Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Объект 326: самоходная гаубица «Шайба»


Экспериментальная самоходная артиллерийская установка "объект 327" (фото из архива Bars501, http://militaryrussia.ru/forum/)

История и комментарии от автора


Я, Тупицын Н.М., автор и инициатор работ по схеме САУ «Шайба» с вынесенным за пределы обитаемого бронированного объёма орудием.

«Шайба» — это не официальное название изделия. Это его кличка, которую оно получило от работников опытного цеха при сборке экспериментального образца. Это изделие изготавливалось для проверки новой схемы САУ в процессе выполнения научно-исследовательской работы по теме «скорострельность». Это инициативная работа предприятия. Поэтому изделие имеет лишь заводской индекс — «объект 326». Официальное название изделие получает, когда разработка ведётся по техническому заданию заказчика.




Цилиндрическая форма башни (точнее, это лафет орудия и бронезащита укладки выстрелов) была обусловлена формой карусельной укладки. 46 снарядов и зарядов размещались попарно в едином барабане, вращающемся на одном двухрядном погоне. Эта схема не имеет башни как таковой. Командир, оператор и водитель размещаются в бронированном корпусе самохода. Орудие, боеукладка и механизм заряжания выполнены в едином узле, работающем в автоматическом режиме, обеспечивая круговой обстрел.

Это своего рода револьвер большого калибра.

Несмотря на то, что эта работа была закрытой, сегодня в Интернете много публикаций и отзывов.

Видимо, поэтому много искажений и недостоверных фактов и грязи:

«Как ты мог соорудить такого урода? Видимо, потому, что у тебя такая фамилия».

Я думаю, что в данном случае «тупица» не Тупицын, а тот, кто не смог понять суть и значение схемы «Шайба» в работах по совершенствованию самоходной артиллерии.

Я считаю своим долгом довести до читателя истинную, достоверную информацию по работе над проектом САУ «Шайба», осветить все аспекты и проблемы этой работы. Сегодня с этой работы, а также с фотоматериалов по этой работе снят гриф секретности.

Отрицательные отзывы спровоцировала первоначальная недостоверная информация по этой работе в Интернете. Заблудились в трёх соснах (в двух изделиях — 326 и 327). Мне подменили младенца. Я не являюсь автором объекта 327 и не имею никакого отношения к представленной фотографии объекта 327. Моя работа — объект 326.

Работа по схеме «Шайба» проходила в жёсткой борьбе со сторонниками так называемой классической схемы, когда казённая часть орудия размещается в башне, где находится экипаж. Нетрадиционные решения, заложенные в компоновке, пугали моих оппонентов труднопреодолимыми проблемами. У них не было желания брать на себя ответственность за решение сложных задач.

Эта работа никогда не была приоритетной для КБ, она не имела одобрения и поддержки руководства конструкторского отдела, а выполнялась как инициативное предложение одного человека. Для неё была бы более подходящей кличка «Золушка», так как она не была родной дочкой ни для Ефимова Г.С., ни для Томашова Ю.В.

Я выражаю признательность и благодарность заместителю главного конструктора Авксёнову И.Н. Без его роли в работе по схеме «Шайба» не могло быть и речи об изготовлении макетного образца. С его помощью была открыта научно-исследовательская работа «скорострельность», на средства которой изготавливался экспериментальный образец. Вся чертёжная документация и служебные записки в цех для изготовления подписаны его рукой.

История схемы САУ «Шайба» очень длинная и сложная. Её компоновка была выполнена мной в 1970 году. Это была неплановая работа и не работа по техническому заданию заказчика, а моё частное инициативное предложение.



Первый разговор по этой схеме с главным конструктором Ефимовым Г.С. закончился тем, что он предложил мне переговорить с Ф.Ф. Петровым по поводу необычного размещения орудия (мы тогда работали на Уралмаше в одном здании с КБ Петрова). Несмотря на то, что Фёдор Фёдорович не усмотрел в таком размещении орудия никакого «криминала», отношение к схеме главного не изменилось, а мне стало ясно, что дорога к цели будет длинной и без изготовления функционирующего макетного образца мне не удастся никого убедить в реальности осуществления такой схемы. Дальнейшие работы по схеме проводились, можно сказать, подпольно, вне основного плана моего отдела специального оборудования (возможности которого очень скромные), и в итоге эта работа длилась 15 лет – до изготовления в металле объекта 326.

Если бы мне удалось в то время получить поддержку главного, была бы совсем другая история в разработках самоходной артиллерии.

Я полностью согласен с фразой в статье из интернета по САУ «Шайба»:

«Возможно, войдя в серию, она смогла бы изменить облик самоходных артустановок всего мира».

Мой отдел специального оборудования был сформирован в 1969 году для решения очень срочной и важной проблемы, возникшей в ходе выполнения проекта «Акация» при сборке первого опытного образца. В разработке механизированной укладки снарядов была допущена очень серьёзная ошибка в кинематике транспортёра, в результате чего узел оказался неработоспособным. Возникла реальная ситуация срыва постановления ЦК и Совета Министров. Для поиска решения этой проблемы привлекались даже специалисты других танковых предприятий.

Перспективы вытащить из воды за волосы такую схему было очень мало. Поэтому в первую очередь мне нужно было найти терапевтические рецепты сохранения существующей компоновки без изменения основных узлов корпуса и башни САУ. Эта задача завершилась разработкой и принятием на вооружение модернизированного изделия 2С3М «Акация».

Именно в результате этой работы возникла схема «Шайба», именно поэтому она базируется на боекомплекте гаубицы Д-20. Сам бог велел ей быть следующей модернизацией «Акации». При реальных сроках разработки, изготовления и испытаний она могла быть принятой на вооружение уже в 1980 году. Но всё пошло не так. Это было моё первое и, к сожалению, не последнее поражение.


152-мм гаубица Д-20 ВМС ВСУ (фото МО Украины)

Совсем другая история могла быть и в том случае, если бы удалось изготовить макетный образец на 1-2 года раньше, у меня была бы на руках козырная карта в борьбе с оппонентами, когда решалась судьба компоновки САУ «Мста-С» на совещании у замминистра МОП т. Захарова М.А.

Своё отношение к работе по схеме САУ «Шайба» главный конструктор «Уралтрансмаша» Томашов Ю.В., сменивший на этом посту Ефимова Г.С., в своей книге «Годы побед и тревог» изложил следующим образом:

«В процессе разработки технического проекта продолжались поисковые работы по выбору ходовой части шасси, были разработаны варианты открытой установки орудия, в последующем был даже сделан макетный образец последнего (разработчик Н.М. Тупицын). Вокруг этой идеи было много споров. С первого взгляда вариант, предложенный Н.М. Тупицыным, обладал целым рядом преимуществ — выигрыш в весе, простота механизма заряжания и другие. Но когда вникли глубже, то вскрылся ряд труднопреодолимых проблем. Прежде всего — устойчивость изделия из-за большого плеча передачи силы отдачи при кормовом расположении орудия; функционирование боеприпасов в укладке и при заряжании; незащищённость боевого отделения. Поэтому было принято решение о продолжении работ по классическому башенному варианту. Н. М. Тупицын, настойчивый, эмоциональный человек, не согласился с таким решением. Он ознакомил со своей идеей главного конструктора артчасти «Мста-С» Г.И. Сергеева, который, не зная наших доводов и возражений, посчитал этот вариант очень привлекательным (что и было таким, на первый взгляд). Он поддержал идею Н.М. Тупицына, доложив обо всём руководству министерства. Предложение рассматривалось сначала у начальника главка, а затем, по поручению министра, — у замминистра М.А. Захарова. Учитывая серьёзность наших возражений, выбора конкретного варианта не было произведено. Было принято решение об изготовлении макетного образца на шасси танка Т-72 и его испытании. КБ завода «Баррикады» было выдано ТЗ на разработку артчасти для варианта открытого расположения орудия. Мы получили два танка Т-72, разработали чертежи макетного образца, которые предусматривали удлинение корпуса танка на 650-700 мм. Вварили в разрезанный корпус листы, изготовили башню и механизм заряжания. Но артиллерийскую часть завод «Баррикады» так и не поставил. Г.И. Сергеев только при разработке чертежей на этапе макета понял, что они столкнулись с непреодолимыми проблемами, и тогда отказался от этого варианта».



САУ 2С19 Мста-С на танковом биатлоне в Алабино в 2013 году (фото Виталий Кузмин https://www.vitalykuzmin.net)


«Но дело надо было доводить до конца. Взяли артчасть 2АЗЗ от «Акации» и доработали её для установки на макет. Собрали, провели испытание, но, учитывая, что баллистика 2АЗЗ значительно ниже, чем у создаваемой СГ «Мста-С», не смогли провести исследование в необходимом объёме. На том же макете, доработав, испытали артчасть 2А37 от СП «Гиацинт-С». После первых выстрелов убедились, что эта схема не годится. Устойчивость изделия плохая в связи с большим опрокидывающим моментом, воздействующим на крепление башни к погону, разрушено болтовое крепление. Более того, дополнительные проработки показали, что при использовании дальнобойного заряда в удлинённой пластмассовой гильзе компоновка изделия вообще не получается. Поэтому продолжили работу над классическим вариантом. И спустя много лет стало совершенно очевидно, что, если бы мы по первым впечатлениям выбрали открытый вариант, создание «Мсты-С» состоялось бы намного позже, либо не состоялось вообще».


Прошу обратить внимание на фразу «более того, дополнительные проработки показали, что при использовании дальнобойного заряда в удлинённой пластмассовой гильзе компоновка изделия вообще не получается».

В эту тупиковую ситуацию мы загнали себя сами, когда сделали свой выбор использовать для «Мсты-С» заряды гаубицы Д-20, а для увеличения дальности стрельбы — разработать заряд в пластмассовой гильзе, увеличенной на 200 мм. Такое решение было разумным только с одной стороны.

Это был не лучший выбор направления разработок «Мсты-С». Если бы в то время мы отказались от гильзы, сегодня не было бы необходимости разрабатывать САУ «Коалиция», она была бы уже на вооружении нашей армии на месте «Мсты-С» и, вполне возможно, что в образе САУ «Шайба», если бы получила поддержку руководства КБ.

Быстро сделать можно дитя, а новое изделие нужно прежде всего разработать и затем изготовить.

После совещания у замминистра оборонной промышленности Захарова М.А. в 1984 г. выпустили рабочие чертежи и изготовили экспериментальный образец уже в 1985 г. Очень легко и быстро удалось решить «непреодолимые проблемы»? Работа по теме «скорострельность» продолжалась в течение пяти лет, до момента изготовления макетного образца, а разработка узлов и механизма заряжания проводилась ещё раньше.

Артчасть 2А33 от «Акации» доработать для установки на экспериментальном образце невозможно. Для изготовления орудия использовались лишь отдельные узлы прицепной гаубицы Д-20.

Очень странно, почему артиллерийское КБ «Баррикады» не смогло, а Тупицыну Н.М. удалось разработать необходимое орудие, которое без замечаний прошло испытания?

Непонятно, с какой целью искажены события, изменена их хронология и создана такая легенда — «сказка», не соответствующая реальным событиям работ по САУ «Шайба». В моей памяти другая история.

При подготовке к первой встрече с главным конструктором артчасти Сергеевым Г.И., которая состоялась в г. Свердловске, главный конструктор «Уралтрансмаша» Томашов Ю.В. принял решение представить Сергееву Г.И. для рассмотрения только компоновку САУ, выполненную в отделе перспективного проектирования по классической схеме. В этой ситуации я вынужден был нарушить субординацию и ознакомить Сергеева Г.И. с компоновкой по схеме «Шайба» во внеурочное время. Схема ему понравилась. Я не имею информации о том, чтобы он когда-то отказался от неё. Мне известно другое: в дальнейшем Сергеев Г.И. обвинял нас в некомпетентности как головного разработчика САУ «Мста-С», и в министерстве оборонной промышленности поднимал вопрос о передаче ему полномочий головного разработчика. Мне неизвестны причины таких действий Сергеева Г.И. Я не участвовал в этих совещаниях. Могу лишь предположить, что он был недоволен выбором направления разработок по классической схеме САУ.

Сергеев Г.И. не был инициатором совещания по схеме «Шайба» в министерстве оборонной промышленности. Это совещание с участием всех соразработчиков состоялось по моему письму в адрес министра оборонной промышленности с просьбой изменить направление разработок.

В результате обсуждения этой проблемы у замминистра оборонной промышленности т. Захарова М.А. никакого решения об изготовлении макетного образца САУ «Шайба» с орудием завода «Баррикады» принято не было. Не было от нас и технического задания для КБ завода «Баррикады» на разработку такого орудия. Они не проводили такие разработки, так что встретиться с «непреодолимыми проблемами» у них не было возможности. К тому же в этот период времени они уже были заняты разработкой орудия для «Мсты-С» по классической схеме компоновки О каких проблемах идет речь, непонятно. Боеукладка и механизм заряжания – это наши узлы, наша забота, а они находились уже в производстве опытного цеха. Решение об изготовлении экспериментального образца было принято мной ещё в 1970 году, а все последующие годы я шёл к этой цели.

Это совещание имело лишь один эффект – была поставлена точка в единоборстве «Шайбы» и классики. Поставлен крест на продолжение работ по схеме «Шайба» в проекте «Мста-С», но не потому, что были серьёзные возражения или технические проблемы, а потому, что работы по выполнению технического проекта зашли так далеко, что вернуться в исходную точку и начать всё с нуля было уже не возможно. Срывать сроки исполнения постановления ЦК и Совета министров в те времена не практиковалось.

Замминистра т. Захаров М.А. поддерживал моё предложение, но помочь мне ничем уже не мог, а, закрывая совещание, с огорчением сказал: «Ну, вот к чему пришли…»

Информация в статье из Интернета об изготовлении двух образцов 326 и 327 по схеме «Шайба» ошибочна. Как такового САУ «объект 327» не существует. В музее завода стоит «объект 326», доработанный под установку орудия, предназначенного для САУ «объект 327».

«Объект 326» изготавливался на средства, выделенные министерством оборонной промышленности для научно-исследовательской работы по теме «скорострельность», которую я вёл.

Так как это была нировская работа, в ней не участвовали разработчики орудия. Мне пришлось выполнять компоновку орудия для экспериментального образца с использованием основных узлов прицепной гаубицы Д-20 – ствола, казённика с клином, накатника и тормоза отката. На оси цапф был размещён механизм заряжания, захватывающий одновременно снаряд и заряд из барабана укладки и одним движением выводящий их на ось канала ствола на всех углах возвышения.





Экспериментальная самоходная артиллерийская установка "объект 327" в музее "Уралтрансмаша" (фото из архива dizel153624, rcforum.ru)


Такая система была изготовлена и установлена на макетный образец, на котором в цехе были проведены стендовые испытания всей системы заряжания, а на полигоне проведены стрельбовые испытания всего изделия.

Поставленная цель (создание функционирующего макетного образца) была достигнута, но очень поздно. Это максимум, который мне удалось достичь при работе в КБ «Уралтрансмаша» до того момента, когда я оказался в списке по сокращению штатов. Однако у меня нет сомнения в том, что к этой схеме в той или иной форме придут другие. Схема имеет неоспоримые преимущества. Вынесенное за пределы боевого отделения орудие при качании на оси цапф не отнимает полезные бронированные объёмы, что позволяет уменьшить вес (—4 т) и габариты САУ. У схемы нет проблемы загазованности и вентиляции боевого отделения при стрельбе, отсутствуют механизмы улавливания и выброса стреляной гильзы. У неё простейшая схема заряжания, в которой лишь два движения: поворот барабана боеукладки и поворот лапы со снарядом и гильзой на угол оси канала ствола. Такая схема позволяет сократить вдвое время цикла заряжания и улучшить главный показатель САУ – скорострельность.

В конструкции САУ отсутствует механизм крепления ствола и башни «по-походному», а также такой сложный, тяжёлый и очень трудоёмкий в изготовлении узел, как бронемаска орудия и рамка башни, в которой качается орудие.

Боеукладка САУ «Шайба» — это барабан с отверстиями для снарядов и гильз. Это даже не узел, это большая деталь. Для сравнения: у САУ «Мста-С» две сложнейших боеукладки конвейерного типа, где обще количество деталей – цифра с четырьмя знаками.

Эти преимущества схемы «Шайба» позволяют создать компоновку изделия с наилучшими показателями по весу, габаритам, трудоёмкости изготовления и надёжности работы. Наглядным пособием здесь могут служить фотографии САУ «Шайба» и САУ «Мста-С».

Принятая на вооружение «Мста-С» — это монументальное, тяжёлое, обрюзгшее изделие, оно не имеет спортивной формы, которую должны иметь все виды вооружения.

В информации из Интернета к работам по схеме «Шайба» приписаны доработки базы самохода, его ходовой части. Такие работы действительно были, но они проводились в рамках проекта «Мста-С» для того, чтобы воспринимать более высокий импульс выстрела.

Для изготовления экспериментального образца были использованы «бэушные» танк Т-72 и прицепная гаубица Д-20. Корпус танка Т-72 пришлось доработать – разрезать в средней части корпуса и вварить вставку 700 мм для того, чтобы разместить карусельную боеукладку большого диаметра.

Для экспериментального образца, с баллистикой Д-20 не было никакой необходимости дорабатывать ходовую часть танка для устойчивости при выстреле. Это подтвердила стрельба на полигоне на полном заряде и при самых неблагоприятных углах ствола орудия.

В публикациях в Интернете написано, что проблемы автоматики заряжания имелись у обоих опытных экземпляров «объекта 327», в обоих случаях возникали неполадки при подъёме боеприпасов и их досылании, что я предпринимал усилия для устранения этих недостатков и что мне наступала на пятки разработка новой перспективной САУ «Мста-С». Это домыслы, фейковая информация. У «объекта 327» нет механизма заряжания,, поэтому не могло быть проблем.

Испытания «объекта 326» не выявили проблем, которые бы требовали доработки конструкции.

Компоновка САУ «Мста-С» выполнена по классической схеме танка времён Второй мировой войны. Сегодня такая схема для компоновки самоходной гаубицы не может быть перспективной по определению. «Мста-С» отличается от САУ «Акация» дальностью стрельбы, а дальность стрельбы увеличивается за счет увеличения объема пороха и длины ствола. Такая схема разработки новых самоходных установок наиболее простая, но здесь слово «перспективная» неуместно.

Описанные в Интернете проблемы больше похожи на те, которые у меня были позже при сборке первого опытного образца САУ «Мста-С» в механизме заряжания, где очень сложный и длинный путь элементов выстрела из боеукладок до оси канала ствола.

Хочу особо подчеркнуть: в механизме заряжания САУ «Шайба» не было никаких проблем, отказов и доработок. Об этом свидетельствуют сохранившиеся акты испытаний.

Утверждение в статье из Интернета об отсутствии на экспериментальном образце бронезащиты казённика недостоверны. Люлька орудия изделия 326 выполнена из броневой стали. Она защищает все узлы автоматики открывания – закрывания клина и механизм заряжания с находящимся там снарядом и зарядом на всех углах возвышения ствола. Кроме того, на крыше башни имеются дополнительные листы, защищающие всю траекторию движения механизма заряжания.

Работы по изделию 327 проводились позже, её инициатором был зам. главного конструктора И.Н. Авксёнов. Работа выполнялась совместно с артиллеристами «Мотовилихи». Целью этой работы была установка орудия «Гиацинт» по схеме САУ «Шайба»

Компоновку изделия выполнял Панфилов И.М.. Я в этой работе не участвовал, так как считал, что «Гиацинт-С» — это лучшее изделие нашего завода. Нет необходимости изготавливать новое изделие ради улучшения одного показателя по круговому обстрелу. Кроме того, мне были понятны проблемы, с которыми встретятся разработчики боеукладок и механизма заряжания. Именно на этом препятствии они споткнулись и была закончена работа по объекту 327.

Камнем преткновения в разработке такой схемы была несоразмерная снаряду длина заряда в гильзе (900 мм). САУ «Гиацинт-С» — это пушка. Её орудие должно иметь высокую скорость снаряда, чтобы получить максимальную дальность стрельбы и бронепробиваемость. У пушки и гаубицы свои цели, свои задачи. Это совершенно разные изделия. Для компоновки таких изделий должны быть и свои компоновочные схемы. Не следует пытаться создать гибриды. Автомобиль «амфибия» — это плохой автомобиль и плохой катер. Здесь получится то же самое: громоздкое, тяжёлое, сложное и дорогое изделие.

Расторопность «Мотовилихи», изготовившей и приславшей на наш завод орудие для 327-го объекта, поставила нас в неудобное положение: у нас не было не только изготовленного изделия, но и законченной компоновки, но был уже испытанный действующий экспериментальный образец 326. Поэтому было принято решение установить на 326 объект вместо орудия с баллистикой Д-20, орудие с баллистикой «Гиацинт». Я возражал против этого решения – такие испытания не имели смысла. Импульс выстрела «Гиацинт» воспринимает опорная плита. В данном случае можно было посмотреть, как будет прыгать самоход и что при этом выйдет из строя. Для такого неразумного решения я не могу подобрать подходящих слов.

Мне обещали, что после испытания стрельбой орудие с баллистикой Д-20 будет возвращено на своё место. Однако этого не произошло. Это орудие было утилизировано. А на макетном образце 326 осталось орудие «Гиацинт».

Функционирующий экспериментальный образец превратили в инвалида. В этом виде он не имеет самые важные узлы – боеукладку и механизм заряжания. Это изделие, где диспропорции видны невооруженным глазом. Такое изделие можно лишь демонстрировать (показывать, как не нужно делать). Горько смотреть, как твоё дитя стоит в музее в изуродованном виде!

Работа по объекту 327 не способствовала развитию и совершенствованию схемы САУ «Шайба», а наоборот сыграла лишь роковую роль в её истории. Изюминка проекта «Шайба» — орудие и очень простой, малогабаритный и надежный в работе, захватывающий непосредственно из боеукладки снаряд и гильзу механизм заряжания, — утилизирована. Уничтожены результаты многих лет работы отдела специального оборудования и доказательства возможности реализации в жизнь схемы «Шайба». Не могу представить себе состояние человека, у которого поднялась рука подписать акт на утилизацию орудия с механизмом заряжания. Очень хочу, чтобы утилизированное орудие с механизмом заряжания было изготовлено и установлено на макетный образец 326, восстановлена его функциональность.

В 80-х годах, потерпев поражение в борьбе с оппонентами при решении вопроса выбора схемы САУ «Мста-С», я, так сказать, сложил оружие и попросил перевести меня в отдел гражданской продукции, т. к. посчитал, что нет смысла продолжать борьбу, если нет единого мнения с главным конструктором. Если говорить откровенно, мы не были единомышленниками, мы были очень далеки друг от друга по взглядам и принципам конструирования, мы скорее мешали друг другу.

Сегодня я не могу считать своё решение разумным. Нужно было продолжать борьбу за схему. За прошедшие с той поры три десятилетия можно было решить немало даже трудных задач.

В 90-е годы окончательно решилась судьба схемы. Я, пенсионер, попал в список по сокращению штатов. Работа по схеме «Шайба» ушла в историю как неосуществлённая мечта одиночки, не получившего поддержки руководства. Но очень не хочется, чтобы мои намерения в дальнейшем были втоптаны в грязь всякими небылицами и домыслами о непреодолимых препятствиях схемы, а работа в этом направлении не получила продолжения.


«Коалиция-СВ» отправились в Москву для участия в параде. 2020 год

Компоновка нового изделия САУ «Коалиция» выполнена научно-исследовательским институтом.

Это закономерный итог консервативной работы руководства конструкторского отдела и администрации завода «Уралтрансмаш», упустивших из своих рук инициативу по совершенствованию самоходной артиллерии.

Объект 326 — это первая компоновка такой схемы. Она имеет очень большой резерв для дальнейшего совершенствования.

К примеру, можно уменьшить боекомплект, уменьшить диаметр барабана, чтобы опустить боеукладку на 600 мм вниз между бортами корпуса до днища самохода. При этом уменьшится габарит по высоте и опустится центр тяжести изделия. Уменьшение возимого боекомплекта может быть компенсировано разработкой для самоходной гаубицы прицепа с возимым боекомплектом.

На экспериментальном образце «объект 326» размещение оси цапф за пределами диаметра карусельной боеукладки было продиктовано необходимостью автоматического выброса стреляной гильзы. В процессе выстрела автоматически открывается люк на задней стенке бронированного кожуха люльки орудия. Гильза выбрасывалась клином за пределы корпуса изделии, без дополнительных механизмов для выброса.

Отказавшись от размещения зарядов в гильзе, можно изменить схему размещения орудия относительно боеукладки таким образом, чтобы направление силы импульса выстрела проходило через центр тяжести САУ. А это значит, что изделию не нужна будет опорная плита и другие средства для нормальной устойчивости при выстреле. Импульс выстрела будет воспринимать, и гасить подвеска самохода.

Тех, кого пугают проблемы устойчивости САУ «Шайба» при выстреле, хочу успокоить: прицепные гаубицы, в том числе и «Мста-П», имеют откидные лапы, нет никаких проблем с установкой на самоходках откидных гидравлических упоров с функциями тормоза отката. Подобная проблема была решена ещё в 1930-х годах на железнодорожных орудиях большого калибра, которые участвовали в Великой Отечественной войне.

Для макетного образца САУ «Шайба» возможен также вариант размещения откидной лапы непосредственно на оси цапф орудия, через которую импульс выстрела будет уходить на грунт на всех углах по горизонту.

Еще раз подчеркну, что схема «шайба» не имеет непреодолимых проблем. Все проблемы решаемы. Исключение только одно: решать их могут не все.

Отказ от размещения зарядов в гильзе поможет упростить и роботизировать компоновку самого важного узла: орудие, механизм заряжания, боеукладка; снимет препятствия по увеличению дальности стрельбы схемы «Шайба». А главное — поможет решить актуальную, на сегодня, проблему разработки автоматического формирования нужного заряда гаубицы во время стрельбы.

В работах по совершенствованию самоходной артиллерии не должно быть места такому подходу, когда от решения труднопреодолимых проблем уходят на позиции по образу и подобию. У конструктора на вооружении должна быть выдержка и упорство. Нельзя сдаваться. Нужно искать решения труднопреодолимых проблем.

Я не располагаю информацией по боеукладкам, механизму заряжания и зарядам САУ «Коалиция». Считаю, что цилиндрическая форма элементов заряда принесёт разработчикам немало хлопот.

В своё время я проводил с разработчиками зарядов научно-исследовательскую работу по шарообразным элементам зарядов и видел дальнейшее совершенствование артиллерийских систем в этом направлении. Однако нельзя зацикливаться только на форме порохового заряда удобной для разработки механизмов заряжания. Необходимо проводить более фундаментальные исследования по увеличению энергоёмкости зарядов, используя современные достижения науки и новые технологии, вплоть до ядерных.

2020 год для схемы САУ «Шайба» — юбилейный. Исполняется 50 лет с момента её рождения. Солидный возраст – ей бы стоять уже на вооружении нашей армии. А её единственный экспериментальный образец стоит в заводском музее, изуродованном установкой орудия «Гиацинт». Это не то изделие, на разработку и изготовление которого я потратил 15 лет.

Печальная история – тяжёлая судьба экспериментального образца. Схема, претендующая на роль привлекательной и перспективной с первого взгляда, оказалась никому не нужной 50 лет со второго взгляда.

Так и хочется задать вопрос: кто виноват? И что делать? Могу лишь однозначно сказать, что причина остановки работы по схеме «Шайба» в 1985 году только одна: она была снята с рассмотрения с «диагнозом» наличия в ней непреодолимых проблем, других причин не было. Давайте хотя бы сегодня разберёмся в том, является ли эта схема привлекательной и перспективной или это путь, где головная боль и нерешаемые проблемы. За 50 лет мы смогли освоить космос. У нас была возможность за это время решить земные проблемы схемы «Шайба», но этого не произошло. Я очень сожалею, что не смог закончить эту работу.

* * *


Поводом для написания мной истории работ по САУ «Шайба» были публикации в Интернете, искажающие истинную картину событий. Я не могу оставить без ответа такие обстоятельства. Не могу позволить исказить мои поступки и работу. Описанная история — это скорее мемуары, годы работы, моё обращение к потомкам. Я надеюсь, они не будут ждать, когда появятся подобные машины у наших противников, а сделают раньше других то, что не удалось осуществить мне.

Согласен с мнением, что нехорошо выносить сор из избы, обнародовать внутренние конфликты в средствах массовой информации, но еще хуже умалчивать о них, скрывать малоприятные факты. Истории нужна достоверная информация, а не ложь и чьи-то фантазии. Потомки сами разберутся, что было хорошо, а что плохо. Им будет виднее, время покажет.

Я никогда и нигде не говорил о разногласиях с руководством КБ, наоборот, пытался сгладить острые углы даже на совещании у Захарова М.А. Открывая совещание и представляя мне слово, Захаров М.А. сказал, что в конструкторском отделе «Уралтрансмаша» возник конфликт. Поэтому мне пришлось прежде всего сказать, что это не конфликт, а рабочая ситуация по выбору направления разработок.

Конфликтный фон описанной истории кому-то может показаться кляузой. У меня нет такой цели. У этой публикации одна цель — сдвинуть с места остановленную в 1985 году работу по схеме «Шайба», а печальная история этой работы пусть будет поучительным примером для потомков. Я не могу согласиться с тем, что написанную мною историю САУ «Шайба» следует иположить под сукно на территории моего завода. Эта история — не для внутреннего потребления. Она должна быть доступна всем, а не только узкому кругу читателей. Это история не только машины, это и история человека. Сегодня у меня нет возможности обсуждать проблемы самоходной артиллерии и тем более я никоим образом не могу повлиять на проблему финансирования этого направления разработок. У меня лишь один способ — через средства массовой информации найти сторонников в среде структур власти, чтобы сдвинуть эту работу с места.

То, что когда-то было сделано, сегодня исправить уже невозможно. Эти события уйдут в историю, а схема «Шайба» всё же сможет занять своё место в рядах вооруженных сил нашей армии.

Я верю в это и желаю успехов тем, кто закончит эту работу.

P. S. Хорошие новости: в ходе обсуждения этой публикации я встретил понимание и поддержку нового руководства конструкторского отдела и завода. Возможно, я увижу продолжение истории САУ «Шайба».
Н.Тупицын

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

313

Похожие новости
03 апреля 2020, 06:40
02 апреля 2020, 19:20
03 апреля 2020, 20:00
04 апреля 2020, 07:20
02 апреля 2020, 06:00
03 апреля 2020, 06:40

Новости партнеров