Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Пора бить по карманам



Отечественные СМИ, освещая трехсторонний саммит глав России, Турции и Ирана в Сочи, отмечали осторожный оптимизм российского президента. Используя характерные для мероприятий такого рода протокольные фразы, он говорил о том, что впереди немало проблем и процесс урегулирования в Сирии только начинается, хотя свергнуть правительство Асада военным путем уже не удастся.

Но у Турции, Ирана, Саудовской Аравии, Катара и США свои интересы, не совпадающие с горизонтами России, делающей все возможное, чтобы погасить там внутренний конфликт и не дать разгореться конфликтам внешним (того же Ирана с Израилем). Оптимизм в отношении ситуации в Леванте неуместен, несмотря на поражения, понесенные боевиками запрещенного в РФ «Исламского государства». ИГ, несмотря на заверения американских военных в его уничтожении, продолжает существовать, и США, противостоя России, используют его джихадистов. Просаудовские «аль-каидисты» в Идлибе сохраняют свои позиции. Да и региональные конфликты, помимо сирийского, разворачиваются вовсю, пример тому – недавний теракт в мечети на Синайском полуострове. Рассмотрим ситуацию в Египте и Сирии, опираясь на материалы эксперта ИБВ Ю. Щегловина.



Атака на Синае

В результате нападения боевиков на мечеть Эр-Рауда в пригороде Эль-Ариша на севере полуострова погибли более 300 человек. Налицо провал местных правоохранителей, так что следует ждать перестановок в верхних эшелонах египетских силовиков. Прежде всего это касается министра внутренних дел М. Гаффара. Взорванная суфийская мечеть – одна из наиболее значимых на севере Синая: она стоит рядом с автотрассой, связывающей Эль-Ариш с остальным полуостровом, и славится самым высоким в регионе минаретом. Пока за атаку на нее никто не взял ответственность. С наибольшей долей вероятности предположим, за этим стоят боевики «Ансар Бейт аль-Макдис» («Сторонники Иерусалима»), присягнувшей на верность ИГ, сменив после этого название на «Вилайет Синай».

В регионе живет наиболее крупный и влиятельный племенной клан, а в основе тактики главы Управления общей разведки АРЕ Х. Фаузи по умиротворению Синая – завоевание лояльности местных бедуинов и достижение компромисса с ХАМАС. Столь масштабная провокация является выпадом против египетского президента лично и его политики противодействия исламистскому терроризму. Разочарование населения в способности военных решить эту проблему является сейчас для А. Ф. ас-Сиси одним из основных вызовов.

Ряд экспертов полагают, что причиной теракта была ненависть радикалов к суфиям, которых они считают еретиками. Однако все живущие на полуострове племена являются приверженцами суфизма, а боевики ИГ в основном местные уроженцы (среди них много выходцев из Палестины). Приверженность населения суфийскому направлению ислама никогда не мешала джихадистам-салафитам вербовать там сторонников, как было на Северном Кавказе (включая Чечню) и в Йемене. Природа «Вилайета Синай» националистическая и лишь маскируется под салафизм. Это по сути своей вооруженное крыло египетских «Братьев-мусульман».

Вероятных причин теракта две. Во-первых, это акция запугивания северных кланов бедуинов Синая. Что свидетельствует о том, что в районе начинает срабатывать тактика главы УОР АРЕ Х. Фаузи по завоеванию племенной лояльности. Этим объясняются также похищения и убийства сторонниками ИГ шейхов местных племен. Кроме того, столь резонансная акция вызвала начало военной операции и переброску дополнительных сил на Синай. ИГ ослабляет давление египетских силовиков на своих союзников в районе ливийско-египетской границы, как это делали две недели назад сторонники ИГ с той стороны, атаковавшие и уничтожившие армейский патруль.

Таким образом, был открыт «второй фронт» против АРЕ, чтобы дать передышку исламистам на Синае и растянуть силы противостоящих им силовиков. Благо, у обоих сегментов ИГ один спонсор и координирующий орган – Катар. Доха стоит за атаками, а исполнители лишь инструмент. Масштабные теракты требуют финансовых вливаний, и все происходящее означает, что деньги из Катара на них пошли скорее всего как ответ на блокаду Дохи «арабской четверкой», ведь одним из главных инициаторов был Каир.

Кочующие интересы

Старейшины основных бедуинских племен Синая после террористической атаки на мечеть Эр-Рауда приняли решение не придерживаться традиционных клановых границ для эффективной помощи египетской армии в борьбе с террористами. Об этом заявил один из наиболее авторитетных шейхов крупнейшего синайского племени тарабин М. ад-Далих. На встрече старейшин, в том числе основных кланов полуострова – тарабин и саварка, шейхи договорились, что при операциях бедуинских отрядов против террористов территориальные ограничения между племенами не будут учитываться.


Владимир Путин обсудил сирийское урегулирование с лидерами Ирана и Турции Хасаном Роухани и реджепом Эрдоганом

В данной ситуации наиболее важны племена, живущие на северо-западе, по средиземноморскому побережью – саварка и румайялат. Они и их клановые подразделения (а’илат) контролируют Эль-Ариш, Шейх Зувейд и Рафиах. К западу находятся масаид, байядийя и давагхра. Центральный Синай населяют тийяха, ахайяват и азазма, чьи территории достигают Израиля и Западного берега. На юге доминирует конфедерация племен тувара. В ее состав входят алйака, авлад, саид и музайна. Они живут в Шарм аш-Шейхе, внутренних горах и в Дарабе. Тарабин населяют район вокруг Нувейбы и на севере. Их территории частично находятся в Израиле.

На полуострове живут примерно 10 крупных племен, из которых с туриндустрией связаны только три. Одно из них – джабалия (горные) контролирует монастырь Св. Катарины. Они выходцы из Валахии, принявшие ислам, были переселены на полуостров турками для охраны этого святого для христиан места и фиксации присутствия центральных властей на Синае, то есть «пришлые». Они же контролируют несколько десятков гектаров маковых полей вокруг монастыря, активно участвуя в производстве героина и наркотрафике.

Теракт в округе Эль-Ариша, в 30 километрах от сектора Газа символичен. Помимо стратегической близости к Газе, это единственный район индустриальной зоны на севере полуострова, где несколько карьеров и два цементных завода. При этом большинство работающих там (как и на всех туристических предприятиях и в отелях Шарм аш-Шейха) – выходцы из долины Нила, чаще из района, являющегося родиной бывшего президента страны Х. Мубарака. На юге Синая, в туристической зоне большинством отелей, кафе и туристических фирм владеют уроженцы центрального Египта. Сектор «неформальный» – не платящий налогов ни центральному, ни местному правительству.

Отдельно стоят «боснийцы Эль-Ариша». В оттоманский период в крепости стоял боснийский гарнизон, и потомки солдат до сих пор представляют собой достаточно ярко выраженную общину. Их называют «европейцами Синая». Физически они отличаются от окружающего населения. «Боснийцы» белокожи, светловолосы и голубоглазы – в противоположность «африканцам» – с темной кожей, черными кудрявыми волосами.

«Заявка» на союз тарабин и саварка в содействии армии и египетским силовикам по искоренению исламистов знаменательна. Эти племена имеют палестинские корни и тесно связаны с хамасистами. Логично, что нападение на мечеть в этом районе было вызвано тем, что кланы тарабин под влиянием ХАМАС начали отходить от союза с местным «Вилайетом Синай». Нейтральными до последнего времени оставались саварка, и теперь это препятствие преодолено. Теракт против бедуинов (хотя никто пока не провел анализ жертв с точки зрения их деления на «пришлых» рабочих из центрального Египта и местных) подоспел очень «вовремя» для Каира.

Племена тарабин (большая часть) и все саварка контролируют наркотрафик и переброску в Израиль нелегалов из Африки и «живого товара» из СНГ и стран Восточной Европы. Они же контролируют тоннели, прорытые между Египтом и сектором Газа. Их основной бизнес – наркотики, контрабанда и торговля оружием, переброска нелегалов из Африки и проституток. В случае угрозы со стороны пограничников Израиля или египетских силовиков они зачастую убивают и беженцев, и проституток. Это к вопросу о нравах. Оба племени напрямую завязаны на переброску оружия из Ирана и Катара в сектор Газа и на Синай не только через Судан, но и по морю из Ливии. Именно таким образом, по ряду данных, на Синай было доставлено СВУ, которым подорвали российский авиалайнер. В случае выхода этих племенных групп из альянса с «Вилайетом Синай» тот теряет все каналы материально-технической подпитки.

Найденные на месте совершения теракта в Эр-Рауде «знамена ИГ» наталкивают на подозрения, что произошедшее – дело рук как раз не исламистов, а сил, заинтересованных в переманивании саварка на свою сторону. Теракт ИГ был невыгоден. «Вилайет Синай» заявлений об ответственности за взрыв, как всегда поступают сторонники ИГ, не делал. Альтернативы криминальному бизнесу у саварка, тарабин и румайялат (племя, живущее в этом районе, которое пока молчит о своей позиции) нет, в туристическом бизнесе они не участвуют. Альянс этих групп с правительством возможен только при условии, что их бизнес функционирует без попыток Каира его пресечь, что противоречит позиции правительства АРЕ.

Похоже, что тут мы имеем дело с «большой сделкой» между ХАМАС, племенами, Каиром и Тегераном о сохранении существующих каналов контрабанды, включая оружейные, в обмен на ликвидацию «Вилайета Синай». Иранцы и ХАМАС в этом заинтересованы, поскольку уничтожают возможность поставки оружия со стороны Катара и монополизируют эту сферу деятельности в своих интересах. И все это оставляет немало простора для вариантов развития ситуации на Синае.

Сирийские плацдармы исламистов

Рассмотрим реальное положение ИГ в Сирии, несколько отличающееся от представляемого широкой публике в СМИ. До окончательной зачистки территории по Евфрату от Бу-Кемаля к Маядину далеко. В непосредственной близости от Маядина по западному берегу реки существует минимум три обширных «кармана» исламистов. Через реку они смыкаются со сплошной линией контроля ИГ на восточном берегу (от Маядина до Бу-Кемаля). «Карманы» на западном берегу вытянуты по течению Евфрата и сходятся в единую зону контроля исламистов.
Де-факто ИГ держит под контролем течение Евфрата по обоим берегам от Бу-Кемаля до Маядина. В глубь Сирии по направлению к Пальмире джихадисты контролируют обширную территорию с перспективой нанесения удара по правительственным силам, прорвавшимся к Бу-Кемалю с юга по узкому коридору. С одного фланга от них иракская граница, с другого – сплошной полосой сторонники ИГ. Еще одним выступом эта зона нависает над Маядином, что создает потенциальную угрозу для прорыва отрядов ИГ на этом направлении. Как, впрочем, и в направлении Бу-Кемаля.

Восточный берег Евфрата, напротив, находится под контролем исламистов. Полоса тянется восточнее Евфрата по границе с Ираком на несколько сотен километров. Таким образом, в наличии две обширные зоны, контролируемые ИГ. Причем наступление правительственных сил при поддержке ВКС РФ заканчивается на западном берегу и на восточный они переправляться не будут. Исключение составил «карман» напротив Дейр эз-Зора, что вызвало самый серьезный кризис в отношениях с США за всю историю сирийской междоусобицы. При этом неясна судьба гарнизона игиловцев в Дейр эз-Зоре, удерживавшего там несколько кварталов старого города.

Если ИГ будет продолжать контролировать позиции по течению Евфрата между Маядином и Бу-Кемалем, говорить о его разгроме преждевременно. Зачистка Евфрата с обоих берегов – определяющий момент, поскольку тогда игиловцы лишаются контроля над речной логистической и ирригационной системами, что и определит будущий прогресс в переговорах с местными суннитскими племенами. Вода и контроль над ее распределением в Сирии соразмерны контролю над нефтяными месторождениями восточнее Евфрата. Причем нефтяные поля можно уничтожить с воздуха, а Евфрат – нет.

Все это диктует необходимость проведения операции на восточном берегу Евфрата между Маядином и Бу-Кемалем до иракской границы. Создание такого плацдарма на восточном берегу диктуют и предсказуемые действия американцев в зоне их ответственности по сохранению боевого потенциала ИГ на границе между Сирией и Ираком восточнее Евфрата. Наличие такого «кармана» на границе позволяет США в случае необходимости оправдывать присутствие на севере Сирии «в рамках борьбы с ИГ» и держать в рукаве козырь против Москвы и Дамаска – возможное повторение атак исламистов на Бу-Кемаль.

Кроме того, контроль границы с Ираком враждебными иранцам силами «Исламского государства» в какой-то степени решает вопрос сдерживания их попыток образования «шиитской дуги» из Ирана через Ирак и Сирию в Ливан. Значительный анклав ИГ присутствует на юге Сирии, на стыке границ с Израилем и Иорданией, и эту проблему также надо решать. Так что до разгрома ИГ нужно подождать, хотя лучшие времена этой структуры прошли и ее основной военный потенциал уничтожен.

Курдская проблема в Сочи

Камнем преткновения на сочинской встрече президентов стал курдский вопрос. Анкара против присутствия на предстоящем Конгрессе национального диалога представителей ДС как самостоятельной делегации. Остальных участников процесса удалось уговорить. При этом сирийский президент знал позицию Р. Т. Эрдогана по курдскому вопросу и мог обещать что угодно, поскольку участие курдов в качестве самостоятельной делегации на предстоящем конгрессе, а в перспективе – в астанинском формате будет заблокировано турками. Приглашение Б. Асада в Сочи для консультаций обозначило, что Москва не рассматривает иных кандидатур на должность сирийского президента, что вызвало раздражение Анкары и лично Эрдогана.

При этом Эр-Рияд начинает собственную игру, объединяя оппозицию с целью выступления единым фронтом на консультациях с Дамаском. Ради этого отправлены в отставку «непримиримые» вместе с главой оппозиционного Высшего комитета по переговорам (ВКП) Р. Хиджабом. Участники встречи сирийской оппозиции в Эр-Рияде согласовали новый расширенный состав ВКП. В него войдут 10 членов Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил (НКОРС), шесть функционеров Национального координационного комитета (НКК – ведущая группировка внутренней оппозиции), по четыре делегата от «московской» и «каирской» платформ, 10 представителей вооруженных группировок и 15 независимых делегатов.

Конференция «Эр-Рияд-2» с участием основных групп сирийской оппозиции приняла коммюнике, в котором содержится призыв к началу прямых переговоров с Дамаском в женевском формате под эгидой ООН. Среди основных положений документа – требование ухода президента Сирии Б. Асада и критика роли Ирана в сирийском конфликте. В эр-риядской встрече принимали участие около 140 делегатов: 22 от НКОРС, 21 представляли вооруженные формирования, 14 – НКК, 10 – «каирскую» платформу, порядка 70 участников имеют статус независимых. То есть КСА пытается создать под своей эгидой общий блок оппозиции с его позиционированием в женевском формате как единственной альтернативной силы.

Переговоры возможны, говорят из Эр-Рияда, при двух условиях: уходе Асада и выводе иранцев из Сирии. В связи с этим о прогрессе в Женеве можно забыть, но альтернативный российским усилиям блок создан. Неясно, чем руководствовались в МИДе РФ, когда выражали одобрение попыткам Эр-Рияда создать под своей эгидой общую делегацию оппозиции. Формирование любого альтернативного единого блока оппозиции и ее продвижение как единственной силы в будущем политическом обустройстве Сирии не отвечает интересам Москвы. Благо, Дамаск не полностью контролирует сирийскую территорию. Север страны – курды и протурецкие группы. Существуют крупный «карман» ИГ западнее Евфрата по направлению к Пальмире и меньший по размерам оплот исламистов на юге. Плюс четыре зоны деэскалации. В этих районах никакого контроля Дамаска нет. В реальности сирийской режим контролирует от 50 до 70 процентов страны.

Разумным для закрепления успехов России в Сирии является фиксирование ее присутствия в освобожденных районах и активизация установления перемирий с конкретными племенами и группами. Глобальные проекты успеха не принесут, необходимо запустить процесс примирения «на земле». Когда там пойдут устойчивые процессы налаживания мирной жизни конфессиональных и племенных групп, можно будет разговаривать о конгрессах. Нужно прекратить обсуждать участие курдов в переговорных форматах. С ДС есть контакты, и этого достаточно. На уступку туркам в отношении Африна Москва не пошла. Курды должны оставаться раздражающим фактором в отношениях Вашингтона и Анкары и стать для США проблемой в попытках установить взаимопонимание с суннитскими племенами на севере страны.
Американцы начинают создавать в Сирии альтернативное Дамаску государственное образование. Контроль безопасности ряда кварталов Ракки – аль-Мишлаб, аль-Джазра и аль-Таяр передан подразделениям Внутренних сил безопасности Ракки (ВСБР). ВСБР состоит из местного ополчения и полевых командиров, назначенных городским советом. Многие из них воевали в ИГ. Предполагается, что Силы демократической Сирии будут передавать им контроль и за другими секторами. Это означает создание восточнее Евфрата независимого от Дамаска суннитского анклава. Если Москва согласна на такой вариант раздела Сирии – это одно. Если нет, необходимо стимулировать противостояние между курдами и суннитскими племенами, так как умиротворение по США восточнее Евфрата означает возобновление войны к западу от него.
Автор: Евгений Сатановский

Подпишитесь на нас Вконтакте

145

Похожие новости
15 декабря 2017, 05:00
14 декабря 2017, 15:40
15 декабря 2017, 13:20
15 декабря 2017, 00:00
15 декабря 2017, 05:00
14 декабря 2017, 05:20

Новости партнеров