Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Пекин вопрошает небо

За короткое время Китай стал мировым космическим игроком, которого невозможно игнорировать. Фото Reuters
В течение трех последних десятилетий Китай активно развивает собственную космическую промышленность, шаг за шагом преодолевая технологические ограничения, создаваемые, кроме прочего, экономическим давлением со стороны США. И если в начале 2010-х годов китайская космическая программа ориентировалась на коммерческие запуски, то сейчас руководство КНР ставит стратегическую задачу по исследованию Луны и Марса. Впервые за 40 с лишним лет на Землю были доставлены образцы лунного грунта, который поможет понять происхождение естественного спутника Земли.
Впрочем, возвращение к лунной гонке – не предел мечтаний. Китайское национальное космическое агентство (CNSA) имеет далеко идущие планы. В прошлом году Китай провел 39 запусков, отправив в космос 89 космических аппаратов. В 2021 году китайские космические аппараты будут работать не только на околоземной орбите, но и за ее пределами.
Дотянуться до звезд, не считая, что это сон
Правительство КНР поставило задачу провести более 40 запусков в течение 2021 года. В докладе Китайской аэрокосмической научно-технической корпорации отмечается, что ключевыми событиями космической программы в 2021 году станет посадка марсианского зонда «Тяньвэнь-1» и начало строительства модульной орбитальной станции в целях изучения Марса. К 2025 году CNSA планирует отправить на Луну новую автоматическую межпланетную станцию, а в 30-х ожидается пилотируемый полет на Луну.
Китайская миссия по изучению Марса «Тяньвэнь-1» (дословный перевод названия – «Вопросы к небу») заключается в выходе на орбиту планеты и доставке на поверхность марсохода. Он оборудован мультиспектральной камерой, оптическими приборами для навигации и топографической съемки, георадаром для исследования марсианских глубин до 100 м, детектором магнитного поля, метеостанцией и анализатором грунта. Семь приборов на орбитальном модуле и шесть на марсоходе позволят выполнить комплексное исследование Красной планеты. Исследователи надеются провести анализ атмосферы, рельефа, геологических характеристик, особенностей магнитного поля Марса.
26 марта китайская автоматическая орбитальная станция передала новейшие фотографии поверхности Марса. Предполагается, что совсем скоро, 23 апреля, от станции отделится спускаемый аппарат и доставит марсоход на поверхность в пять этапов. После аэродинамического торможения в атмосфере последует торможение с помощью одного парашюта. Оно снизит скорость до дозвуковой и позволит выполнить следующий этап – отстрел лобового экрана и активное торможение реактивной двигательной установкой тягой 7,5 килоньютонов.
Чтобы избежать удара при дальнейшем снижении, аппарат сбросит внешний теплозащитный кожух и при помощи основного двигателя тягой 7,5 килоньютонов зависнет на высоте 70 м. В это время при помощи лидара (активного дальномера оптического диапазона) автоматика сгенерирует трехмерную карту поверхности и выберет посадочную площадку.
Завершающий шаг – мягкая посадка под контролем оптических камер на основном и маневровых двигателях, тяга которых варьируется между 25 и 250 ньютонами. Аналогичным образом садились только спускаемые аппараты американских «Викинга-1» и «Викинга-2» в 1976 году.
КНР, претендующая на роль космической державы, желает продемонстрировать свои возможности и амбиции: долететь, совершить мягкую посадку и проехать по поверхности Марса. Никому, кроме американцев, еще не удавалось посадить на Марс аппарат целым и работоспособным.
Первая в истории мягкая посадка на Марс советского аппарата «Марс-3» в 1971 году закончилась потерей связи через несколько секунд после начала передачи телеметрии с поверхности. Две попытки Европейского космического агентства мягко посадить спускаемые аппараты также закончились неудачами. В 2003-м «Бигль-2» смог сесть на Марс, но не вышел на связь, а «Скиапарелли» в 2016-м и вовсе разбился при посадке. «Примерно через три минуты после входа в атмосферу парашют был развернут, но модуль испытал неожиданные высокие скорости вращения. Это привело к кратковременному увеличению нагрузок при превышении ожидаемого диапазона измерения, к инерциальному измерительному блоку, который измеряет скорость вращения посадочного модуля», – сообщило Европейское космическое агентство.
Что же касается китайской обитаемой космической станции, ее основной модуль будет запущен весной текущего года посредством ракеты-носителя «Чанчжэн-5B Y2». По своим характеристикам она уступает только двум существующим ракетам-носителям: американским Delta IV Heavy и Falcon Heavy.
Для работы по лунной и марсианской программам были построены несколько наземных станций дальней космической связи. На западе Китая в Каши расположена 35-метровая антенна, на востоке в Цзямусы – 64-метровая антенна. Еще одна 35-метровая антенна стоит в аргентинской провинции Неукен. Для максимально эффективного обеспечения связи Китай построил приемно-передающие станции в Намибии. В дополнение к ним в районе Уцин (северная часть Китая) завершается строительство еще одного радиотелескопа с антенным диаметром 70 м. Он станет ключевым инструментом для получения информации с марсохода.
Кроме того, для обеспечения миссии «Тяньвэнь-1» Китай будет использовать суда космического слежения «Юаньван-5» и «Юаньван-6»: они уже вышли в автономное плавание. Для отработки дальней связи китайские специалисты принимали информацию с американских межпланетных станций «Новые горизонты», «Кассини» и «Юнона».
План выхода за пределы колыбели человечества
Заместитель директора Центра лунных исследований и космических программ Пэй Чжаою заявил о намерении организации создать на Луне постоянную научно-исследовательскую станцию. «Мы надеемся на сотрудничество с другими странами, эта станция могла бы стать общей платформой для лунной разведки и технологических экспериментов», – отметил он. Пэй Чжаою подчеркнул, что КНР ни с кем не соревнуется. Тем не менее американское руководство рассматривает КНР не просто как конкурента, но даже как угрозу.
В 2019 году разведывательное управление Министерства обороны США опубликовало новый доклад «Вызовы безопасности в космосе» («Challenges to security in space»). В документе рассматривается деятельность Китая, России и других стран, способная представлять опасность для интересов США. Согласно докладу, КНР на тот момент располагал 14 типами ракет-носителей всех основных классов, позволяющих выводить нагрузки массой от нескольких сотен килограммов до 20–50 т. Ведется разработка сверхтяжелого носителя «Чанчжэн-9» («Великий поход-9») с полезной нагрузкой более 50 т для полета к Юпитеру и доставки марсианского грунта. В планах также создание модульной ракеты и легкого носителя для коммерческих запусков. А также реализация концепции ракеты с минимальным временем подготовки к полету, которая может быть интересна как коммерческим структурам, так и армии.
«Штаты боятся не того, что Китай на Луну полетит, а что им бросают вызов на Земле. Пекин ориентирован на развивающиеся страны, он создает альтернативное лидерство, в том числе в космосе, и Вашингтон это напрягает», – считает независимый специалист по политике в технологической сфере Павел Лузин.
После развала Советского Союза политическое руководство США привыкло к роли лидирующей державы, в том числе в космической отрасли. В связи с этим американские специалисты особенно тщательно отслеживают информацию, связанную с российской и китайской космическими программами. В частности, до 2025 года Россия и Китай проведут несколько отдельных лунных миссий, которые станут основой для подготовки будущих пилотируемых полетов, намеченных на следующее десятилетие.
В ходе российского проекта космическая станция «Луна-25» будет исследовать поверхность спутника. В районе Южного полюса Луны будет произведено бурение с целью получения доступа к залежам водяного льда, необходимым для лунной базы. Запуск космического аппарата намечен на октябрь этого года.
В 2024-м стартует «Луна-26». Возможно, она будет работать вместе с китайским «Чанъэ-7». Еще через год – совместный запуск «Луны-27» и «Чанъэ-8». На борту этих аппаратов разместят камеры высокого разрешения, георадары, датчики нейтронов, спектрометры, сейсмометры, магнетометры, анализаторы воды и изотопов водорода и другие приборы, которые сейчас разрабатывают ученые в десятках институтов России и Китая.
Связь с Землей и между собой аппараты будут поддерживать через ретрансляционные спутники на орбите Луны. Согласно плану, к Луне полетят «Ангара-А5» и «Чанчжэн-5», а «Луна-25» будет доставлена носителем среднего класса «Союз-2.1б». В противовес американской программе «Артемида», становящейся международным проектом, Россия и Китай подписали меморандум о Международной научной лунной станции (МНЛС). По проекту на Луне будет создана сначала посещаемая, а потом и обитаемая база. На данном этапе координируется работа комплекса российских и китайских автоматических аппаратов, находящихся как на орбите, так и на поверхности, а также формируется программа совместных экспериментов.
Орбитальная троица
В нынешнем году Китайское космическое агентство запустило группу спутников «Яогань Вэйсин 31–04» в дополнение к трем аналогичным группам. Предположительно тройка космических аппаратов радиоэлектронной разведки «Яогань Вэйсин» – серия современных разведывательных спутников дистанционного зондирования Земли. Они запускаются группами, состоящими из трех космических аппаратов. «Яогань-31–04» – четвертая группа спутников радиолокационной разведки для мониторинга активности флотов в океанах.
Не секрет, что правительство КНР рассматривает космос как политический инструмент. Именно поэтому Китай заинтересован в том, чтобы быть независимым от других стран и привлекать партнеров в совместные исследовательские программы. Будучи космической державой, КНР способствует становлению многополярного мира, постепенно приходящего на смену однополярной модели.
«Пекин говорит всему миру: «Вы не обязаны следовать за Западом и его моделью, работайте с нами. Это может быть некомфортно, зато мы не будем задавать лишних вопросов про права человека, например», – отмечает Лузин.
Таким образом, сейчас разворачивается не только негласное межцивилизационное противостояние между Востоком и Западом, но и закладывается бэкграунд для нового исторического события, о котором поколение, жившее в 1960–1970-е годы – в самый расцвет романтизации космоса, могло только грезить.

Подпишитесь на нас Вконтакте

258

Похожие новости
21 октября 2021, 23:40
07 октября 2021, 23:20
21 октября 2021, 23:40
07 октября 2021, 23:20
14 октября 2021, 22:40
30 сентября 2021, 22:20

Новости партнеров