Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Особенности скотоводства в полку шурави

По большей части анекдоты и комедии основаны на реальных случаях из жизни. Кадр из фильма «Особенности национальной охоты». 1995
Каждый раз, когда смотрю «Особенности национальной охоты», с умилением дожидаюсь эпизода, когда в бомбоотсеке Ту-22 перевозят корову. Кто-то не поверит, что такое могло быть. Еще как могло! Да сам факт того, что режиссеру Рогожкину в 1994-м разрешили задействовать для съемок крылатого «стратега» из 444-го Центра боевого применения и переучивания летного состава ВВС ВМФ (аэродром Веретье, или Остров-5 в Псковской области), говорит сам за себя. Я же расскажу о паре «коровьих случаев», имевших место в Афганистане, где я служил.
БУРЕНКА ДЛЯ ВАРЕННИКОВА
В 1987 году самым главным в Афганистане был генерал армии Варенников. Официально должность его звучала так: руководитель Группы управления МО СССР в Афганистане. За пять лет, что Валентин Иванович ее возглавлял (с 1984 по 1989 год), 40-я армия набралась значительного опыта ведения боевых действий, чему генерал-фронтовик всецело способствовал, при этом строго спрашивая с отдельных командиров за их дуроломство в боевой работе и неоправданные потери.
При всем при этом, несмотря на свое рабоче-крестьянское происхождение, Валентин Иванович вел себя подчас похлеще любого дореволюционного барина. «Главный по Афгану» имел слабость к парному молоку и, чтобы кринка с ним всегда была под рукой, приказал доставить ему из Союза дойную буренку. Да не какую-нибудь «среднероссийскую», а холмогорской породы. И таковую немедленно подобрали и «за речку» перекинули. Конечно, не в Ту-22, а спецрейсом военно-транспортного самолета. По прибытии рогатой кормилицы генерал армии выделил для обслуживания ее целый штат пастухов, скотников и доярок. А ближе к зиме крылатые транспортники отправлялись за сеном для «священной коровы Варенникова» на лучшие пойменные луга Страны Советов.
Но генерала никто из нас за это чрезмерное барство не осуждал. Было ему в ту пору уже 65 лет. «Ну, любит дедушка молочко сразу из-под коровки, что поделаешь», – высказывались между собой офицеры. Тем более что кто-то обмолвился, что регулярно попивать парное молоко ему рекомендовали врачи в целях профилактики от какой-то болезни.
«УРАЛ» – ЭТО ВАМ НЕ ТУ-22
Когда до нашего комполка дошли слухи о «корове Варенникова», он решил поравняться на «старшего товарища». Но не из-за барских замашек. А в силу того, что, как писал поэт, «полковник наш рожден был хватом» – что-то попридерживал до поры до времени, где-то понапрасну не растрачивал. А тут и удача подвернулась!
Разведчики обуздали крупный караван вместе с весомой денежной кассой банды. Сумма оказалась – хоть курам на поклев давай (кстати, их в полку уже развели)! Дензнаки эти по приказу надо было сдавать в финчасть. Но кто ж от себя отрывать будет?! И расходовали оные трофеи на благие цели в общих интересах всей части. Так что момент для взятия примера со «старшего товарища» созрел наилучшим образом, и командир вызвал к себе своего заместителя по тылу, начальника продслужбы и командира разведроты. Поставил перед ними задачу:
– Завтра поедете на рынок и купите корову. Хотя они здесь и маленькие в сравнении с нашими, союзными, но, как говорится, на бесптичье и одно место – соловей. Пора начинать регулярно натуральными продуктами питаться. В данном случае – мо-ло-ком! – И сообщил: – А я ложусь в госпиталь. С желтухой, черт ее!.. Как купите, навестите меня и лично доложите.
Офицеры отнеслись к исполнению приказания со всем тщанием. Когда на местном рынке коровы, которых предложил им продававший их афганец, не показались им «очень уж молочными», они поехали выбирать живой товар в кишлак скотовода, благо это было недалече. Для охраны ротный организовал пару боевых машин с автоматчиками.
Только подъезжая к кишлаку, спохватились: а как же мы корову в полк доставим-то? В БТР она не влезет, в БМП – и подавно. Ротный предложил зацепить буксировочным тросом за рога и потянуть: «Добежит, куда денется!»
В кишлаке как узнали, что русские приехали отовариться целой коровой, возник стихийный праздник. А то! Редко в Афганистане, тем более вдали от «большой цивилизации» находились такие шикарные покупатели, которые за ценой не стоят. Им предоставили целое стадо: любая – ваша, не жалко! Долго оценивали ту, другую, третью, пока наконец не положили глаз на одну коровенку, которая отличалась наибольшим выменем. На нее в один голос указали и солдаты, что были родом из сельской местности и понимали толк в молочном животноводстве. С продавцом рогатых травоядных немедленно ударили по рукам.
Хотели уже было «паковать товар», как местный афганец, одноногий инвалид, предложил «богатым русским шурави» на оставшиеся деньги приобрести еще и… павлина. Птицу увечный предусмотрительно принес с собой. Как тут было не вспомнить знаменитого таможенника Верещагина из «Белого солнца пустыни», у которого по двору горделиво расхаживали пернатые красавцы, и обращенные к нему слова красноармейца Сухова: «Павлины, говоришь? Хххы!» «Хххы!» – сказали и наши покупатели и «махнули не глядя» и павлина!
Но если с «упаковкой» красавицы-птицы порешили быстро: в БТР ее, то с уводом-увозом главного приобретения возникли проблемы. Буксировочный трос полорогая скотина легко скидывала. Дехкане принесли веревку. Привязали корову к БТР и едва тронулись в путь (со скоростью похоронного марша), как животина показала, что она очень даже «не согласна» на такое насилие, и стала рваться в обратную сторону к своему стаду с хорошей лошадиной тягой. Но БТР все же был много мощнее, и четвероногая невольница просто падала и волочилась по дороге.
Зампотыл связался по радио с полком и поставил дежурному задачу срочно найти грузовой «Урал»: «И пусть он живо жмет к нам! Мы там-то и там-то».
Приехавшая через час машина, как по закону подлости, оказалась почти полностью загружена бочками и ящиками. С грехом пополам некоторую их часть рассовали по бронетехнике. Но после этого загрузить корову в «Урал» оказалось куда сложнее, чем в Ту-22!
Борта были корове выше рогов, а умения прыгать она была лишена от природы. Возникла срочная необходимость в досках-мостиках. Но дрова в Афганистане были большой редкостью и на рынке продавались на вес. Несколько найденных жердей оказались бесполезны: хозяин как-то не догадался загодя обучить свою корову эквилибристике. В конце концов  прибегли к единственному оставшемуся варианту: «мобилизованные» дехкане сообща с нашими солдатами связали животное, уже донельзя изнервированное, в десятки рук подняли и водрузили в кузов.
– Поехали! – по-гагарински сказал кто-то.
ОСОБЕННОСТИ ДОЕНИЯ
На следующий день в госпитале довольный зампотыл завершил доклад радостной вестью:
– А на оставшиеся деньги мы павлина купили. Представляете, афганцы павлинами питаются!..
– И вы что же, сможете проглотить хотя бы кусочек мяса такой красивой птицы? – удивился комполка.
– Не смогу, конечно, – поспешил заверить тыловик. – Пусть будет украшением нашего места отдыха возле офицерского бассейна.
– Добро.
Через пару дней, когда у коровы унялся стресс, решили провести первую дойку. Для осуществления оной вызвали солдат, выросших в деревне. Но тут выяснилось, что рогатая никого к себе подпускать не собирается – лягается. Пришлось вновь прибегнуть к методу «всей ордой»: был привлечен почти целый взвод пехоты для удержания животного. Но, несмотря на все усилия дояров, с которых по семи потов сошло, молока корова не плеснула ни капли. Ничего не дала она и в последующие дни.
А командир все взывал из госпиталя:
– Что, даже стаканчика больному не надоите?!
Зампотыл, днями обещавший, что «вот-вот», «завтра-послезавтра», теперь стыдился и извинялся от безнадеги:
– Ничего не могу понять, не доится, зараза! Наверное, очень сильно перенервничала после такого переезда…
ДЛЯ МОЛОЧКА НАДО БЫЧКА
Вернувшись к исполнению своих обязанностей, комполка провел собственное расследование. Выяснилось, что за «никчемное» теперь животное была заплачена тройная цена. А за «прикупленного по случаю» павлина переплатили почти в пять раз!
– Никому нельзя ничего доверить, все приходится делать самому. Я вам целый вещмешок денег дал! Мешок! – в ярости кричал «отец солдатам» и «враг нерадивым офицерам» на ту же троицу должностных лиц. – Как можно носить офицерские погоны и быть такими бестолочами?! Вы что, нормальную корову не могли выбрать? Вы русские люди или нет?! Да надо мной из-за вас вся дивизия смеяться будет!
Ткнув пальцем в грудь командира разведроты, полковник продолжал выплескивать праведное негодование:
– Этого хоть в училище стрелять учили, худо-бедно справляется, вон даже орден нацепил! Денег на корову в бою добыл. А ты… – командир перевел взгляд на начальника продслужбы, – тебя что, недоучили?! Я у тебя в столовой говядину на плакате в разрезе видел! Почему выбрали такую корову, от которой нет надоя?
Офицер, повинно глядя в пол, разумно не отвечал.
– А ты что? – метнул полковник гром и молнию по зампотылу. – Хвастался мне, что Ленинградскую академию «тыла без транспорта» с отличием окончил. Вы там что, животноводство не проходили, одних баб за вымя лапали? Или только козлов доили?!
Выпустив пар и немного придя в себя, подвел черту:
– Вот что, олухи царя небесного. Решение мое такое. Завтра берем танк, две боевые машины пехоты и едем в кишлак на разборки. Этого так оставлять нельзя!
Сказано – сделано! Въехав на громыхающем Т-62 прямо во двор афганского скотовладельца, набарыжившего на продаже коровы, командир с ходу закричал на него:
– Сын верблюда! Нет, это для тебя слишком лестно, ты – сын ишака! Скорпион! Кого ты решил обмануть? А?!
Афганец, враз лишившийся дара речи, в преддверии самого худшего рухнул перед советским офицером на колени. Комполка утер ладонью повлажневшие от эмоционального словесного выплеска губы:
– У меня к тебе несколько вопросов, и попробуй хотя бы на один из них дать не удовлетворяющий меня ответ. Первый. Что за корову ты нам подсунул?
Афганец воистину воззвал к обвинителю, как к самому Аллаху:
– Всевышний и всемилостивейший, я ни в чем не виноват! Твои люди корову выбирали сами. Они приказали построить все стадо и начали делать это… – и очень умело показал «это» на пальцах. Стало понятно, что офицеры линейкой измеряли вымя у каждой претендентки на покупку.
– Почему ты им ничего не подсказал?
– А они меня ни о чем не спрашивали, мой повелитель, – лепетал продавец.
– Ладно, принято. Тогда какой шайтан надоумил тебя продать моим людям одну корову по цене трех?
– О, видит Аллах, никакой! Они не торговались!
Комполка посмотрел на офицеров, которые при этих словах «ушли глазами» под каски, таким взором, что, если бы им можно было сразить, все трое тотчас повалились бы бездыханными. Торг на восточном рынке был не просто уместен – он был жизненно необходим! Шурави  нарушили многовековой уклад местной жизни!
– А теперь, басмач, у меня к тебе самый главный вопрос. Почему твоя корова без молока?
Афганец опять показал на руках:
– А молоко будет, когда теленок у нее появится. Мы молоко не пьем. Мы на коровах землю пашем.
Это была чистая правда и одновременно открытие для наших офицеров, которые, похоже, с пеленок были убеждены, что раз корова, значит, молоко у нее само собой появляется, без участия быка.
– Ладно, проехали, – успокоился грозный советский визитер. – Ближе к зиме заберешь свою телку обратно. За полцены! Нам ее все равно кормить будет нечем. Сам приедешь, уяснил?
– Так точно, товарищ гвардии полковник! – ответил афганец на чистом русском языке…
Через месяц проверяющие из Ташкента вальяжно «разминались шашлычком» на территории офицерского бассейна. Поблизости в тени гранатовых деревьев разгуливал павлин. Старшие офицеры, поныряв, поплавав, сидели в беседке, увитой виноградной лозой. Услышав мычание пасущейся недалеко коровы, гости очень удивились и попросили «свеженького молочка».
– У меня за это зампотыл отвечает, – не моргнув глазом проговорил полковник. – Давай неси.
Зампотыл метнулся в столовую, по пути пытаясь сообразить, откуда ж ему парного-то выцедить. А! Эврика! Живо растворив в трехлитровой банке сухое молоко, он сыпанул туда и ложку стирального порошка – для пены. И угодливо преподнес отдыхающим: мол, вот оно, свеженькое, только что выдоенное. Но, предвидя последствия, заботливо посоветовал гостям:
– Не рекомендую употреблять после спиртного.
Но те все же отважились «рискнуть здоровьем»: когда еще молочка от афганской коровки отведаешь? Хлебнули и… тут же стали отплевываться:
– У вас корова бешеная, что ли?!
– Особенности местного животноводства, – пожал плечами полковой тыловик, пояснив: – У них тут вся жизнь такая страшная, что это и на молоке отражается. – А про себя подумал: «Фу, пронесло… слава богу, не их – меня…»
Минск

Подпишитесь на нас Вконтакте

391

Похожие новости
06 ноября 2018, 06:40
29 октября 2018, 06:00
08 ноября 2018, 05:20
19 октября 2018, 07:40
26 октября 2018, 02:20
02 ноября 2018, 06:20

Новости партнеров