Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Polityka: бумажное супероружие Путина

Российский военно-промышленный комплекс каждый год удивляет мир проектами очередных революционных и не имеющих аналогов в мире моделей супероружия. Вопрос лишь в том, существуют ли они.
Весной 1990 года британская таможня конфисковала груз, который должен был направиться из доков Тиспорта в Ирак. Это были фрагменты пушечного ствола длиной примерно в полтора футбольных поля. Пушка с таким стволом должна была дать Саддаму Хусейну в рамках проекта «Вавилон» возможность запускать в космос спутники, а в перспективе — также поражать наземные цели.
Сейчас полюбоваться конфискованными частями гигантского ствола можно в двух британских музеях. Это зрелище — отличная отправная точка для размышлений о новостях на тему новейшего российского супероружия, предстающего в регулярных сообщениях агентства ТАСС в образе волшебной палочки, которая позволит Кремлю обогнать соперников.
Апокалипсис «Посейдона»
Из всех проектов российского ВПК больше всего эмоций вызывает программа «Посейдон» (также — «Статус-6» или «Каньон» по классификации НАТО). Заграничная пресса окрестила его «торпедой конца света». Ничего удивительного, ведь поражающим элементом выступает ядерная боеголовка мощностью от 2 до 100 мегатонн. Вторая из этих цифр совершенно закономерно наводит на мысли об армагеддоне, ведь это почти в два раза больше, чем мощность когда-либо ранее использовавшегося ядерного заряда.
«Посейдон» напоминает огромную торпеду (его длина — 24 метра), однако, вернее будет назвать его автономным подводным дроном, приводящимся в движение благодаря ядерной установке. Он предназначен для поражения авианосных группировок и береговых укреплений. Боеголовка такой мощности позволяет россиянам пугать не только непосредственно подрывом цели, но и дальнейшими последствиями цунами, которое возникнет в его результате.
Самые большие опасения, в первую очередь в США, вызывает даже не мощность боеголовки, а заявленные параметры самого дрона: практически неограниченный радиус действия, скорость в 200 километров в час, а также превышающая 1 тысячу метров глубина погружения. В целом это означает, что уничтожить его будет невероятно сложно.
Общественность узнала о проекте «Посейдон» больше пяти лет назад: сначала произошла контролируемая утечка информации, а потом появилось официальное заявление. Пока остается вопросом, существует ли прототип, но российские источники заверяют, что примерно к 2027 году на службу поступят 32 таких аппарата. Больше известно о потенциальных носителях «Посейдона», то есть атомных подводных лодках «Белгород» и «Хабаровск». Первая строится с 1992 (!) года, сейчас она проходит испытания в море, в свою очередь, работы по созданию второй начались шесть лет назад, но ее спуск на воду постоянно откладывается.
Скорость в воздухе и на воде
Одно из ключевых отличий военно-морского флота России и Соединенных Штатов состоит в способности оказывать поддержку при проведении авиационных операций в любом уголке мира. США служат для этого в первую очередь 11 авианосцев. Такого флота никогда не было ни у СССР, ни у России. Примером того, какие проблемы возникают у Москвы в этой сфере, служит завершившаяся провалом попытка использовать единственный российский авианосец в операции в Сирии.
Однако, если говорить о проектах, находящихся на концептуальной стадии, то российские конструкторские бюро можно назвать самыми плодовитыми в мире. В плане новаторского подхода выделяется проект Крыловского государственного научного центра, который считает, что будущий российский авианосец должен быть катамараном, то есть иметь два соединенных друг с другом корпуса. Такое решение в авианосцах не использовал еще ни один флот. Возможно, российских инженеров к этой идее подтолкнул демон скорости, ведь многокорпусные корабли могут двигаться быстрее однокорпусных при равной длине и мощности двигателя. Авианосец-катамаран мог бы дать российскому флоту преимущество либо в скорости, либо в экономности использования. Однако до сих пор нет данных, продвинулась ли его разработка дальше модели, подготовленной для военно-технического форума «Армия-2018».
На скорость как главный фактор перевеса делают ставку создатели МиГ-41 — российского истребителя-перехватчика, разрабатываемого в рамках программы ПАК ДП (перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата). Он предназначается в первую очередь для контролирования российского воздушного пространства, в этой роли он должен придти на замену использующемуся сейчас МиГ-31. Раз МиГ-41 будет задействован в основном в операциях над собственной территорией, незаметность для радаров не имеет для него ключевого значения. Супероружием его делает скорость, которая в четыре раза будет превышать скорость звука, и способность действовать на высоте в 45 тысяч метров, то есть в ближнем космосе (границей между атмосферой и космосом считается высота в 100 километров над поверхностью Земли).
Если бы такая машина находилась на службе уже сейчас, она была бы самым быстрым серийно производящимся пилотируемым летательным аппаратом, примерно на одну скорость звука превосходя американский самолет-разведчик времен холодной войны SR-71 «Блэкберд».
Такие параметры полета позволили бы небольшому количеству истребителей покрыть всю территорию страны, имея запас преимущества над какими-либо другими самолетами. МиГ-41 планируется оснастить новыми, специально для них спроектированными вооружениями, в том числе лазерной пушкой и ракетами «воздух-воздух» большой дальности, которые будут способны поражать даже гиперзвуковые цели (движущиеся со скоростью, в пять раз превышающей скорость звука). Официально российские источники сообщают, что работа над созданием прототипа МиГ-41 началась в 2017 году, а на службу его планируется принять в середине этого десятилетия.
На бумаге все красиво
Тема находящегося сейчас на стадии проектирования российского супероружия не ограничивается описанными выше примерами, это, скорее, верхушка айсберга. Имеет ли, однако, какая-нибудь из передовых концепций шансы на запуск в производство? Российские официальные источники говорят о них совершенно уверенно, но многие российские и большинство западных экспертов сохраняют скептицизм.
«После распада СССР российские предприятия военно-промышленного сектора лишились способности серийно производить современные системы вооружений в опоре на отечественные разработки. В 2014 году, после аннексии Крыма, они были отрезаны от западных технологий. Иллюстрируют ситуацию проблемы с принятием на вооружение танков Т-14 „Армата", истребителей Су-57 или ракетных фрегатов проекта 22350 „Адмирал Горшков"», — говорит аналитик портала «Дифенс.24», капитан первого ранга в отставке Максимилиан Дура (Maksymilian Dura).
Проще всего пресечь спекуляции на тему нового авианосца, поскольку у России мало опыта в области строительства таких кораблей. Также она не располагает соответствующими кораблями сопровождения. Даже если ей удастся успешно довести проект до конца, строительство авианосца повлечет за собой необходимость практически с нуля создать океанский флот.
Как писал в 2019 году в своем докладе американский аналитический центр РЭНД, в ближайшие годы экономический рост в России будет довольно низким, что отразится на сфере вооружений. Кроме того, как гласит документ, российские вооруженные силы в обозримом будущем не обретут способность проводить глобальные экспедиционные операции.
Оценить программы «Посейдон» и ПАК ДП сложнее, поскольку в советскую эпоху россияне приобрели большой опыт в создании подводных вооружений (концепция сверхбыстрой торпеды появилась как раз под конец холодной войны) и истребителей, однако, и здесь ситуация складывается не в пользу Кремля. «Раз Россия не может справиться с созданием относительного простого подводного дрона, как „Ремус" или „Гавия", сложно предположить, что у нее получится сделать работающую модель в рамках программы „Посейдон". Проблемой станут системы управления и контроля, прежде всего реактора. Они должны быть полностью автономными и исключительно надежными», — отмечает Максимилиан Дура.
В МиГ-41 непосильной задачей для россиян может оказаться производство двигателя. Первые серийные экземпляры Су-57, которые армия должна получить в ближайшее время, оснастят двигателем, использующимся сейчас в Су-35, поскольку процесс создания силовой установки нового поколения («изделие 30»), затягивается. Как сказал в беседе с американским изданием «Нэшнл Интерест» российский аналитик Василий Кашин, МиГ-41 сможет поступить на вооружение в 2035-2040 годах. Некоторые эксперты сомневаются, имеет ли вообще смысл в контексте потенциала ракет «земля-воздух» создавать истребителя вроде МиГ-41.
Маскировка в стиле «сайнс-фикшн»
Если перспектива доведения до конца программ по созданию супервооружений выглядит не слишком реальной, зачем тогда Кремль вкладывает в них столько сил и средств? Из проекта «Вавилон» больше всего пользы извлек, пожалуй, английский автор шпионских романов Фредерик Форсайт, который создал мировой бестселлер «Кулак Аллаха», выстроив сюжет вокруг темы суперпушки.
Российское супероружие может не существовать в форме готовых изделий, главное, чтобы появились контролируемые утечки информации на тему самых секретных проектов. Внутри страны они работают на миф, создаваемый Путиным, который говорит о возвращении российскому государству утраченной после распада СССР позиции. На внешнеполитической арене они служат для дезинформации и маскировки. Рассказы о «Посейдоне» и МиГ-41 звучат, как угроза ядерной атаки, от которой невозможно защититься, и обещание отразить ответный удар. Даже если перспектива того, что такая ситуация на самом деле сложится, выглядит крайне маловероятной, она вызывает сильную тревогу, а это накладывает отпечаток на восприятие противником опасности, заставляя его тратить время и деньги. В малом масштабе иллюстрацией служат польские решения об очередности закупки систем противовоздушной обороны.
«Чрезмерный шум вокруг размещения комплексов „Искандер" в Калининградской области изменил политическую атмосферу, в итоге мы решили инвестировать прежде всего в программу „Висла", отложив более необходимую в польских реалиях программу „Нарев"», — указывает Максимилиан Дура. Дополнительным поводом развертывания многочисленных программ по разработке супероружия может быть желание удержать в стране научные кадры. «Если бы у российских конструкторов не было в России соответствующей их квалификациям работы, они бы начали искать ее за границей, например, в Китае», — добавляет Дура.
Похоже, что авианосец-катамаран никогда не будет качаться на волнах, Миг-41 не помчится к звездам, а «Посейдон» не опустится на морские глубины, хотя каждый из них выполнит ту задачу, которая перед ним на самом деле ставилась.

Подпишитесь на нас Вконтакте


527

Похожие новости
23 июля 2021, 14:20
23 июля 2021, 14:20
25 июля 2021, 17:40
25 июля 2021, 17:40
25 июля 2021, 23:20
23 июля 2021, 18:20

Новости партнеров