Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Помни Цусиму!


Сегодня одна из самых траурных дат нашей военной истории. Сто пятнадцать лет назад 28 мая 1905 года в Жёлтом море, в проливе Цусима закончилось грандиозное морское сражение, в ходе которого японская эскадра Хейхатиро Того разгромила и уничтожила русскую 2-ю Тихоокеанскую эскадру под командованием адмирала Зиновия Рожественского. Русский флот потерял 21 корабль, из которых 8 были затоплены или 2 подорваны своими же экипажами. На морском дне оказались 8 эскадренных броненосцев, 1 броненосный крейсер. 5 кораблей с позором сдались в плен. 5045 моряков погибло, 803 ранено, 6016 взято в плен. Японский флот потерял 3 миноносца, 117 моряков убитыми и 538 ранеными.
С того времени слово "Цусима" навсегда вошло в русское сознание и стала нарицательным обозначением полного разгрома, неудачи.
О причинах этого разгрома написаны сотни книг и исследований. И про «разносортицу» русских кораблей, которая обрекла новейшие скоростные русские броненосцы на «черепаший» ход под японским огнём, и про преимущество японских снарядов над российскими, и про ошибки русского командования и даже про превосходство японского моряка над русским в силу его более высокой образованности и профессионализма.
Но ещё тогда, спустя всего несколько дней после сражения, очень точный анализ происшедшего был выполнен будущим вождём русской революции Владимиром Лениным:
«Оценивая политическое значение последнего морского боя, приходится повторять то, что мы говорили в № 2 «Вперед»[a] по поводу падения Порт-Артура. Полный военный крах царской России стал очевиден уже тогда, но балтийская эскадра внушала ещё русским патриотам тень надежды. Все понимали, что окончательный исход войны зависит от победы той или другой стороны на море. Самодержавие видело, что несчастный исход войны равносилен победе «внутреннего врага», т. е. победе революции. Поэтому на карту было поставлено все. Сотни миллионов рублей были затрачены на спешную отправку балтийской эскадры. С бору да с сосенки собран экипаж, наскоро закончены последние приготовления военных судов к плаванию, увеличено число этих судов посредством добавления к новым и сильным броненосцам «старых сундуков». Великая армада, — такая же громадная, такая же громоздкая, нелепая, бессильная, чудовищная, как вся Российская империя, — двинулась в путь, расходуя бешеные деньги на уголь, на содержание, вызывая общие насмешки Европы, особенно после блестящей победы над рыбацкими лодками, грубо попирая все обычаи и требования нейтралитета. По самым скромным расчётам, эта армада стоила до 300 миллионов рублей, да посылка её обошлась в 100 миллионов рублей, — итого 400 миллионов рублей выброшено на эту последнюю военную ставку царского самодержавия.
Теперь и последняя ставка побита. Этого ожидали все, но никто не думал, чтобы поражение русского флота оказалось таким беспощадным разгромом. Точно стадо дикарей, армада русских судов налетела прямиком на великолепно вооружённый и обставленный всеми средствами новейшей защиты японский флот. Двухдневное сражение, — и из двадцати военных судов России с 12—15 тысячами человек экипажа потоплено и уничтожено тринадцать, взято в плен четыре, спаслось и прибыло во Владивосток только одно {«Алмаз»). Погибла большая половина экипажа, взят в плен «сам» Рождественский и его ближайший помощник Небогатов, а весь японский флот вышел невредимым из боя, потеряв всего три миноносца.
Русский военный флот окончательно уничтожен. Война проиграна бесповоротно. Полное изгнание русских войск из Маньчжурии, отнятие японцами Сахалина и Владивостока — теперь лишь вопросы времени. Перед нами не только военное поражение, а полный военный крах самодержавия.
…Самодержавие именно по-авантюристски бросило народ в нелепую и позорную войну. Оно стоит теперь перед заслуженным концом. Война вскрыла все его язвы, обнаружила всю его гнилость, показала полную разъединённость его с народом, разбила единственные опоры цезарьянского господства. Война оказалась грозным судом…»
Беспощадно и точно!
Но и сегодня, спустя сто пятнадцать лет, выводы, сделанные тогда Лениным, остаются предельно актуальными!
После распада СССР Россия за десять лет стремительно деградировала до гротескной копии России начала ХХ века. Она снова разделена на бедных и богатых. Её богатства и промышленность растасканы по буржуазным кланам, присвоившим себе всё более-менее ценное. Она снова стала сырьевым придатком Европы, торгуя своими природными ресурсами. И только советское промышленное наследство позволяет ей оставаться в клубе высокотехнологичных держав. Но и здесь, трупные пятна, канувшей в лету Российской империи, всё сильнее проступают сквозь пудру реальности. Косность и инерция её правящего сословия всё сильнее тормозят страну в гонке за будущее. Все объявленные реформы либо тормозятся и топчутся на месте, либо откровенно ошибочны, как реформа медицины и образования. Россия опять бездарно упускает историческое время, отведённое на то, чтобы успешно и без потрясений выйти на новый технологический уровень. Стать державой ХХI века.
И удивительным образом её флот, как и 115 лет назад, снова является точным барометром её состояния. Причина этого в том, что флот квинтэссенция технического и технологического состояния страны. Для постройки кораблей необходимо выстроить огромные технологические цепочки, которые должны быть отрегулированы до точности швейцарских часов, а циклы постройки серий кораблей растянуты на десятилетия. Кораблестроительная промышленность это всегда объективный и точный показатель технологического состояния государства. И России тут похвастаться не чем. После распада 90-х она так и не смогла восстановиться как кораблестроительная сверхдержава, которой был Советский Союз. Сегодня российское военное кораблестроение так же, как и двадцать лет назад, строит корабли микроскопическими сериями. За двадцать пять лет не заложено ни одного корабля океанской зоны класса эсминец, крейсер. Тому есть объективные и субъективные причины.
Объективные — именно флот и военно-морская промышленность наиболее сильно пострадали от реформаторского погрома либералов в 1990-е годы. С началом 90-х было на 90% урезано финансирование строящегося флота, что привело к полной заморозке строительства кораблей. Поступающих денег хватало только на физическое поддержание существования, находящихся в высокой степени готовности на стапелях кораблей – освещение, обогрев, защиту от коррозии. Остальные заказы были просто разобраны на металл.
Было почти полностью прекращено финансирование и самих флотов, как наиболее затратных структур Вооружённых Сил. Как следствие началось стремительное старение, деградация и выход кораблей из линии. Всего за десять лет флот «усох» почти втрое! А оставшиеся в строю корабли продолжали «выбивать» ресурс без необходимых профилактических ремонтов, что привела в середине 2000-х почти к катастрофической ситуации – 90% корабельного состава ВМФ не прошли, так называемый, «средний ремонт» — модернизацию, позволяющую продлить вдвое срок службы корабля. Без «среднего ремонта» корабль очень скоро входит в стадию технической агонии, когда начинаются массовые и критические отказы важнейших узлов, систем и механизмов, превращающие боевой корабль в гору мёртвого металла, который дешевле пустить на переплавку, чем пытаться отремонтировать.
Таким образом, параллельно с задачей строительства новых кораблей, потребовалось срочно загружать верфи действующими кораблями, спасая их от приближающейся гибели. И сегодня почти треть действующего корабельного состава первого ранга и атомных подводных лодок находится в ремонте, занимая места у причалов заводов и в доках.
При этом пришлось одновременно восстанавливать заново саму военно-морскую отрасль в целом. За годы ельцинского развала разрушились технологические цепочки, десятки заводов-смежников оказались за границами России, а многие десятки разорились и закрылись вообще. Действующие же обезлюдили и утратили многие технологии. Достаточно сказать, что число работающих на верфях за десять лет сократилось в пять раз, а количество самих верфей вдвое, а с учётом, оказавшихся за границами России – втрое! Всё это нужно было восстанавливать и зачастую с нуля!
Именно по программам строительства и ремонта флота сильнее всего ударили санкции 2014 года. Лоббирование бизнес элитами Украины в 2000-е программ совместного строительства и ремонта флота привело к практически полному отказу тогдашнего командования ВМФ от программ импортозамещения. Украина стала монопольным производителем турбин для российского ВМФ, а также ещё целого ряда других систем и механизмов. В 2014 году почти мгновенный разрыв с Украиной привёл к коллапсу корабельной программы. Его удалось преодолеть только к концу 2018 года.
Вместе с уходом украинских комплектующих, военно-морской «кластер» оказался отрезанным и от западных комплектующих – элементной базы для сборки военной электроники, которая тогда составляла не малый процент в архитектуре электронных систем. Это также затормозило строительство!
Отдельной проблемой стала необходимость оснащения новых кораблей принципиально новыми образцами вооружения. Было очевидно, что строить современный, а тем более перспективный флот на основе систем и вооружений конца ХХ века — значит заранее обрекать его на техническое и технологическое отставание. Нужно было за короткое время разработать и создать целые «семейства» техники и вооружений. Новейшие РЛС и гидроакустические комплексы. Универсальные стрельбовые комплексы и автоматизированные системы управления, новейшие крылатые ракеты различных классов, новые артиллерийские системы, новые торпеды, новые системы ПВО. Так появились темы: «Оникс», «Калибр», «Полимент-Редут» и ещё огромное множество заводских шифров. Создание таких новых образцов морского оружия «с нуля», в условиях находившейся в крайне проблемном состоянии военно-морской отрасли, не могло не сказаться на сроках их создания. В итоге, например, головной корабль проекта 22350 «Адмирал Горшков», заложенный в 2006 году, был спущен на воду через четыре года, в 2010, а принят флотом только в 2018 – на шесть лет позже планируемого срока! Причиной столь долгих задержек с вводом в строй стала необходимость испытания и доведения до заданных параметров огромного количества новых систем, и главным образом ЗРК «Полимент-Редут».
Как следствие, сегодня у России в строю 217 вымпелов всех классов, из которых три атомных (один в строю, один в ремонте, один в ожидании решения судьбы) и 69 подводных лодок. Из них 38 атомных, 22 дизель-электрические и 9 специального назначения (8 атомных).
Безусловно, количество внушительное! Мы на почётном третьем месте в мире по числу боевых кораблей после Китая – 495 кораблей и США – 275 кораблей. Но число кораблей критерий лукавый и совершенно не отражающий реальной мощи флота. В реальности США с их 10-ю атомными авианосцами и 9 вертолётоносцами, 72 атомными подводными лодками, 85 крейсерами и эсминцами и более чем тремя тысячами единиц самолётов и вертолётов морской авиации абсолютные лидеры. Чтобы ещё зримее понять эту разницу уточним, у американцев больше 120 кораблей океанской зоны, у России их не более 18. А по общему тоннажу американский ВМФ превосходит российский вообще более чем в три раза! И, тем не менее, соотношение было бы вполне терпимое и даже внушающее определённый оптимизм, но дьявол, как говорится, кроется в деталях. Американский ВМФ, несмотря на то, что оперативно делится на шесть флотов, в реальности разделён на два – Тихоокеанский и Атлантический. При этом, задачи у них фактически идентичные, что унифицирует их структуры и корабельный состав. Флоты опираются на широкую сеть комфортабельных военно-морских баз, расположенных по всему миру. Российский же ВМФ состоит из четырёх изолированных друг от друга флотов и одной флотилии и каждый из них имеет свою специфику и свои задачи. Взаимодействие между ними затруднено, а зачастую и вообще невозможно. Причём географически почти все (кроме Черноморского флота и Каспийской флотилии) расположены в крайне неблагоприятных для базирования флота регионах, что сильно отражается на состоянии и сроке службы кораблей.
Как следствие, Россия приходится иметь боеспособные военно-морские группировки на каждом из оперативных направлений.
Нельзя сказать, что правительство и военное командование на замечают эту проблему. Нет! Прикладываются огромные усилия к перелому ситуации. Вкладываются сотни миллиардов рублей в строительство новых кораблей. В общей сложности в период с 1 января 2010 года были построены и сданы ВМФ России больше 80 кораблей и подводных лодок. Из них больше половины за последние пять лет. Эта картина скорее свидетельствует о том, что, хотя и с огромным трудом, но кораблестроительная отрасль восстанавливается и выходит на нормальные темпы строительства.
Но не стоит забывать, что и в 1905 году русский флот находился в точно том же положении – не шатко, не валко шла его модернизация, строились новый корабли и обыватель выдел на морских парадах грозные армады стоящих в строю чёрных по моде того времени боевых громад. И только специалисты знали, насколько обманчива эта картина. Как безнадёжно отстаёт Россия от своих противников и конкурентов, как стремительно устаревает её флот, как медленно строится новый. И, не приведи бог война! А у нас ружья кирпичом чистят…
За то историческое опоздание мы заплатили страшным разгромом флота, гибелью тысяч наших моряков и словом Цусима второе столетие живущим в нашей памяти и языке…
Сегодня очень многое зависит от воли политического и военного руководства страны, которые просто обязаны довести программу модернизации и перевооружения флота до параметров, заложенных в госпрограммах развития ВМФ.
Помните Цусиму!
Владислав Шурыгин

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

419

Похожие новости
27 сентября 2020, 12:40
26 сентября 2020, 12:00
22 сентября 2020, 07:00
28 сентября 2020, 05:40
08 октября 2020, 12:40
25 сентября 2020, 14:40

Новости партнеров