Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Подвиг или преступление: факты о трагедии «Вильгельма Густлоффа» и «атаке века» А.И. Маринеско

Фото из открытых источников
Поздним вечером 30 января 1945 года в южной части Балтийского моря в Гданьском заливе произошла трагедия, масштабы которой могут повергнуть в изумление и ужас любого человека.
Речь идет о крупнейшей морской катастрофе в истории Второй Мировой войны, ставшей результатом беспрецедентной атаки советской подлодки С-13 под командованием капитана 3 ранга А.И. Маринеско. В ходе нападения советские подводники успешно торпедировали один из  крупнейших немецких лайнеров – судно «Вильгельм Густлофф», являвшееся на тот момент плавучей казармой для 2-го учебного дивизиона подводного плавания «Кригсмарине», и выполнявшее задачу по эвакуации раненых, личного состава школы подводников и мирного населения из осажденного советскими войсками Данцига.
По официальным данным  в ту ночь погибло 5348 человек, однако современные историки называют цифру около 9000 жертв, большая часть которых - женщины, старики и дети, напуганные гитлеровской пропагандой «ужасами» советского наступления.
Оценка действий советских подводников, потопивших лайнер, разнится в зависимости от источников, рассматривающих факт потопления судна. В нашей стране официальная история называет Маринеско и его экипаж героями, а их смертельную атаку – образцом и классикой, достойной учебников для подводников. За рубежом советского командира С-13 называют преступником, а его действия тяжелейшим нарушением всех правил ведения войны.
В этой статье мы не будем претендовать на объективность личных суждений, и давать свою оценку моральной стороне действий Маринеско. Мы постараемся как можно полнее представить только сухие факты, и дадим возможность читателям самим принимать решение о том, что же совершил советский подводник на самом деле – беспримерный подвиг или страшное преступление.
Итак, начнем с истории самого «Вильгельма Густлоффа», носившего имя нацистского партийного функционера, одного из соратников Гитлера, погибшего в Швейцарии от руки еврейского студента. Убийство Густлоффа было умело использовано верхушкой Рейха для разжигания повсеместной ненависти к евреям. Сам факт смерти этого преданного фюреру, но туповатого, нациста, повсеместно обсуждался на радио и в газетах, что позволило Гитлеру развязать открытую компанию по притеснению еврейской части населения. Одним из элементов этой работы по тиражированию информации о «еврейском убийстве настоящего немецкого патриота» стала инициатива фюрера о присвоении имени Густлоффа вновь построенному роскошному пассажирскому лайнеру. Примечательно, что до этого пароход планировалось назвать именем самого Гитлера.
Пассажирский лайнер "Вильгельм Густлофф". Довоенное фото
 Само судно вошло в состав так называемой «профсоюзной» флотилии «KdF» - организации, название которой буквально переводится как «Счастье через силу».  Дело в том, что в середине-конце 30-ых годов прошлого века этот профсоюзный орган успешно реализовывал государственную политику, призванную обеспечить доступный и интересный отдых для немецких трудящихся и их семей. Спущенное 5 мая 1937 года на воду судно, вплоть до самого начала Первой Мировой войны было задействовано в организации круизов по Средиземному, Балтийскому и Северному морям. Таким образом, к услугам отдыхающих немецких граждан был представлен суперкомфортабельный по меркам тех лет лайнер водоизмещением в 25 000 тонн длиной 208 метров, способный взять на борт до полутора тысяч туристов одновременно. На «Густлоффе» были застекленные палубы, бары, рестораны и даже плавательный бассейн.
Однако, за неделю до начала войны капитан «Вильгельма Густлоффа» получил шифрованное сообщение, предписывающее ему вернуться в порт Готтенхафена (ныне польский город Гдыня). С началом Германией боевых действий, лайнер, как и остальные суда «KdF», был передан военно-морским силам и продолжил свою службу в качестве плавучего госпиталя на 500 койкомест. Интересный факт: первыми пациентами госпитального судна стали раненые польские военнопленные, захваченные немцами в первые дни войны.
Год спустя судно был переоборудовано под плавучую казарму для курсантов 2-ого учебного дивизиона подводного плавания «Кригсмарине» и в дальнейшем использовалось для размещения личного состава школы подводников.
К середине осени 1944 года наступающие советские войска подошли к границам Восточной Пруссии и начали тяжелые бои, развивая наступление в западном направлении. Гитлеровская пропаганда организовала широкомасштабную компанию по запугиванию гражданского населения, рисуя ужасные преступления, якобы совершаемые русскими солдатами на немецких территориях. Руководство рейха преследовало цель мобилизации дополнительной живой силы за счет привлечения гражданского населения в ряды «Фольксштурма». Немцы верили распускаемым слухам, будучи осведомлены о преступлениях собственных солдат во время гитлеровской оккупации СССР. Однако, помимо притока ополченцев, такие слухи породили и панические настроения, и на запад устремились нескончаемые колонны немецких беженцев.
К новому 1945 году значительное число беженцев скопилось в Готтенхафене (Гдыня), а сам город оказался отрезанным от остальной части Германии в результате стремительного наступления советских войск.
В целях эвакуации гражданского населения морским путем командование немецких военно-морских сил во главе с гросс-адмиралом Деницем разработало крупномасштабную операцию под названием «Ганнибал», в ходе которой удалось вывезти из осажденных городов Восточной Пруссии порядка двух миллионов человек.
«Вильгельм Густлофф» должен был стать одним из таких судов, задействованных в эвакуации раненых, курсантов школы подводников и гражданских лиц.
В конце января 1945 года началась погрузка лайнера, при этом в первую очередь на борт были допущены раненые нескольких полевых госпиталей в количестве 162 человек, 918 курсантов 2-го учебного дивизиона подводного плавания (причем, некоторые источники идентифицируют их именно, как курсантов «младших групп», хотя непонятно какие группы можно назвать «младшими», если известно, что срок обучения для членов экипажа субмарин составлял 3 месяца) и 373 женщины из вспомогательного корпуса. В экипаж судна входило 173 моряка.
После этого начали грузить гражданских. На пирсе к тому времени случилась паника, обусловленная приближением к городу советских войск. Было принято решение о погрузке в первую очередь женщин и детей, а также граждан нетрудоспособного возраста. Доподлинно неизвестно общее количество гражданских беженцев, принятых на борт судна. Современные историки называют цифру 8956 человек, хотя эта цифра может разниться в зависимости от источников.
Погрузка эвакуируемых на борт "Густлоффа" в представлении художника
Назначенный капитаном судна престарелый моряк Петерсон попросил командование о выделении ему в помощь двух капитанов помоложе, для того, чтобы помочь ему справиться с пароходом, давно не бывшим в море и получившим серьезные повреждения в ходе одной из бомбардировок. Петерсон боялся вести судно через минные поля в кромешной темноте, кроме того этот район Балтийского моря изобилует опасными мелями и каменистыми грядами, расположенными на небольших глубинах. Военным командиром на судне был назначен корветтен-капитан Цан, до этого руководивший 2-ым учебным дивизионом подводного плавания. Таким образом, на борту оказалось сразу четыре капитана, принимавших самостоятельные решения, что в последующем сыграло не последнюю роль в трагедии.
Наконец, после длительной погрузки, судно с потушенными ходовыми огнями направилось в море. В качестве сопровождения «Густлоффу» были выделены два корабля: легкий миноносец «Лёве» и тральщик TF-19, который вскоре был вынужден вернуться в гавань, повредив килевую часть корпуса о донные камни.
Начиналась финальная часть трагедии.
Продолжение следует. 
Глеб Зима специально для Planet Today

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

365

Похожие новости
21 мая 2019, 01:20
20 мая 2019, 14:20
20 мая 2019, 17:20
21 мая 2019, 01:20
20 мая 2019, 01:00
20 мая 2019, 14:40

Новости партнеров