Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Палки в колеса противника

Противотанковые мины стали серьезным вызовом для советских военных в Афганистане. Фото РИА Новости
В последние годы военными специалистами большое внимание уделяется особенностям вооруженной борьбы в воздушной и электромагнитной сферах, победой в которых только и можно, по их мнению, обеспечить победу в вооруженной борьбе. Признавая определенную долю истины в таких подходах, хотелось бы повторить старую истину: победа на земле достигается только тогда, когда на ней «стоит нога солдата». Поэтому проблема обеспечения активного маневрирования на ТВД своих наземных войск и препятствование подобным действиям противника сохраняет свою актуальность и в ХХI веке.
Понимание этого есть практически во всех вооруженных силах передовых в военной науке стран, например в странах блока НАТО. Как показывает анализ открытых публикаций по вопросам оперативной и боевой подготовки в их вооруженных силах, каждый год большое внимание в них уделяется замедлению и полной остановке продвижению войск противника. Эта задача решается разными способами: путем затруднения маневра, дезорганизации подхода и ввода в бой или сражение резервов / вторых эшелонов, принуждение противника к продвижению по маршрутам, выгодным для своих войск или к сосредоточению на ограниченной территории, с последующим поражением.
В основе большинства всех этих способов лежит активное инженерное обеспечение действий войск путем устройства узлов заграждений, создания зон разрушений, пожаров, затоплений, завалов.
Наиболее действенным способом ограничения подвижности наземных войск считается разрушение земляного полотна проезжей части дорог, дорожных сооружений (создание крупных воронок, рвов, подрыв мостов, туннелей, виадуков, эстакад), ледяного покрова рек, озер, устройство лесных и каменно-грунтовых завалов на путях движения войск, затопление и заболачивание местности.
ПО БОЛОТАМ И ОВРАГАМ
Поскольку создание заграждений требует большого времени и значительных материальных затрат, то необходима их заблаговременная подготовка. Например, командование блока НАТО в рамках оперативного оборудования Европейского ТВД разработало и целенаправленно реализует долгосрочную программу подготовительных мероприятий по разрушению наиболее важных автомобильных дорог, созданию заграждений и массовых разрушений. И речь уже не только о территории ФРГ.
Так как граница НАТО продвинулась далеко на Восток, основное внимание по заблаговременной подготовке минно-взрывных заграждений на транспортной сети стало уделяться территории Польши и Прибалтики.
По мнению военных специалистов, основу комплексов заграждений на этой территории составляют заблаговременно подготовленные очаги разрушения дорожно-транспортной инфраструктуры. Наличие большого количества искусственных сооружений на коммуникациях, обширных пространств, покрытых лесами, разветвленной сети рек, озер, а также грунтов с низкой несущей способностью благоприятствует выполнению подобных задач. В частности, на их базе предполагается создавать системы заграждений в приграничной полосе и на направлениях, ведущих к жизненно важным районам. Кроме того, в тылу противостоящей группировки войск предусматривается использовать воздушные десанты, ДРГ и отряды, оснащенные подрывными зарядами, а также ядерными минами для возведения искусственных препятствий и производства разрушений на главных путях его движения.
Зоны заграждений взаимоувязываются во избежание их быстрого обхода, а для достижения более высокой эффективности препятствий рекомендуется проводить минирование разрушений и невзрывных заграждений.
О возможном масштабе проводимых мероприятий свидетельствует следующий факт. В первой половине 70-х годов на территории тогдашней ФРГ были подготовлены несколько сот очагов разрушений, имеющих в общей сложности более 5 тыс. минных камер (колодцев), причем свыше 80% их находились на автомобильных дорогах. Минные камеры (колодцы) сооружались, согласно типовым проектам, строительными фирмами на контракте с Бундесвером. Все работы по подготовке очагов разрушений, заграждений и затоплений на основных коммуникациях были завершены в 1976 году.
Учитывая целенаправленную и активную работу блока НАТО по решению данных задач в современных условиях, можно допустить, что подобные работы на территории Восточной Европы будут завершены в ближайшее время – к 2022 году.
Чтобы понять важность, а в некоторых случаях и приоритетность подобных работ, рассмотрим суть системы заграждений на коммуникациях в современных условиях.
ПРОВЕРКА НА ДОРОГАХ
Очаг разрушений на дороге представляет собой участок с минными колодцами (от 2 до 10), расположенными как на проезжей части, так и на обочине дорог. В них могут закладываться как обычные фугасы, так и ядерные. Между собой колодцы соединены трубами, в которых взрывные сети уже проложены или предусмотрены. Подобные трубы подведены к местам подключения данных сетей к магистральным проводам.
Для создания противотанкового заграждения на дороге намечается закладывать в колодцы заряды ВВ из расчета 100 кг на каждый метр глубины колодца. Для повышения оперативности работы саперов разработаны подрывные заряды массой 25 кг в форме дисков, опускаемых в колодцы вручную.
Как показала практика, наибольшая эффективность заграждения обеспечивается при расположении колодцев на расстоянии 20 м друг от друга. Обязательно все очаги усиливаются противотранспортными, объектными, противотанковыми и противопехотными минами.
Об эффективности разрушений на дорогах, устраиваемых подрывом зарядов в колодцах, можно судить по результатам исследований и учений, проведенных в разных странах мира с участием инженерных войск. В частности, участок дороги на косогоре разрушался взрывом трех зарядов ВВ массой 500 кг, размещенных вдоль оси дороги в колодцах на глубине 6 м, на расстоянии 6 и 8 м друг от друга. Для лучшей забивки снарядов колодцы наполовину могут заполняться водой. Результатом взрыва становился почти сплошной ров длиной 55 м, глубиной 3–5 м и шириной 14–16 м. Крутизна откосов воронок выбросов достигала 20–40 градусов. По оценкам специалистов, такое заграждение может задержать танковые и механизированные подразделения минимум на 6 часов, а с использованием минирования и прикрытия его огнем – до суток и более.
В местах, где на дорогах колодцы заблаговременно подготовлены, устройство крупных воронок будет производиться взрывом зарядов, закладываемых в шурфы и скважины.
В войсках НАТО провели исследования по устройству разрушений на дорогах. Были отобраны взрывчатые вещества (ВВ) нескольких типов – в первую очередь дешевые и пригодные для создания крупных воронок и рвов. Установлено, что разрушение проезжей части дорог зарядами из аммиачно-селитренных ВВ, расположенными в земляном полотне дороги в соответствии со стандартной схемой, не всегда дает желаемый результат. Считается, для того чтобы исключить преодоление воронок и рвов танков типа Абрамс, рекомендуется создавать рвы и воронки глубиной не менее 1,5 м и шириной 8 м при откосах не менее 25 градусов.
Испытания показали, что наиболее эффективным противотанковым заграждением является ров трапециевидной формы, пересекающий дорогу под углом 45 градусов. На проезжей части заряды общей массой 82 кг располагаются в два ряда. Взрыв заряда дальнего от противника ряда производится на 0,5–1,5 с позже взрыва первого ряда.
Образуется не преодолеваемый танками широкий и глубокий ров с откосами 25 градусов (со стороны противника) и 40 градусов. При попытках преодоления такого рва отмечалось соскальзывание гусениц танков.
На дорогах, проходящих в высоких насыпях, рекомендуется устраивать бреши в виде сплошного прерывистого разрушения земного полотна шириной не менее 3 м и глубиной до 1,5 м.
Не отстает в таких исследованиях и Армия США. При отработке новых приемов устройства заграждений на дорогах американские военные инженеры испытали различные типы ВВ: С4, аммиачно-селитренные ВВ, алюминизированные ВВ – пасты, жидкие ВВ. Опыты показали, что наиболее пригодными для устройства рвов и воронок являются взрывчатые пасты и жидкие смеси, так как их проще применять в полевых условиях и расход по сравнению с тротилом меньше. Взрывную смесь приготавливают непосредственно перед взрывом с помощью смесителя, установленного на автомобиле, подают насосом в шурф или колодец. Жидкие ВВ или паста заполняют весь объем и плотно прилегают к стенке. Это позволяет значительно сократить силы и время, необходимые для устройства заграждения, особенно в тех случаях, когда требуется большое количество ВВ.
Наряду с широким применением ВВ важную роль в устройстве заграждений играют и кумулятивные заряды (КЗ).
На вооружении армий, имеющих современные инженерные войска, стоят различные типы кумулятивных зарядов. Советский заряд КЗ-5 с массой ВВ 8,5 кг пробивал дорожное покрытие на глубину до 2 м и позволял установить заряд 25 кг. В результате образовывалась воронка диаметром 6–8 м и глубиной 2–3 м.
Также считается, что установленные друг против друга КЗ, располагаемые по обе стороны проезжей части, эффективно разрушают дорожное полотно.
Несмотря на развитие маскировочных
средств, окопы остаются необходимыми
фортификационными сооружениями.
Фото Reuters
МОСТЫ И ЭСТАКАДЫ
Другим направлением воспрепятствования продвижению и маневрированию наземных группировок противника является уничтожение (вывод из строя) мостов, путепроводов, эстакад.
На Европейском ТВД этому способствует высокая плотность дорожной сети и водных путей (в Польше, к примеру, плотность речной сети, каналов, водохранилищ достигает 0,4–0,6 км/км кв., в горной местности – от 0,9 до 1,4), а также меридиальное направление рек.
Преимущество данного способа заключается в том, что ощутимый результат может быть достигнут при сравнительно небольшом расходе сил и средств. Один из путей сокращения сроков подготовки мостов и путепроводов к разрушению военные специалисты видят в заблаговременном, еще в мирное время выполнении максимального объема подготовительных работ.
Так, на мостах, путепроводах и эстакадах, имеющих пролетное строение из ЖБ балок коробчатого сечения в береговых опорах и промежуточных, заранее оборудуются взрывные камеры. В расчетных местах разрушения балок внутри камеры устанавливаются элементы для быстрого крепления подрывных зарядов.
На заблаговременно подготовленные к разрушению объекты ведется боевая документация (журнал заграждения). В ней предусматривается порядок содержания и приведения в расчетные сроки заграждений в действие с соблюдением правил безопасности, определяется ответственность должностных лиц за своевременное и правильное выполнение поставленной задачи.
На недавних учениях НАТО в Прибалтике отрабатывались приемы и способы быстрого разрушения объектов различных типов и конструкций. На объекты, используемые в процессе боевой подготовки личного состава, разрабатывались комплекты учебной документации и выделялись учебные средства.
С целью минимального расхода ВВ, потребного для разрушения объекта, рекомендуется применять кумулятивные удлиненные заряды, обладающие режущим эффектом, или использовать для разрушения элементов конструкций по два заряда ВB, лучше пластичного, располагая их не один против другого, а со смещением с противоположных сторон элемента. После проведенных испытаний американские специалисты рекомендуют разрушать низководные мосты зарядами, размещенными в воде под пролетным строением. При взрыве таких зарядов образуется мощный столб воды, обладающий значительной кинетической энергией, достаточной для разрушения пролетного строения моста. Сообщается, что от взрыва заряда ВВ С4 массой 26 кг на глубине 90 см пролетное строение, находившееся на высоте 3 м от поверхности воды, было разрушено.
Для многократного повышения эффективности заграждений рекомендуется дополнительно минировать разрушенные сооружения на дорогах минами различного типа, в том числе и минами – ловушками, установленными на неизвлекаемость и на различное время срабатывания. Особенно эффективны объектные и противотранспортные мины (МЗУ-С), установленные на различные сроки работы механизма дальнего взведения.
Считается, что на автомобильных дорогах наиболее целесообразно устанавливать мины на мостовых переходах, виадуках, путепроводах и вблизи них, на кривых подъемах-спусках, тоннелях и водопропускных трубах, непосредственно в дорожное покрытие, там, где они проходят в насыпях и выемках.
Отдельные мины рекомендуется устанавливать на значительных расстояниях независимо друг от друга. Группы мин, наоборот, размещаются компактно на участке или самой дороге, с учетом ее конструктивных особенностей. Такие группы преимущественно противопехотных и противотанковых мин устанавливают обычно в узлах дорог, на объездах и в дефиле.
Для достижения максимального эффекта и в целях сокращения времени на выбор места минирования наиболее вероятные места определяются и рекогносцируются еще в мирное время, а установка на путях в приграничной полосе планируется в угрожаемый период. Противотанковыми минами (противоднищевыми, противогусеничными, противобортовыми) целесообразно минировать улицы населенных пунктов, места обходов разрушений, края воронок и рвов, а также проезжую часть дорог там, где их относительно легко можно замаскировать.
Самыми эффективными считаются противобортовые мины, которые быстро устанавливаются в стороне от дороги. Они легко маскируются, имеют датчики, реагирующие на инфракрасное и акустические поля, создаваемые проходящей бронетанковой техникой, а применение кумулятивных обычных и с ударным ядром зарядов позволяет пробивать броню современных танков на значительном удалении.
Другим не менее важным способом снижения маневренности войск противника является поражение личного состава, автомобильной и легкобронированной техники с использованием противопехотных и противотранспортных мин, приводимых в действие различными способами. Они устанавливаются как на обочинах дорог, так и на большом удалении от трассы. Против живой силы и автомобильной техники могут применяться и огневые фугасы, поражающие ее горящей огнесмесью типа напалма. Они не только вызывают прямое поражение людей, но и оказывают сильное психологическое воздействие. Кроме того, от таких зарядов могут образовываться участки пожаров, что резко ухудшает условия преодоления заграждения.
Когда количество инженерных боеприпасов ограничено или их использование признается нецелесообразным, можно производить ложное минирование макетами мин.
Даже сплошное разминирование местности с применением удлиненных зарядов разминирования, собак, танковых тралов не даст противнику безопасно использовать район этого узла заграждения на дороге. Противник будет нести потери в течение нескольких месяцев в зависимости от качества аккумуляторов на установленных минах.
МИННЫЕ ВОЙНЫ
Яркий пример отечественного опыта подобных действий можно привести из истории всех войн начиная со Второй мировой войны. Так, в 1941 году, при стратегическом отступлении Красной армии из Украины, был создан Харьковский узел заграждения. На различных его участках было установлено 315 объектных и противотранспортных мин типа МЗД-1/2/3 с электрохимическими и часовыми взрывателями.
Немцы сумели обнаружить лишь 37, причем обезвредить удалось лишь 14, еще 23 пришлось подрывать на месте, остальные сработали по целям. К примеру: на перегоне Белгород–Готня было установлено 20 противотранспортных и 69 объектных мин. В результате подорвалось шесть ремонтно-восстановительных поездов, одна противотранспортная мина, установленная в опору моста возле станции Тамаровка, взорвалась под воинским эшелоном, в результате крушения два паровоза упали в реку, пожар уничтожил 42 вагона. 5 мин нашли, но при их обезвреживании подорвались 3 немецких сапера и 4 полицая. Немцы отказались от использования этого перегона. С ноября 1941 по январь 1942 года немцы пытались использовать насыпь данного перегона для движения автомобильной и бронетанковой техники и гужевых повозок, в результате трех взрывов погибло 40 солдат и уничтожено 4 автомобиля. Лишь по истечении времени работы взрывателей ЭХЗ (120 суток) немцы начали использовать данный путепровод в полную силу.
В 1970 году во время агрессии США против ДРВ потери от мин, устанавливаемых на дорогах и тропах, составили 70% техники и 33% личного состава от общего количества.
Большие потери Советской армии в Афганистане именно на дорогах заставили разрабатывать новые способы и методы борьбы с минированием на дорогах и привели к принятию на вооружение Советской армией новейших видов инженерного вооружения и техники. Интересно, что с тем же самым столкнулись в Ираке войска НАТО, где потери от СВУ составили более 50%. Международная коалиция в Афганистане также столкнулась с такими же проблемами, что и советские войска.
В 2006 году во второй ливанской войне, основу всей обороны «Хезболлы» на всю глубину ее построения от израильской границы до реки Литани в Ливане составили участки минирования дорог с установленными на них управляемыми фугасами и различными типами мин. Израильские войска несли потери на всех дорогах, уже находившись глубоко в тылу своих войск.
Попытки инженерно-саперных подразделений ЦАХАЛ особого результата в разминировании и обезвреживании фугасов не имели. Армия постоянно несла потери, не использовались целые участки дорог. Все это в совокупности с действиями мелких подразделений «Хезболлы» привело к тому, что ЦАХАЛ, чтобы не нести большие потери, просто пришлось покинуть оккупированную территорию Ливана. Хоть это и выглядело как победа, но территория осталась за «Хезболлой». Конечно, этому успеху способствовала многолетняя кропотливая подготовка военного крыла «Хезболлы» на юге Ливана, что и привело к фактическому поражению ЦАХАЛ.
В недавнем конфликте в Карабахе, если бы армия НКР подготовила 3–4 тактических узла заграждения на дорожном направлении Гадрут–Красный Базар–Шушакенд, то взятие Шуши вряд ли бы состоялось. Местность большей части НКР характеризуется сильно изрезанным горным рельефом, относительно низменными являются только восточные части Мартакерского и Мартунинского районов, средняя высота над уровнем моря составляет 1100 м. Азербайджанские ВС не смогли бы так быстро преодолеть эти узлы заграждения, пришлось бы их обходить, натыкаясь на новые очаги минирования, завалы на дорогах и разрушенные мосты. Пришлось бы действовать только пехотными подразделениями без поддержки тяжелой техники, артиллерии и подвоза боеприпасов.
Инженерные подразделения ВС Азербайджана потратили бы слишком много времени на разминирование и восстановление дорог и мостов на данном направлении, причем на противотранспортных минах, усиленных ВВ, подорвалось бы много инженерных машин заграждения, которые пришлось бы постоянно заменять, так как применение удлиненных зарядов разминирования на горных дорогах невозможно.
Все бы это привело к значительным потерям личного состава инженерных войск, техники и большой потере времени.
В заключение необходимо отметить, что роль инженерно-саперных подразделений в современной войне возросла в разы. Мины и их массовое применение в совокупности с другими видами инженерных заграждений, хорошо прикрытых общевойсковыми подразделениями на всю глубину их создания, могут значительно влиять на ход всех боевых действий в вооруженном конфликте.
В советское время в составе Инженерного управления Министерства обороны была специальная группа, которая занималась вышеобозначенными вопросами, в том числе и с применением ядерных мин. Были специализированные части, созданные под эти задачи.
В современных условиях, когда динамика и масштаб военных действий значительно увеличились, актуальность наличия в составе вооруженных сил подобных специализированных инженерных частей и подразделений не вызывает никаких сомнений. В некоторых случаях только они смогут значительно повысить шансы на победу для той стороны, которая их грамотно применит.

Подпишитесь на нас Вконтакте


1626

Похожие новости
04 декабря 2020, 00:00
26 ноября 2020, 23:00
15 марта 2021, 02:20
25 июля 2021, 21:40
12 ноября 2020, 22:40
24 ноября 2020, 14:20

Новости партнеров