Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Посейдон» кусает локти

Многоцелевая атомная подводная лодка «Белгород» стала экспериментальной для беспилотников «Посейдон». Фото РИА Новости
Командующий объединенного американо-канадского Североамериканского командования воздушно-космической обороны (NORAD), он же глава Северного командования США генерал Глен Ванхерк заявил недавно о высокой эффективности российских многоцелевых атомных субмарин семейства «Ясень».
«В течение пяти лет у них будет восемь-девять таких подводных лодок, которые будут представлять постоянную и непосредственную угрозу у наших восточных и западных берегов, – сказал генерал. – Уже сейчас они представляют такую угрозу, какой у нас за последние годы не было».
ДИСТАНЦИИ АТАКИ УВЕЛИЧИВАЮТСЯ
Генерал Ванхерк, очевидно, запамятовал, что еще шесть лет назад его предшественник на посту руководителя NORAD адмирал Уильям Гортни после сенсационной атаки кораблями Каспийской флотилии крылатыми ракетами «Калибр» критически важных объектов террористов в Сирии говорил: «Вызов, который бросается нам, – это российская дальняя авиация (имеются в виду бомбардировщики, вооруженные ракетами Х-101 и Х-102. – А.И.) и угроза российских крылатых ракет с подводных лодок и надводных платформ. Крылатые ракеты очень эффективны, и против них очень трудно защищаться. Россия выставляет качественно лучшие силы, чем основанные на количественных параметрах ВС Советского Союза. Они сейчас развертывают управляемые ракеты, которые очень точны и обладают очень большим радиусом действия».
В этой связи нельзя не вспомнить истеричные причитания Лондона всякий раз, когда российские военные корабли, особенно подводные лодки, проходят Ла-Маншем. Дескать, они несут страшную угрозу Соединенному Королевству.
Откровенно говоря, эта угроза возникает не тогда, когда корабли под Андреевским флагом появляются в Английском канале, как в Британии предпочитают называть Ла-Манш, дабы сократить время прохода в Средиземное море и обратно. А много раньше – когда они выходят из своих баз на Кольском полуострове, на Балтике или на Черном море. Ведь дальность стрельбы «Калибрами» – 1600 км в обычном снаряжении и 2500 км в ядерном.
В обозримом будущем на вооружении ВМФ РФ появятся гиперзвуковые ракеты «Циркон», чья дальность стрельбы по береговым целям составит порядка 1000 км. И крылатые ракеты «Калибр-М», поражающие объекты на дистанции свыше 4000 км. Можно найти более миллиона точек вокруг тех же Британских островов, откуда «Цирконы» будут практически в упор поражать назначенные цели. Еще больше, практически бесконечное количество вариантов у «Калибров-М».
На форуме «Армия-2020» сообщалось, что первыми эти ракеты получат многоцелевые атомные подводные лодки «Владивосток» и «Воронеж» проекта 885М «Ясень-М», строящиеся сейчас на Севмаше.
ДОКТОР ТОМПСОН НАХОДИТ РЕШЕНИЕ
А вот доктор политологии Джорджтаунского университета Лорен Томпсон на страницах авторитетного американского издания Forbes хотя и поддерживает причитания о «подводной угрозе безопасности», считает, что есть решение этой «поистине дьявольской проблемы». Причем относительно дешевое. Это оснащение ВМС государств НАТО базовыми патрульными самолетами P-8A Poseidon.
Действительно, это хорошая машина, пришедшая на смену самолетам P-3C Orion. Она предназначена для обнаружения и уничтожения подводных лодок противника, разведки, нанесения ударов по надводным кораблям и береговым целям, участия в поисково-спасательных операциях.
Poseidon создан на базе авиалайнера Boeing 737–800ERX. В отличие от прототипа у него усиленный фюзеляж для длительных полетов на малых высотах, а на крыле имеются законцовки с увеличенной стреловидностью. Максимальная взлетная масса самолета, оснащенного двумя турбовентиляторными двигателями CFM56–7B, – 85 820 кг.
«Посейдоны» развивают крейсерскую скорость 815 км/ч (максимальная – 907 км/ч). Поисковая скорость на высоте 60 м – 333 км/ч. Практический потолок – 12 496 м, перегоночная дальность полета – 8300 км, боевой радиус – 3700 км.
Для обнаружения надводных и подводных целей используются радиолокационные станции APY-10 фирмы Raytheon, сбрасываемые гидроакустические буи, газоанализаторы выхлопов дизельных двигателей ДЭПЛ, идущих в надводном положении или под РДП. Самолеты P-8A «привязаны» к беспилотным летательным аппаратам MQ-4C Triton, которые способны «висеть» на высоте до 17 000 м над поверхностью океана в течение 30 часов и «прощупывать» разнообразными сенсорами водную поверхность.
Но у «Посейдонов» нет такого традиционного для патрульно-противолодочных самолетов средства обнаружения субмарин, как магнитометры – то есть детекторы магнитных аномалий. Поскольку их оперативная высота полета выше уровня эффективного использования таких приборов.
В арсенале «Посейдонов» – противолодочные торпеды Mk 54, приспособленные для сброса с высот до 9100 м глубинные бомбы, противокорабельные ракеты AGM-84 Harpoon и ракеты класса «воздух-земля» AGM-84H/K SLAM-ER, которыми можно поражать с высокой точностью береговые цели на расстоянии 270 км. Экипаж «Посейдонов» состоит из девяти человек: двух пилотов и семи операторов средств обнаружения и оружия.
Трудно оценивать плюсы и минусы «Посейдонов», поскольку конкурентов у них на мировом рынке сегодня практически нет. Единственное исключение – японские патрульные самолеты P-1 фирмы Kawasaki. По ряду характеристик они превосходят «Посейдоны». Но до недавних пор в Японии существовал запрет на экспорт летальной военной техники, и контракты с зарубежными заказчиками были невозможны.
P-1 выпускается малой серией. Морские силы самообороны заказали 60 самолетов этой модели, из которых поставлены 33. Поэтому «небесный патрульник» оказался дорогим. Когда запрет на поставки за рубеж боевой техники был снят, Япония предприняла попытки предложить другим государствам Р-1, но безуспешно. Рынок уже оказался занят американскими «Посейдонами».
ВМС США заказали 128 самолетов P-8A Poseidon. В этом году их поставка завершается. Первый экспортный контракт на восемь машин был подписан с Индией в январе 2009 года. Позже достигнута договоренность на приобретение еще четырех самолетов. Для ВМС этой страны поставляются «патрульники» модификации P-8I Neptune (такое название, кстати, имели первые американские послевоенные базовые противолодочные самолеты P-2), которые отличаются от прототипа. На них установлена РЛС APS-143 OceanEye, а также магнитометр, по штанге которого в хвостовой части самолета индийские машины нетрудно отличать от американских.
P-8A Poseidon построены для ВВС Австралии (12 самолетов), еще девять модификации MRA1 производятся для ВВС Великобритании. Имеются твердые заказы на четыре P-8A от ВВС Новой Зеландии, пять – от ВВС Норвегии, шесть – от ВМС Южной Кореи.
Но корпорация Boeing хочет «запосейдонить» чуть ли не весь мир. Особенно сильное давление оказывается на европейских партнеров по НАТО, хотя там желали бы получить новый противолодочный самолет на базе модели лайнера Airbus.
«Основная часть Европы переход на новые патрульные самолеты даже не начинала, – сетует Лорен Томпсон. – Ее дряхлеющий парк устаревших патрульных самолетов (здесь американский автор имеет в виду машины Breguet Br.1150 Atlantic, производство которых в разных модификациях продолжалось с 1958 по 1984 год. – А.И.) дорого обходится в эксплуатации – если он вообще в рабочем состоянии».
И тут же автор Forbes предлагает рецепт исправления ситуации. По его твердому убеждению, «Посейдон» должен стать основным патрульно-противолодочным самолетом НАТО благодаря летным характеристикам, сотням тысяч часов налета в ВМС США, сравнительно низкой стоимости (около 200 млн долл. за единицу) и тому обстоятельству, что его уже покупает ряд европейских стран.
По словам Томпсона, ведущего специалиста аналитического центра, спонсируемого корпорацией Boeing, администрация Джозефа Байдена должна взять на себя ведущую роль в продвижении Р-8А. Тем самым она «во-первых, устранит крепнущую подводную угрозу, во-вторых, уменьшит давление на ВМС США, несущие большую часть бремени реагирования, в-третьих, упрочит взаимодействие союзников и, в-четвертых, поддержит в США тысячи рабочих мест».
На последнее обстоятельство Томпсон делает особый упор. Дескать, если союзники по НАТО решат приобрести P-8, то производственная линия по их сборке останется открытой. «Попытка восстановить производство, если оно закроется, обречена на провал, – констатирует лоббист корпорации Boeing. – Технику законсервировать еще можно, а вот рабочих– нет». С этим трудно не согласиться.
ИЗ «ОХОТНИКОВ» – В «ДИЧЬ»
Но смогут ли «Посейдоны» устранить «крепнущую подводную угрозу»? Со времени Второй мировой и даже сравнительно недавней холодной войны тактика и стратегия морских операций сильно изменились.
Например, борьба на коммуникациях и за коммуникации отошла на второй и даже третий план. Подводным лодкам нет надобности совершать сложные маневры, избегая атак противолодочных сил, дабы выйти на дистанцию торпедной стрельбы по транспортам. Сегодня даже нестратегические субмарины способны стрелять крылатыми ракетами по вражеским базам, портам, военным и промышленным объектам, а также органам государственного управления, находящимся на дальности 1600–2500 км, то есть вне зоны активной ПЛО противника. А скоро они получат возможность «долбить» цели с расстояния более 4000 км.
Прежде авиация была главным и наиболее эффективным средством противолодочной борьбы. Теперь же в связи со сдвигом зон развертывания субмарин в сторону от традиционных противолодочных рубежей патрульные базовые самолеты из «охотников» превращаются в «дичь».
Как мы знаем, Норвегия приобретает у США пять Р-8А. Да, эта скандинавская страна ближе всего расположена к базам Северного флота ВМФ РФ. Ну и что? Эти базы находятся под зонтиком лучших в мире на сегодняшний день зенитно-ракетных систем ПВО С-400, а также истребителей Северного флота.
В Заполярье восстанавливается аэродромная сеть. Так, на острове Земля Александры архипелага Земля Франца-Иосифа действует аэродром Нагурское протяженностью ВЗП 2,5 км. Прежде он работал только зимой, а сейчас стал всесезонным. На нем базируются истребители МиГ-31 и самолеты-заправщики Ил-78. Модернизация аэродрома продолжается. Взлетно-посадочная полоса будет увеличена еще на километр, чтобы Нагурское могло принимать все типы самолетов ВКС и ВМФ.
Сверхзвуковой истребитель перехватчик МиГ-31БМ без дозаправки в полете имеет боевой радиус 720 км. Он несет четыре ракеты большой дальности класса «воздух-воздух» Р-33 с дальностью стрельбы 160 км. Или Р-37, поражающие цели на дистанции 398 км. Последние получили в НАТО кодовое обозначение Arrow, то есть «Стрела».
Р-37 летят к цели с гиперзвуковой скоростью 6М и несут 60-килограммовую боевую часть.
Какой норвежский «Посейдон» устоит перед «Стрелой»? Не выдюжат ее натиска и американские Р-8А, размещенные на норвежском аэродроме Аннейя, и четыре стратегических бомбардировщика ВВС СШАB-1B Lancer, «поселившиеся» на норвежском аэродроме Орланд.
Как показали учения «Умка-21», использование аэродрома Нагурское дает массу преимуществ. При дозаправке с Ил-78 истребители МиГ-31БМ способны держать под прицелом любые воздушные цели в Арктической зоне. И «Посейдонам» туда лучше не соваться.

Подпишитесь на нас Вконтакте

767

Похожие новости
30 сентября 2021, 22:20
21 октября 2021, 23:40
07 октября 2021, 23:20
07 октября 2021, 23:20
14 октября 2021, 22:40
14 октября 2021, 22:40

Новости партнеров