где победитель «получает все». «Наши соперники мотивированы не меньше нашего. Вместо игры на вылет нам следует рассматривать конкуренцию как долговременный способ поддержания относительного преимущества над соперниками. Это бесконечная игра, цель которой – поддерживать себя в роли ведущего, доминирующего игрока».
Для обоснования подобного подхода Ричард проводит исторические параллели. «История дает нам несколько примеров того, как соревнования завершились только для того, чтобы вновь вспыхнуть в других, более важных сферах. Например, развал Советского Союза и завершение холодной войны не привели к установлению некого единого миропорядка, чего многие ожидали».
Представление о соревновании как приносящем относительное преимущество также ставит под вопрос часто высказываемое мнение, что эффективное соревнование усиливает сдерживание. Если отрыв лидера гонки от соперника становится слишком большим, отстающий может посчитать возможным и необходимым пойти на эскалацию, путем войны добиться перебалансировки.
«Внося на рассмотрение дополнительные факторы, мы должны рассчитывать свои действия по соперничеству и сдерживанию так, чтобы не оттолкнуть союзников. Сегодня у нас есть несколько стратегий и концепций, которые рассматривают соревнование, сдерживание и гарантии. Однако немногие дают понимание того, каким должен быть искомый баланс и как поддерживать этот баланс с выгодой для нас? Как государственная структура Пентагон должен быть на высоте положения и в рамках единого подхода к ответам на российскую и китайскую агрессию учитывать то обстоятельство, что каждый из наших противников требует различных подходов по линии сдерживания. Подобное мышление следует внедрять в профессиональное военное образование на как можно ранней стадии».
В-третьих, Пентагон должен пересмотреть подход к оценке стратегических рисков и к тому, как расчеты наполняют реальным содержанием конкретные планы и их исполнение. «Сделав допущение, что кризис или конфликт с ядерным противником может привести к применению атомного оружия, USSTRATCOM разработало и внедрило улучшенный процесс оценки под названием «Риск провала стратегического сдерживания». Его цель – добиться лучшего понимания нашего собственного мышления».
Подобные расчеты позволяют построить систему принятия решений с неким алгоритмом и «мышечной памятью», настраивающимися в зависимости от внешних условий. Если изменения мирового ландшафта ведут к срыву сдерживания, американские военные приводят себя в повышенную готовность к открытию полномасштабных боевых действий. Помимо того Пентагон использует эти наработки для уточнения стратегии сдерживания, стремясь лучше отразить условия, в которых идет соперничество сверхдержав, кризис или конфликт.
Последний пункт – Пентагон должен переформатировать подход к расстановке приоритетов по вопросам разработки и закупки вооружений. При этом следует убедиться, что все запланированные поступления идут в соответствии с общей стратегией высшего уровня. «Нам следует принять такой подход, при котором главной функцией национальных сил ядерного сдерживания становится такая, что дает нам поле для маневра по проецированию обычной (неядерной) силы в стратегическом направлении», – поясняет Ричард.
Витиеватый ход
Словом, американские военные готовятся действовать так, чтобы сконцентрировать свои силы и возможности к выбранному времени и применить их в роли «вершителей». Среди последних особо выделяются направления космоса, управления войсками и кибернетика (причем они сами по себе могут стать решающими). «Нам следует сохранять динамику в развитии, изыскивая лучшие пути интеграции и перемещения наших сил и возможностей по миру с тем, чтобы действовать быстрее противника и тем самым удерживать инициативу» – говорит Ричард.
Как бы осознавая, что ход мысли автора становится трудным для понимания читателями – профессиональными военными, он дает следующую упрощенную формулировку. «Короче говоря, мы должны искать такие возможности, которые сохраняли бы за нами преимущество в противостоянии с противником, и, если то потребуется, становились решающим фактором как можно раньше, до того как противник полностью сосредоточился или закрылось окно возможностей».
Пусть нарисованная картина «действует отрезвляюще», она не должна приводить в отчаяние, продолжает автор. «Стоящие перед нами вызовы вовсе не представляются мне непреодолимыми. Очередной раз Пентагон демонстрирует настрой и решимость привести себя в соответствие с меняющейся обстановкой. Нам следует адаптироваться к сегодняшнему раскладу в мире путем осознания, что за угрозу представляют собой наши противники и как они просчитывают ситуацию».
Америке не дано другого выбора, кроме как принять вызов других сверхдержав – обладателей ядерного оружия. «Как раз через полномасштабный, всеобъемлющий процесс оценки рисков мы и сможем лучше сопоставить ресурсы наций и боеготовность вооруженных сил с целью гарантировать стратегическую безопасность. В конце концов, все сводится к угрозе. Пока мы не придем к более широкому пониманию, что представляет из себя эта угроза и что с ней поделать, мы рискуем опозориться – а то и на радость противников попасть в гораздо худшее положение».
Подведем итоги. Статья главы USSTRATCOM – очередная в череде публикаций за авторством высокопоставленных военных. Цель: постепенно подвести как своих подчиненных, так и весь мир к осознанию масштаба угроз и рисков, порожденных усиливающимся противостоянием двух миров – западного во главе с США и восточного в лице России и Китая. Это не отдельные статьи, а именно хорошо распланированный план публикаций. Как долго американский генералитет намерен просвещать читателей – пока неясно. Лучше, чтобы этот процесс затянулся как можно дольше и чтобы не было войны.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

256

Похожие новости
11 февраля 2021, 20:00
11 февраля 2021, 20:00
07 февраля 2021, 17:00
27 февраля 2021, 00:20
11 февраля 2021, 20:00
25 февраля 2021, 19:40

Новости партнеров