Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Охотничий инстинкт океанской «Щуки»

Засечь российский РТМК американцам удавалось только в надводном положении. Фото ВМС США
Более 11 тыс. морских миль оставила за кормой в одном из автономных плаваний в середине 1990-х годов атомная подводная лодка «Тамбов» проекта 671РТМК «Щука» Северного флота. Вместе с подводниками этот путь прошел и военный журналист, капитан 2 ранга запаса Сергей Васильев. Сегодня мы предлагаем читателям «НВО» фрагменты из походного дневника флотского корреспондента.
«КВАКЕРЫ»
Инженер гидроакустической группы БЧ-7 капитан-лейтенант Игорь Чугулев усилил звук, струившийся из динамика гидрофона, акустическая рубка «Тамбова» наполнилась громкими равномерными щелчками.
– Вот они – непонятные и таинственные «квакеры», – негромко сказал Игорь мне и начальнику медслужбы атомохода Стасу Непомнящему.
Щелк… Щелк… Щелк…
Как в счетчике Гейгера…
О «квакерах» подводники рассказывали еще в самом начале боевой службы: мол, еще в предыдущей автономке на рубеже Норвежского и Гренландского морей акустики засекли странные звуки. Явно придонного происхождения. Ни тогда, ни после объяснения им не нашли. На всякий случай нанесли их координаты на штурманскую карту. Когда же возвращались обратно, оказалось, что старых «квакеров» уже нет, но объявились новые, в точках, где их до этого не было. «Кваканье», то есть низкочастотное излучение звука, шло по какой-то замысловатой цепи, как в елочной гирлянде: один, другой, третий… но хаотично, без повторов предыдущих комбинаций. Попытались проследить эту цепочку, чтобы задокументировать на карте, – безрезультатно.
– Что же это такое? – обращаясь больше к самому себе, негромко спросил Станислав, любитель всего таинственного и непознанного.
– А бог его знает, – ответил Чугулев. – Вначале думали, опять шуточки наших заокеанских «коллег»: наподобие американской стационарной системы гидрофонов СОСУС. Но вряд ли. Глубины здесь около 2 тысяч метров. Даже если и поставить гидрофоны, то им необходимы мощные источники питания, а это, мыслю, даже для американцев слишком дорогое удовольствие. В общем, ерунда какая-то.
Вернувшись в каюту, я еще долго размышлял над услышанным в гидроакустической рубке, пытаясь построить собственные гипотезы. Говорят, человек – заложник своего воображения. Чем сильнее оно развито, тем крепче держит нас в своих тисках. В прочном корпусе подлодки воображение порождает самые невероятные домыслы, и зачастую случайное событие привязывается к какой-либо «примете». Может быть, именно это объясняет тот факт, что большинство подводников патологически суеверны.
«Квакеры» были, пожалуй, единственным необъяснимым явлением за всю автономку. Но в дальнем походе все же произошло несколько событий, которые в силу общепринятых суеверий подводников и стечений обстоятельств привнесли в нашу подводную жизнь наравне с героическим и смешное, и даже нечто… мистическое.
«БАНАНОВАЯ РОЩА»
На десятые сутки похода гидроакустики третьей боевой смены «зацепили» постороннюю субмарину. Есть контакт! Классифицировали: американская ПЛА типа «Лос-Анджелес». По всей видимости, идет в Баренцево море в полигон боевой подготовки Северного флота сменить лодку, находящуюся там на боевом патрулировании. Комфлотом установлен рубеж, на котором мы будем «пасти» возвращающуюся иностранную субмарину. Все предельно коротко и ясно.
Нельзя, конечно, сказать, что данное сообщение уж очень обрадовало экипаж. «Что-то ретиво мы начали, – заговорили острословы в лодочных отсеках, – чихвостим «гостей» прямо у собственных ворот. Нет, чтобы до «банановой рощи» добежать».
«Бананы» на сленге подводников – это североамериканские доллары. А «банановая роща» – весь Мировой океан, находящийся к западу от Баренцева моря с рубежа Нордкап-Медвежий. Как пересек этот досточтимый рубеж, началась оплата ратной службы подводников не только в рублях, но и в валюте.
Разумеется, каждому члену экипажа «Тамбова» хотелось поскорее заскочить в «банановую рощу», чтобы включился «долларовый счетчик». Но служба есть служба, и задача, поставленная вышестоящим командованием, развернула атомоход от «банановых» угодий. «Что ж, этого и следовало ожидать, – философствовали подводники, – закон бутерброда с маслом: всегда падает маргарином вниз».
Непродолжительная задержка перед «банановой рощей» стала главным предметом шуток и подначек в экипаже. Вот некоторые из них.
Разговаривают два «тамбовчанина»:
– Что-то у наших «кустов» (акустиков) слух прорезался, – говорит один.
– Угу! – соглашается второй. – Им бы в уши по «банану» вставить, чтобы нюх прорезался.
Акустиков к «благоразумию» призывали в стихах:
Не думай о «бананах» свысока.
Вернешься в базу, сам поймешь, наверное.
Пока ж свистят, как пули у виска,
Мгновения, мгновения, мгновения.
На «банановую» тему писали боевые листки, рисовали сатирические карикатуры и дружеские шаржи. Некоторые хохмачи даже навязывали экипажу свои советы бывалых: дескать, «бананы» лучше всего брать зелеными – выгоднее будет.
Однако вскоре «банановый» вопрос был снят. Другие дела, связанные с решением задач боевой службы, отодвинули его на другой план.
ОСОБЕННОСТИ ПОДВОДНОЙ «ОХОТЫ»
Они стоят того, чтобы о них узнать поподробнее. И в первую очередь запомните, «Лосы» на жаргоне североморского подплава – это американские многоцелевые атомные субмарины типа «Лос-Анджелес». Имея на борту по 12 крылатых ракет «Томагавк», они выходят на боевое патрулирование в Северную Атлантику. После модернизации «Лосы» стали патрулировать и в районах западного сектора Арктики.
Еще собираясь в автономку, из теоретического журнала ВМС США «Просидингс» почерпнул, что в настоящее время в составе Атлантического флота США находятся около 30 ПЛА типа «Лос-Анджелес». «Используя крылатые ракеты «Томагавк», – отмечало издание, – они смогут угрожать российским базам на Кольском полуострове, решать другие стратегические задачи».
– Ну, это мы еще поглядим, – пообещали «Лосам» подводники «Тамбова».
Как-то вечером зашел в рубку к акустикам. На вахте находился инженер гидроакустической группы (ГАГ) БЧ-7 капитан-лейтенант Леонид Рыженькин. Вдруг он зацепился взглядом за какую-то отметку, «выпрыгнувшую» на экране индикатора обзора, быстро подвел под нее «единичку» автоматического сопровождения (АСЦ) и прослушал цель на разных диапазонах (в динамике шумопеленгатора раздался звук, напоминающий крик косатки).
– Понятно, – облегченно сказал офицер, – биология моря. Акустика – наука относительная: редко когда можно со стопроцентной уверенностью судить о чем-либо, всегда все подвергается сомнению.
– И как же принять правильное решение? – поинтересовался я.
– Понимаешь, каждому кораблю, как человеку, присущи какие-то характерные черты, – начал объяснять вполголоса Леонид, подводя юркую «единичку» АСЦ то под одну, то под другую отметки, танцующие на экране. – По ним можно судить: надводная цель или подводная. Если подлодка, то атомная или дизельная. Вплоть до определения ее «национальности»: американская, английская или наша. Много информации дает акустический контакт, с его помощью при хорошем слухе легче классифицировать цель. Но если – что не редкость – получен приборный контакт, то здесь уже дело за вычислительной техникой: по дискретным составляющим она выдаст весь шумовой портрет подводного «соседа».
– Вроде бы и несложно, и все понятно, – заметил я.
– Может быть, – усмехнулся Рыженькин. – Только контакт – это дело случая, стечение обстоятельств, которые накладываются друг на друга. Ведь что такое лодка в океане? Это еще мельче, чем иголка в стоге сена. И вероятность того, что лодки встретятся в море, всегда ничтожно мала.
Замолчали. И пока я обмозговывал полученную информацию, не заметил, как Рыженькин, подведя «единичку» под какой-то бутылочно-образный всплеск на экране индикатора, внимательно, с азартным блеском в глазах вслушивался в «голоса» моря.
В следующее мгновение он уже докладывал в центральный пост:
– БИП. Акустик. Приборный и акустический контакт. По пеленгу… в дистанции… шум винтов. Обнаружена цель. Предположительно – подводная лодка!
В центральном посту – освещение по-боевому: лишь подсветка приборов и красный фонарь над постом рулевых-сигнальщиков, где на управлении вертикальными рулями восседал старший боцман старший мичман Артур Хаев. На своих местах в ЦП командир АПЛ капитан 1 ранга Михаил Иванисов, старпом капитан 2 ранга Александр Журавлев, командир БЧ-5 капитан 3 ранга Вячеслав Бузун, помощник командира подлодки капитан-лейтенант Алексей Немудров, командирские расчеты ГКП, БИП, штурманов, акустиков. Все остальные подводники моментально разбежались по боевым постам.
Хоть и темновато в ЦП, однако по голосам подводников, докладам, командам можно было представить, каким охотничьим азартом переполнялись их сердца и души в те минуты. Вспомнились слова инженера группы дистанционного управления главной энергетической установкой (ГЭУ) дивизиона движения БЧ-5 капитан-лейтенанта Александра Букина: «Романтика?! Она в центральном – у «люксов» (то есть в боевых частях штурманской, минно-торпедной, связи, радиотехнической), где иностранные лодки, погоня. Словом, подводная война. Там они видят реального противника, слышат его, идут на разные ухищрения, чтобы дольше продержать контакт, образно говоря, заставить чужую субмарину плясать под свою дудку. А у нас что? Пульт управления ГЭУ, то бишь реактором: никакой динамики. Сидим, смотрим на кнопочки, ключи, «блоки», выполняем команды из ЦП».
Но, вероятно, Саша все же поскромничал. В те мгновения, по-моему, весь экипаж «Тамбова» был заражен азартом погони, сладостным ощущением подводной борьбы, глубинного противостояния, торжественным чувством гордости за свой корабль.
После того как, всплыв на перископную глубину, доложили в штаб Северного флота о «добыче» и по приказанию оставили «Лоса» в покое, напряжение в ЦП несколько спало. Но блеск в глазах подводников остался таким же, каким он был и полчаса, и час назад. Все возбужденно обсуждали произошедшее.
Старпом, увидев меня возле боцмана, улыбаясь, сказал:
– Вот так и ловятся субмарины супостатов. И теперь она будет сматываться от нас, как за здрасьте! В очередной раз доказали, что не стоит перед заокеанскими «коллегами» так пресмыкаться и распинаться, как это делается сплошь и рядом. Если нужно, то и мы можем взять их за жабры.
Тут же посыпались реплики, что, мол, в Штатах подводники получают несравнимо больше нашего брата: за контакты с чужими лодками у них премии в долларах, а не баллы в замовском «Экране состязания боевых смен», хотя мы такие же люди, как и они.
– Вот и напишите обо всем этом, – посоветовал капитан 1 ранга Михаил Иванисов.
А капитан-лейтенант Сотский начал декламировать предполагаемый текст будущей статьи:
– В то время когда все прогрессивное человечество мирно посапывало носиками в пуховые подушки…
Капитан 2 ранга Журавлев, развивая тему, подхватил мысль Игоря:
– …суровые лица российских подводников, вышедших в мрачные глубины Северного Ледовитого океана на перехват противника, были освещены в ЦП скупым красным светом…
Резюме подвел «механик» капитан 3 ранга Бузун:
– Мужики, хватит! Еще немного, и я разрыдаюсь от восхищения самим собой…
СКОЛЬКО НУЖНО ДЛЯ СЧАСТЬЯ?
Решили с капитан-лейтенантом Мишей Пшениным обсудить, что подарим в день рождения нашему другу, начальнику медицинской службы атомохода старшему лейтенанту медслужбы Станиславу Непомнящему. На вопрос «Чего бы ты хотел?» Стасик – сама скромность – ответил: «Не знаю…» По этому поводу Мишка рассказал старый «врачебный» анекдот о профессиональном подарке заведующему отделением на днюху. Стас хмуро выслушал его и констатировал: «Прикалываетесь…» Затем, мол, на всякий случай, напомнил, что он не окулист и не гинеколог, а психофизиолог.
Этот разговор состоялся вчера, а сегодня мы сидим в Мишкиной каюте и, образно выражаясь, морщим с ним «репы». Придется, видимо, поскрести в наших автономочных сусеках. Сказано – сделано. На двоих набрался довольно-таки солидный подарок: книжка «Традиции и обычаи царского военно-морского флота» из серии «Вахтенный журнал», крем для бритья Gillette, блокнот-«шестидневка» с авторучкой и открытка с изображением АПЛ. В ней написали: «Дорогой Стас! Поздравляем с днем рождения. Желаем крепкого здоровья и огромного личного счастья. Помни, что скромность украшает человека, но сокращает его жизнь. Твои друзья. Гренландское море, глубина… метров».
Непомнящий сказал, что беречь эту открытку будет всю свою жизнь. Утром он уже распаковал подарки от жены и родителей, которые ему передали перед автономкой. В конвертах оказались поздравления, томик стихов «Русский романс», а также наклеечные «звездочки», различные мордашки – ими «док» сразу же оклеил секретер. И после этого в его каюте воцарилось ощущение праздника, хорошего волнующего настроения.
Господи, как же мало нужно человеку для счастья в прочном корпусе подводного атомохода!

Подпишитесь на нас Вконтакте

743

Похожие новости
13 сентября 2021, 16:00
15 сентября 2021, 11:40
29 июля 2021, 20:20
09 сентября 2021, 21:00
16 сентября 2021, 22:00
04 августа 2021, 22:40

Новости партнеров