Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Politico: Совместные военные игры России и Китая

Совместные военные учения двух стран подходят к концу, но мало кто усматривает признаки настоящего альянса между ними.
Вооруженные силы России завершают свои самые масштабные военные учения с момента окончания холодной войны, которые проходили в Сибири и в которых приняли участие китайские военнослужащие. Однако, по словам бывших правительственных чиновников и экспертов по России, эти учения стали скорее проявлением поверхностного партнерства, основанного на расчете, чем свидетельством укрепляющегося альянса, направленного против США.
Российские проправительственные СМИ всячески расхваливали эти учения, называя их самыми масштабными за последние несколько десятилетий, рассказывая том, что в них приняли участие 300 тысяч военнослужащих, которые отрабатывали защиту от атак с моря и воздуха и применяли уроки, полученные в Сирии. В этих учениях также приняли участие около 3 тысяч китайских военнослужащих.
Пентагон и американские разведывательные агентства пристально наблюдали за ходом этих пятидневных военных учений, которые начались 11 сентября и в ходе которых российские военные отрабатывали высадку с вертолетов и высадку парашютного десанта. На снимках со спутников было видно, что бронемашины собрались для проведения военного парада, на котором присутствовал президент России Владимир Путин.
Однако эксперты по российским вооруженным силам советуют не принимать озвученные Москвой официальные цифры, касающиеся числа задействованных военнослужащих, за чистую монету.
«Я думаю, что они, скорее всего, преувеличивают», — сказал отставной генерал-лейтенант Бен Ходжес (Ben Hodges), который до этого года командовал войсками США в Европе. По словам Ходжеса, во время прошлогодних военных учений «Запад-2017», которые проходили в европейской части России, русские поступили противоположным образом и преуменьшили число задействованных военных, заявив, что их было 13 тысяч, хотя «любой профессиональный солдат и наблюдатель увидел бы, что их было около 100 тысяч».
Текущие военные учения получили название «Восток-2018», поскольку они проводятся в Восточном военном округе. Они состоялись спустя девять месяцев после того, как министр обороны США Джим Мэттис (Jim Mattis) представил новую стратегию национальной обороны, в которой делается акцент на «стратегическом соперничестве» с Россией и Китаем, — а также на фоне ухудшающихся отношений США с этими двумя странами.
Военные учения, проводимые на российском Дальнем Востоке, не подлежат контролю со стороны международных военных наблюдателей, которые могли бы проверить цифры, озвученные Москвой, как сказал Майкл Кофман (Michael Kofman), старший научный сотрудник в Центре военно-морского анализа, специализирующийся на российских вооруженных силах. По его словам, это значит, что «российская армия может преувеличить число военнослужащих, задействованных в учениях «Восток», чего она не может сделать в случае с другими учениями».
«Я думаю, что самый надежный способ посчитать — это разделить официальные цифры на три. Тем не менее, даже в этом случае это очень масштабные военные учения, но я подозреваю, что число военнослужащих не превысило 100 тысяч», — сказал Кофман.
Некоторые эксперты по России разглядели серьезный сигнал в том, что в этих военных учениях принимали участие китайцы — особенно с учетом того, что прежде в ходе военных учений России в этом регионе отрабатывались приемы защиты от возможных атак китайцев.
«Эти учения отличает участие в них китайцев, которых было относительно немного, но это позволило отправить недвусмысленный сигнал, — сказал Джеффри Мэнкофф (Jeffrey Mankoff), сотрудник Центра стратегических и международных исследований и бывший советник Госдепартамента по вопросам российско-американских отношений. — Россия говорит Пекину, что Китай больше не является фокусом российского военного планирования на Дальнем Востоке, и сигнализирует США и НАТО, что, если отношения с ними продолжат ухудшаться, у нее есть и другие варианты».
По словам Кофмана, Россия и Китай — «не союзники, но в ответ на давление со стороны США они сигнализируют о том, что они не рассматривают друг друга как угрозу». «В стратегии национальной обороны США обе эти страны названы стратегическим соперниками США».
Однако чиновники США пока не торопятся налаживать отношения с этими двумя странами, считая их партнерство «браком по расчету», который вряд ли продлится долго, учитывая глубокие противоречия, существующие между Москвой и Пекином.
«Я думаю, что в долгосрочной перспективе Россию и Китай мало что объединяет», — сказал Мэттис ранее на этой неделе.
Другие эксперты согласны с этим. «Такие учения планируются за несколько месяцев до начала или даже за несколько лет, поэтому здесь речь не идет о чем-то, что случилось за одну ночь, — сказал Марк Симаковски (Mark Simakovsky) из Атлантического совета, который работал в Пентагоне в период правления администрации Обамы. — Я не думаю, что эти учения указывают на формирование крепкого альянса, направленного против США, однако эти две страны, несомненно, продолжать сотрудничать, чтобы подорвать интересы США в Азии».
Бывший советник Госдепартамента Мэнкофф озвучил сходную мысль.
«Российский Дальний Восток находится очень далеко от США, и я не думаю, что Китай хочет ввязаться в эту борьбу или обременить себя какими-то обязательствами перед Россией, — сказал он. — Здесь нет ничего, что указывало бы на провокацию или угрозу для НАТО. Россияне и китайцы вовсе не готовятся начать совместную войну против кого-либо».
На практическом уровне вооруженные силы России и Китая могут извлечь немалую пользу из этих военных учений — во многом благодаря масштабам учений «Восток-2018», которые, несмотря на преувеличения России, все равно масштабнее подобных учений НАТО, в которых принимают участие максимум 40 тысяч военнослужащих.
Учения «Восток-2018» «подчеркивают то, какой важный акцент Россия делает на стремительной массовой мобилизации и переброске на большие расстояния», как сказал Иэн Бжезинский (Ian Brzezinski), бывший чиновник Пентагона, отвечавший за политику в отношении НАТО и Европы при администрации Джорджа Буша. «Это вызывает тревогу, потому что США и НАТО не проводят учений такого масштаба», — добавил он.
По словам Кофмана, эти учения также дают возможность применить на практике те уроки, которые вооруженные силы России получили в Сирии.
Хотя в Сирии находится довольно мало российских военных, все виды российских войск использовали сирийскую кампанию для того, чтобы как можно больше высокопоставленных офицеров побывало там на ротационной основе и получило опыт участия в реальной войне.
«Русские действительно учились в Сирии как нужно воевать, как проводить общевойсковые бои и как вести такую информационную войну, которую долгое время практиковали США и их союзники, — сказал Кофман. — Эти учения представляют собой попытку перенести уроки, полученные в Сирии, на всю армию».
И, хотя в ходе этих учений российские командиры взяли на себя роли обеих сторон — и ни та, ни другая команда открыто не изображала США — «на самом деле они отрабатывают то, что в сущности представляет собой нападение на США», как сказал Кофман.
Россия отрицает информацию о том, что эти учения направлены против какого-то конкретного потенциального врага.
«Учения "Восток-2018" не направлены против других стран и соответствуют нашей военной доктрине, которая носит оборонительный характер», — заявил Николай Лахонин, представитель российского посольства в Вашингтоне.
Однако вооруженные силы США обратились к России с требованием раскрыть больше информации касательно этих учений.
«Хотя Россия сохраняет за собой право проводить учения на своей собственной территории, мы призываем Россию предпринять шаги для того, чтобы обнародовать информацию касательно ее учений и операций», — сказал представитель Европейского командования Джозеф Хонц (Joseph Hontz).
Между тем для китайцев «Восток-2018» — это «возможность получить от россиян уроки по мобилизации и переброске сил, в которых китайцам еще очень далеко до совершенства», как сказал генерал-майор в отставке Билл Хикс (Bill Hix), который до весны этого года помогал контролировать попытки армии США провести модернизацию с прицелом на возможный конфликт с крупной державой и который пристально следит за переменами в российской армии.
Но в реальности россияне нуждаются в китайцах больше, чем китайцы в россиянах, о чем говорит Бжезинский. «Я не вижу, чтобы китайцы всерьез рассматривали русских как важных стратегических партнеров, — сказал он. — Военная мощь Китая затмевает военную мощь России. То, что мы сейчас наблюдаем, — это тактическое сотрудничество, а не стратегическое».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте

151

Похожие новости
15 ноября 2018, 19:40
15 ноября 2018, 19:40
14 ноября 2018, 01:40
13 ноября 2018, 23:00
15 ноября 2018, 10:40
13 ноября 2018, 01:00

Новости партнеров