Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Поляки меняют русские «катюши» на американские (+ВИДЕО)

Фото с сайта lockheedmartin.com
Варшава продолжает переоснащение своей армии на образцы вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) западного, преимущественно американского производства. При этом в значительной мере речь идет о прямых закупках зарубежного оружия, которые не предусматривают какой-либо локализации производства хотя бы отдельных его компонентов на территории Польши, что объясняется якобы нехваткой времени. Вероятно, нехваткой времени для подготовки к войне.
ОТ РАКЕТ ДО НОУТБУКОВ
Свежим примером является решение, принятое польским военно-политическим руководством в отношении приобретения в полном составе дивизиона американских реактивных систем залпового огня HIMARS (High Mobility Artillery Rocket System, дословно с английского – высокомобильная система реактивной артиллерии). По крайней мере, именно такой вывод можно сделать, исходя из уведомления, поданного 29 ноября 2018 года в Конгресс США специалистами Управления военного сотрудничества Министерства обороны США (DSCA).
Согласно представленному уведомлению, Государственный департамент США одобрил запрос Польши на поставку в рамках американской Программы продажи оружия и военной техники иностранным государствам (FMS) реактивных систем залпового огня HIMARS, боеприпасов для них и различного сопутствующего имущества на общую сумму 655 млн долларов.
В свою очередь польское Минобороны о том, что оно направило США официальное письмо-запрос на покупку одного дивизиона реактивных систем залпового огня (РСЗО), сообщило на своем сайте 19 октября с.г.
В рамках данной сделки польские военные в итоге получат:
– 20 облегченных самоходных пусковых установок M142, смонтированных на колесном шасси;
– 36 шестизарядных транспортно-пусковых модулей с корректируемыми реактивными снарядами M31 Unitary GMLRS (Guided Multiple Launch Rocket System), которые оснащаются моноблочной боевой частью и, как заявлено, предназначаются преимущественно для поражения целей в урбанизированной и гористой местности;
– 9 шестизарядных транспортно-пусковых модулей с корректируемыми реактивными снарядами M30A1 GMLRS Alternative Warhead, которые оснащаются так называемой альтернативной боевой частью (см. подробности далее);
– 30 оперативно-тактических ракет M57 Unitary семейства ATACMS (Army Tactical Missile System, дословно с английского – тактическая ракетная система сухопутных войск), которые оснащаются моноблочной боевой частью;
– 20 практических ракет LCRR (Low Cost Reduced Range, дословно с английского – малая стоимость, уменьшенная дальность);
– 24 комплекта тактической системы управления огнем полевой артиллерии AFATDS (Advanced Field Artillery Tactical Data Systems);
– 20 учебных модулей M68A2 (Multiple Launcher Pod Assembly Trainer), которые используются в рамках мероприятий учебно-боевой подготовки боевых расчетов данных РСЗО и позволяют отрабатывать заряжание, перезаряжание и наведение пусковой установки и ведение огня по различным целям;
– 33 автомобиля высокой проходимости M1151A1 HMMWV (High Mobility Multi-purpose Wheeled Vehicle);
– иное различное оборудование (обеспечения, связи и пр.), имущество и снаряжение (включая «полевые» ноутбуки), а также запасные части и услуги по обучению личного состава боевых и ремонтных подразделений, включая необходимую литературу.
Контракт кроме того предусматривает отправку к заказчику групп обеспечения качества и полевых групп оказания технической помощи, а также оказание различной поддержки правительством США и компанией – главным подрядчиком, в роли которой выступает Lockheed Martin. Указывается, что американским государственным служащим и представителям компании-подрядчика, как ожидается, придется для этого посещать с командировками Польшу как минимум два раза в год.
ОДИН СНАРЯД – ОДНА ЦЕЛЬ
Упомянутый выше корректируемый реактивный снаряд M30A1 GMLRS Alternative Warhead представляет собой относительно новую разработку американских оружейников и оснащается так называемой альтернативной боевой частью, которая снаряжается 180 тыс. вольфрамовых шариков («размером с пчелу»). Данный боеприпас разработан с целью замены входивших в состав средств поражения американских РСЗО реактивных снарядов с кассетной боевой частью, снаряжаемой боевыми элементами (суббоеприпасами) типа М77 DPICM (Dual-Purpose Improved Conventional Munition, в переводе с английского – улучшенный обычный боеприпас двойного назначения).
Первое масштабное испытание в условиях, приближенных к боевым, новые боеприпасы прошли на рубеже 2016-2017 годов в Кувейте – зоне ответственности Центрального командования ВС США. В ходе стрельб боевой расчет РСЗО поразил такими боеприпасами групповую цель – конвой из нескольких машин (мишеней) и группы человекоподобных манекенов. «Поначалу некоторые наблюдатели подумали, что боеприпасы не попали в цель, поскольку издалека не было видно каких-то серьезных структурных повреждений мишеней, – указывается в статье, размещенной на сайте издания Soldier of Fortune. – Однако после тщательного осмотра выяснилось, что пластиковые манекены и машины буквально изрешечены вольфрамовыми шариками».
Основных причин, по которым американское военно-политическое руководство решило постепенно отказаться от применения кассетных боевых частей в реактивных снарядах РСЗО (а также и в боеприпасах ряда других систем оружия), сразу несколько.
Во-первых, это стремление Вашингтона все же определенным образом минимизировать политические риски и критику со стороны международного сообщества в связи с тем, что ВС США используют кассетные боеприпасы, которые подпали под запрет Конвенции по кассетным боеприпасам (Convention on Cluster Munitions). Последняя представляет собой международный договор, запрещающий использование, передачу и накопление таких боеприпасов, боевые части которых снаряжаются множеством разрывных боевых элементов и имеют массу до 20 кг. При этом под ее действие не подпадают боеприпасы, снаряженные менее чем 10 боевыми элементами, каждый из которых при этом имеет массу не менее 4 кг, предназначен для поражения одной конкретной цели и снабжается специальными электронными механизмами самоуничтожения (самодеактивации).
Конвенция была подготовлена 30 мая 2008 года в Дублине, открыта для подписания в Осло 3 декабря 2008 года, а 1 августа 2010 года, то есть через шесть месяцев после того, как она была ратифицирована 30 странами, конвенция официально вступила в силу. По состоянию на 30 ноября 2018 года, документ подписан 120 странами мира, ратифицирован – 104 государствами.
Однако среди них нет таких крупнейших разработчиков данного класса боеприпасов, как Китай, Россия и США, а также таких стран как Израиль, Индия, Иран, Пакистан, обе Кореи, Саудовская Аравия, Турция и многие другие. Не подписали документ, кстати, также Польша с Украиной, которым, видимо, кассетные боеприпасы нужны для борьбы с «русскими агрессорами». Что ж, тогда России такие боеприпасы тоже нужны – для ограждения себя от излишне обидчивых и горячих голов в этих странах, а также от поощряющих шествия пособников нацистов Латвии и Эстонии, которые тоже эту конвенцию, между прочим, не подписали.
Во-вторых, Белый дом и Пентагон стремятся сократить количество жертв от так называемого дружественного огня и жертв среди мирного населения, поскольку применение кассетных боеприпасов, снаряженных боевыми элементами без индивидуальных систем наведения и механизмов самоликвидации или самодеактивации, регулярно приводит к достаточно ощутимым потерям среди своих или союзных военнослужащих, а также среди населения в ходе боевых действий, и служит причиной подрыва мирных жителей на несработавших суббоеприпасах уже после завершения боев.
«В настоящее время снаряд (с боеприпасами DPICM) имеет слишком высокий, неприемлемый процент боевых элементов, остающихся неразорвавшимися после применения», – приводит, в частности, по этому поводу слова майора Джошуа Сзафрански из 197-й бригады полевой артиллерии СВ США ресурс armyrecognition.com.
И, наконец, в-третьих, производство боеприпасов с так называемой альтернативной, а, по существу, рассеивающей боевой частью обходится существенно дешевле, чем с традиционной кассетной с боевыми элементами. Кроме того, такие боеприпасы намного проще и безопасней в хранении и обслуживании.
Работы по созданию корректируемого реактивного снаряда с новой боевой частью первоначально велись по заданию командования Сухопутных войск США в рамках программы Alternative Warhead Program (AWP) компаниями Lockheed Martin и Alliant Techsystems Inc. (по подряду с Lockheed Martin). Первая партия таких реактивных снарядов была закуплена Пентагоном в сентябре 2015 года в рамках финансирования 10-й серийной партии корректируемых реактивных снарядов для ряда РСЗО, стоящих на вооружении ВС США (стоимость партии – 227 млн долларов). В настоящее время такие снаряды массово поступают в ВС США и на экспорт.
Заметим также, что коррекция указанных реактивных снарядов американской РСЗО обеспечивается посредством использования помехоустойчивой системы наведения, включающей приемник сигналов GPS. Применение данной системы позволило, по оценкам разработчика и американских военных, с высокой эффективностью обеспечить реализацию принципа «один снаряд – одна цель».
С КЕМ ВОЕВАТЬ БУДЕМ?
В упомянутом уведомлении Конгрессу указывается, что поставка Польше дивизиона РСЗО типа HIMARS точно соответствует основным принципам внешней политики США и соответствует задачам национальной безопасности Америки, поскольку это «повысит безопасность союзника по НАТО», что в свою очередь обеспечит улучшение «политической стабильности и экономического прогресса в Европе».
«Данная поставка (вооружений. – В.Щ.) соответствует инициативам Соединенных Штатов, призванным обеспечить ключевых союзников в регионе современными системами, которые позволят улучшить совместимость с американскими войсками и повысить безопасность», – указывается в документе.
«Польша намерена использовать данные оборонительные системы и услуги для модернизации своих вооруженных сил и наращивания своих возможностей по обеспечению защиты своей страны и сдерживанию региональных угроз», – подчеркивается в уведомлении, направленном специалистами Управления военного сотрудничества Пентагона. Вероятно, под сдерживанием региональных угроз здесь речь идет о противостоянии «агрессивной России». В то же время в упомянутом документе особо отмечается: «Предлагаемая продажа указанного вооружения не нарушит базовый баланс сил в регионе». Как это может иметь место, если Варшава откровенно говорит о необходимости наращивания военного потенциала для борьбы с Москвой, а та, что вполне естественно, отвечает той же монетой, – не совсем понятно.
В заключение отметим, что поставка полного комплекта дивизиона РСЗО типа HIMARS знаменует собой окончание длительной истории, связанной с попыткой Варшавы не просто приобрести данную систему вооружения, но еще и организовать ее частичное производство на территории Польши силами местных предприятий. Однако сработать «по-индийски» у поляков не получилось. Дели, как мы знаем, жестко заставляет зарубежных поставщиков ВВСТ соблюдать правила передачи части технологий или организации лицензионного или иной формы производства на национальных предприятиях.
Варшава по разным причинам повторить это в данном случае не смогла. Одна из официально обнародованных причин этого – якобы слишком большой промежуток времени, который потребовался бы на организацию совместного производства. Однако в этой связи возникает вполне закономерный вопрос: а куда польские генералы, собственно, так торопятся? Сказать, что их армия совсем безоружна, – нельзя. Тех же РСЗО разных типов, включая советские «грады» и системы собственной разработки, у нее имеется под две с половиной сотни. Неужели решили как можно быстрее подготовиться к войне? Но с кем?

Подпишитесь на нас Вконтакте

222

Похожие новости
08 декабря 2018, 21:40
07 декабря 2018, 14:40
06 декабря 2018, 19:00
09 декабря 2018, 17:00
06 декабря 2018, 19:00
09 декабря 2018, 20:00

Новости партнеров