Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

О точности стрельбы в Ютландском сражении (часть 2)


Флагман Хохзеефлотте — "Фридрих дер Гроссе"


Рассмотрев точность стрельбы линейных крейсеров обоих противников, перейдем к линкорам. К сожалению, имеющиеся в источниках сведения о дредноутах Гранд Флита и Хохзеефлотте значительно менее подробны и не позволяют сделать анализ в разрезе каждого корабля. Тем не менее, какие-то выводы можно получить и из имеющихся данных

Изучив описания попаданий в каждый отдельный корабль англичан, получим следующее (в таблице представлены наименования британских кораблей и попадания в них с линкоров и линейных крейсеров немцев)




Согласно представленным в ней данных, количество попаданий в британские корабли несколько выше общепринятого (по Пузыревскому) значения. Это связано с тем, что, согласно подробным описаниям Муженикова, в «Малайю», «Лайон», «Тайгер» и «Принцесс Ройал» попало на один снаряд больше, чем указывает Пузыревский, а кроме того, у последнего не учтено попадание в «Нью Зиленд» с «Фон дер Танна». В соответствии с вышесказанным, в английские корабли попал не 121, а 126 крупнокалиберных снарядов, в том числе 69 с линейных крейсеров (при допущении, что в «Куин Мэри» было 15 попаданий) и 57 — с линейных кораблей.


С учетом того, что германские дредноуты в Ютландском сражении израсходовали 1 904 снаряда, 57 попаданий дают 2,99% от общего числа выпущенных снарядов, но следует учесть один весьма немаловажный нюанс. Дело в том, что из 57 учтенных попаданий 15 пришлось на долю броненосного крейсера «Блэк Принс», а с ним приключилась вот какая история.

С наступлением темноты броненосный крейсер, по всей видимости, заблудился и, пойдя отдельно от остального флота, наткнулся на колонну дредноутов Флота открытого моря. Вероятно, на крейсере посчитали, что видят свои корабли, иначе никак нельзя объяснить, почему «Блэк Принс», обнаруженный «Тюрингеном» и «Остфрисландом» на дистанции меньше мили (всего 8 кбт) продолжал сближаться с немцами. По нему ударили сазу несколько германских кораблей. Точное количество обстрелявших «Блэк Принс» линкоров установить не удалось, поскольку источники противоречат друг другу, но в одном сходятся все: броненосный крейсер был расстрелян с каких-то 5,5 кабельтовых, т.е. чуть более километра. На таком расстоянии тяжелые пушки дредноутов Хохзеефлотте могли попадать на прямой наводке.


"Блэк Принс" погиб со всем экипажем


«Блэк Принс», по сути, подставился под удар, позволив немцам «увеличить счет» минимальным расходом снарядов. Огонь по обреченному броненосному крейсеру, вероятнее всего, оказался чрезвычайно эффективным, потому что велся практически в упор. Разумеется, подобная стрельба не может служить подтверждением высокого профессионализма германских артиллеристов и для сопоставления с достижениями их английских коллег расстрел «Блэк Принс» следует исключить.

Проблема лишь в том, что мы не знаем количества снарядов, израсходованных по британскому броненосному крейсеру. Вполне вероятно, что в цель попадал каждый второй или третий снаряд, а может быть, немцы стреляли еще лучше. Но даже если допустить, что попадал только каждый десятый снаряд (то есть при стрельбе по «Блэк Принс» процент попаданий составил всего 10%), то в этом случае на 15 попаданий приходится 150 выпущенных снарядов. Соответственно, во всех прочих эпизодах боя германские дредноуты израсходовали 1 754 снаряда и добились 42 попаданий, что дает весьма умеренные 2,39%, ну а по факту, скорее всего, этот процент еще ниже.

Таким образом, точность стрельбы германского линейного флота совершенно не поражает воображения. Дредноуты отстрелялись в 1,75 раз хуже, чем линейные крейсера контр-адмирала Хиппера (по ним наиболее вероятным представляется точность 4,19%). Возможно, это связано с куда более худшими условиями, в которых приходилось воевать линкорам. За исключением стрельбы по 5-ой эскадре линкоров Эван-Томаса, во всех остальных случаях англичане имели преимущество в видимости и на немецких дредноутах очень плохо различали противника. И первый, и второй бой германских и британских дредноутов характеризовался тем, что с немецких кораблей видели даже не столько корабли англичан, сколько вспышки их выстрелов.

Что же касается британских линейных кораблей, то по ним возможна немного более детализированная аналитика исключительно за счет большой разницы в калибрах орудий. Несмотря на то, что германский 305-мм снаряд был примерно на четверть тяжелее 280-мм, все же различать их попадания не так уж просто. Иное дело — британские 305-мм, 343-мм и 381-мм снаряды, попадания которых «диагностируются» куда лучше. Соответственно, мы имеем возможность определить точность стрельбы сверхдредноутов в разрезе их калибров, т.е. по кораблям, несущим 381-мм, 343-мм и 305-мм отдельно.



Как и в случае с германскими результатами стрельбы, анализ по данным Муженикова дает несколько лучшую картину, чем показывает Пузыревский, но расхождений получается еще больше. По мнению Пузыревского, «Гельголанд» и «Нассау» получили по одному попаданию, Мужеников не подтверждает ни одного. Автор настоящей статьи в данном случае придерживается позиции Муженикова. В случае с «Гельголандом» — просто в силу того, что монографии Муженикова более подробны и детализированы и потому выглядят более достойными доверия. В случае с «Нассау» можно предположить, что Пузыревский ошибочно засчитал повреждения германского дредноута, полученные им в результате столкновения с британским эсминцем «Спитфайр», как повреждения от попадания английского тяжелого снаряда.

Вот как описывает Мужеников последствия столкновения «Нассау» со «Спитфайром»:

«При этом "Нассау" получил значительные повреждения носовой оконечности. Как это ни странно, но удар эсминца сделал пробоину в борту линкора — обшивка борта оказалась разорвана на участке длиной 3,5 м, погнуло подпалубные балки, а сама палуба бака местами была вдавлена, местами вспучилась, что снизило его скорость хода до 15 уз.».


А вот как описывает повреждения Мужеников:

«В течение дневного боя «Нассау» получил одно попадание снарядом крупного калибра (с какого калибра, не установлено). В его носовой части в 152-мм бронировании над ватерлинией имелась пробоина шириной в 3,5 м. Прежде чем она была заделана, корабль мог идти только 15-узловым ходом».


Поскольку факт столкновения «Нассау» и «Спитфайра» неоспорим, и с учетом того, что Пузыревский при описании повреждений «Нассау» вообще о столкновении не упоминает, можно предположить, что в данном случае прав именно Мужеников.

Совершенно противоречивы данные о попаданиях в «Кайзер». Как мы уже говорили раньше, иностранные источники здесь противоречат друг другу, но все же Campbell и Brayer утверждают, что два попадания все же было, причем Campbell относит их к 4-ой фазе боя, когда командующий Хохзеефлотте Шеер подставил свои линкоры под удар британской линии во второй раз. Campbell даже указывает, калибр попавших в кайзеровский линкор снарядов — 305-мм. Но Hildebrand свидетельствует, что «Кайзер» в Ютландском сражении никаких повреждений не получил. А Пузыревский окончательно запутывает дело, утверждая, что «Кайзер» получил одно попадание 343-мм снарядом с линкоров типа «Мальборо», при том что второй снаряд того же калибра в корабль не попал, а взорвался рядом и причинил лишь осколочные повреждения.


Этот загадочный "Кайзер"


Поскольку большинство источников склоняются к двум попаданиям, а Campbell, вероятно, все же более достоверен, чем Пузыревский, зачитаем англичанам два попадания в «Кайзер» калибром 305-мм.

Пузыревский указывает попадание в додредноут «Шлезвиг-Гольштейн», Мужеников — в «Поммерн», но, по большому счету, если это попадание действительно было, то для наших расчетов не слишком важно, в какой именно броненосец угодил снаряд.

В сведениях о британских попаданиях в линейные крейсера немцев также присутствуют большие и малообъяснимые расхождения. Наиболее проста ситуация с «Дерфлингером» — Пузыревский сообщает о 17 попаданиях крупным калибром, но у Муженикова даны подробные описания 21 попадания, и потому мы принимаем данные Муженикова.

Пузыревский отмечает 4 попадания в «Фон дер Танн», в то время как Мужеников пишет о пяти, отмечая, впрочем, что одно из них неидентифицировано (т.е. снаряд был тяжелым, но неясного калибра). Как мы уже ранее предположили, это мог быть снаряд с «Нью Зиленд». Ставим 5 попаданий.

По «Зейдлицу» ситуация весьма спорна, потому что опять появляются разночтения в иностранных источниках — то ли 22, то ли 24 попадания, но поскольку, цитируя Hildebrand и Brayer, Мужеников дает описание только 22 попаданий, остановимся на цифре 22.

Сложная ситуация и с «Мольтке», потому что один и тот же снаряд (343-мм с «Тайгера») в одном случае трактуется как попадание, в другом — как близкий разрыв. Автор настоящей статьи засчитал его как попадание. Но следует понимать, что это — авторский произвол в чистом виде, поскольку решение принималось по соображениям следующего характера: «Раз уж 2 возможных попадания в «Зейдлиц» сняли, так давайте хоть это одно попадание в «Мольтке» засчитаем». Увы, для достоверной картины необходимо хорошенько поработать с первоисточниками в британских и германских архивах, а такой возможности автор, к сожалению, лишен.

Остаются вопросы и по попаданиям в германские крейсера «Пиллау» и «Висбаден», а поскольку последний погиб, никакой архив не представит по нему достоверной информации. В описаниях Ютландского сражения говорится о нескольких попаданиях тяжелых снарядов в эти крейсера, и скорее всего именно так и произошло, но все же 4 зачитанных попадания (три в «Висбаден» и одно в «Пиллау») опять же является авторским произволом. Впрочем, указанное допущение никак не повлияет на оценку точности стрельбы британских дредноутов, потому что по этим немецким кораблям стреляла 3-я эскадра линейных крейсеров

С учетом вышесказанного можно предположить, что общее количество попаданий в германские корабли также несколько выше общепринятого — 107 попаданий, а не 101, при том что британские линейные крейсера добились 38 попаданий, линкоры — 69. Линейные корабли англичан израсходовали 2 578 снарядов, соответственно, средний процент попаданий составил 2,68%. Таким образом, можно утверждать, что в целом британские линкоры в Ютланде стреляли лучше германских.

При этом наилучшие результаты показали сверхдредноуты, несущие 343-мм орудия. Интересно, что сколько-то продолжительную стрельбу вели только «Мальборо» (162 снаряда) и «Айрон Дюк» (90 снарядов) «Орион», «Монарх» и «Конкерор» и израсходовали соответственно 51, 53 и 57 снарядов, «Бенбоу» и «Тандерер» — 40 и 37 снарядов, а остальные вообще едва успели открыть огонь: «Центурион», «Кинг Джордж V», и «Аякс» выпустили 19, 9 и 6 нарядов соответственно. Всего линкоры израсходовали 524 снаряда и добились при этом 18 попаданий, процент которых достиг 3,44%

На втором месте располагаются дредноуты с 381-мм орудиями. Всего англичане израсходовали 1 179 снарядов такого калибра, а немцы начитали у себя 37 попаданий этими снарядами, что дает процент попаданий 3,14% Как известно, четыре таких корабля («Бархэм», «Малайя», «Уорспайт» и «Вэлиант») входили в состав 5-ой эскадры линкоров, действующей совместно линейными крейсерами Битти, в то время как остальные два («Ривендж» и «Ройал Оук») сражались вместе с линкорами Джеллико. Мужеников пишет, что «Ривендж» добился трех попаданий в «Дерфлингер», а «Ройал Оук» — двух в «Дерфлингер» и одного в «Зейдлиц», при этом вероятнее всего в другие линейные крейсера с этих линкоров попаданий не было, но могли быть попадания в дредноуты хохзеефлотте. Поэтому оценить точность стрельбы 5-ой эскадры линкоров, к сожалению, не представляется возможным.

В самом хвосте «плетутся» 305-мм линкоры британского флота. Израсходовав 833 снаряда, они добились всего 14 попаданий, что составило 1,68%.

Что ж, время подвести итоги.

Всего в Ютландском сражении немцы израсходовали 3 549 снарядов и добились 126 попаданий, процент которых составил 3,55%. Но при исключении результатов «Блэк Принс» мы получаем ориентировочно 3 399 снарядов, 111 попаданий и 3,27%. Англичане израсходовали 4 420 снарядов, добившись 107 попаданий, что дает процент попаданий равный 2,42%.

Таким образом, можно констатировать, что соотношение точности стрельбы (2,42%-3,27%) несколько лучше для англичан, чем это показывают общепринятые цифры (2,2%-3,4%), хотя, безусловно, процент немецких попаданий выше. Что же до рейтинга соединений и отдельных кораблей, то следует понимать, что он достаточно условен, хотя бы в силу возможных погрешностей при определении кораблей, добившихся попаданий.

Также следует понимать, что подобный рейтинг лишь косвенно характеризует умения артиллеристов, потому что высокий процент попаданий одного соединения может быть достигнут в условиях хорошей видимости и на малой дистанции, в то время как иное соединение, показавшее худший результат, вело бой в куда более сложных условиях.

При рассмотрении результативности отдельных групп кораблей автор часто оперировал несколькими значениями процентов попаданий, из-за разночтений расхода снарядов в источниках или по причине неопределяемого количества попаданий (в погибшие корабли) но для рейтинга автор принимает единичные значения — те, которые кажутся ему наиболее вероятными.

Наилучшие показатели точности в Ютландском сражении продемонстрировала британская 3-я эскадра линейных крейсеров — 4,56%.

На втором месте линейные крейсера 1-ой разведгруппы адмирала Хиппера — 4,19%.

Третье место занимают британские «343-мм» сверхдредноуты — 3,44%.

Четвертое место у «381-мм» сверхдредноутов англичан — 3,14%.

Пятое место получают линейные корабли Германии — 2,39%.

Шестое место у британской 1-ой эскадры линейных крейсеров (343-мм) — 1,78%.

Седьмое место заняли британские «305-мм» линкоры — 1,68%.

И, наконец, на малопочетном первом с конца месте оказывается британская 2-ая эскадра линейных крейсеров (305-мм) — 0,91%.

Что касается «индивидуального зачета», то в нем побеждают… британские корабли.

Первое место с большим отрывом занимает «Ройал Оук». По описаниям он добился двух попаданий в «Дерфлингер» и одного — в «Зейдлиц», при том, что за все время сражения израсходовал всего лишь 38 снарядов, что дает совершенно феерический процент попаданий — 7,89%!


"Королевский дуб" во всей красе


Второе место, по всей видимости, принадлежит «305-мм» британскому дредноуту «Колосус» Израсходовав 93 снаряда, линкор добился пяти попаданий в «Дерфлингер», что составляет 5,38%

На третьем месте флагман Хиппера «Лютцов» — 380 израсходованных снарядов и 19 попаданий, 5%.

Однако есть еще один корабль, имеющий возможность претендовать на включение в тройку лидеров, — это «Дерфлингер». Считается, что этот линейный крейсер израсходовал 385 снарядов, добившись 16 попаданий. Но на него «записано» всего лишь 3 попадания в «Куин Мэри», что крайне сомнительно, и если на самом деле он добился 6-7 попаданий в этот британский корабль, то процент попаданий «Дерфлингера» вырастет до 4,94-5,19%.

Все же хотелось бы еще раз отметить крайнюю условность данного рейтинга и напомнить, что другие, не вошедшие в рейтинг корабли в отдельные моменты боя показывали даже лучшую точность. Например, «Фон дер Танн» добился пяти попаданий в «Индефатигебл» и уничтожил его, израсходовав только 52 снаряда, то есть в данном периоде боя его процент попаданий составил 9,62%! Но в последствии кораблю пришлось идти зигзагом, в попытке избежать попаданий смертельных для него пятнадцатидюймовых снарядов англичан. Кроме того, боевые повреждения привели к невозможности стрелять из части башен главного калибра (был период, когда все восемь 280-мм орудий не действовали) и все это не могло не сказаться на дальнейшей точности стрельбы «Фон дер Танна».

Вообще говоря, на точность стрельбы влияет множество причин, из которых, помимо уровня подготовки артиллеристов, можно выделить следующие: наличие централизованного управления огнем, количество и качество дальномеров, качество систем управления огнем, качество снарядов и орудий, дистанции, на которые ведется стрельба, освещение и видимость. Очень важны повреждения, нанесенные стреляющему кораблю: качественная пристрелка достигается при участии не менее чем четырех стволов в залпе, а наибольшая скорость пристрелки — при наличии восьми, десяти или двенадцати стволов. Так, например, «Дерфлингер» стрелял четырехорудийными полузалпами, при этом пока четверка орудий давала залп, остальные перезаряжались. Соответственно, никак невозможно требовать от «Дерфлингера» одинаковой точности в начале боя, когда он был полностью исправен и ближе к концу, когда две его башни из четырех были приведены к молчанию.

Или вот, к примеру, дальномеры. Известно, что оптический дальномер — это весьма непростое в обращении устройство, требующее от оператора, помимо навыка работы, еще и идеального зрения на оба глаза. На «Дерфлингере» было семь дальномеров, а работали с ними так: производили замеры до неприятеля все семь, а потом выбирали среднее значение, отбросив крайние варианты. Однако в ходе боя дальномеры выходили из строя, и точность измерений, конечно же, падала.

Или вот, например, такая, казалось бы, «малость», как… грязь. Немцы, судя по всему, очень внимательно изучили опыт русско-японской войны, и в том числе — массовую гибель командного состава русских из-за плохой конструкции бронированных боевых рубок: большие смотровые щели, неудачная конструкция крыши… В Германии решили вопрос радикально — в бою поднимались специальные «бронезаслонки», превращавшие боевую рубку в герметически закрытое помещение. Наблюдение при этом велось посредством приборов, по конструкции схожих с перископом и стереотрубой. Это было, вне всякого сомнения, разумное и остроумное решение, однако, как пишет старший артиллерист «Дерфлингера» Георг Хаазе:

«Теперь управлять огнем было труднее. Объектив моего перископа все время загрязнялся пороховыми газами и дымом из труб. В такие моменты я был всецело предоставлен наблюдениям офицера на фор-марсе. Он направлял свою трубу на неприятеля; стрелка у моего перископа указывала мне положение его трубы, а унтер-офицер у центральной наводки совмещал с этою стрелкою свою стрелку, и таким образом мы направляли на неприятеля все наши орудия, не видя его. Но такое положение было только временным выходом, и стекла объектива сейчас же прочищались из поста специально заготовленными палочками, а иногда я с тяжелым сердцем посылал своего ординарца-гальванера на крышу боевой рубки для протирки оптических стекол».


Таким образом, на точность стрельбы влияет множество различных факторов и почти никогда не бывает так, чтобы обе стороны в бою имели равные условия для стрельбы по своему противнику. Но и проанализировать их во всем многообразии было бы крайне затруднительно, так что мы ограничимся короткой характеристикой условий, в которых сражались германские и британские артиллеристы.

Общеизвестно, что в первой фазе боя (с момента его начала в 15.48 до поворота линкоров Эван-Томаса от дредноутов хохзеефлотте в 16.54) освещение было не на стороне англичан. Их корабли находились на фоне светлой части горизонта, германские — на фоне мглы, и это, конечно, не могло не сказаться на результатах огневого боя. Однако, по данным Campbell в этом периоде в британские корабли попало 44 снаряда, в германские — всего 17, и такое соотношение едва ли можно объяснить исключительно разницей в освещении. Обычно указывается также превосходство германских дальномеров над британскими, и это, безусловно, так. Но здесь следует учесть вот что. Дальномер — это очень важная, но далеко не единственная составляющая системы управления огнем. В те годы в этих целях использовали аналоговые вычислительные машины (АВМ), позволяющие на основе данных о курсах, скоростях, дальности, и прочих данных собственного корабля и корабля цели, высчитывать величину изменения расстояния и углы наводки орудий. Но если о британских АВМ что-то известно, то о немецких СУО данных крайне мало, при этом достаточно авторитетные свидетельства (британский историк Wilson, который в свою очередь, ссылается на рассказ старшего артиллериста «Лютцова» Пашена, напечатанный в журнале «Маrine Rundschau»), что СУО Германии все же проигрывали в качестве британским.

Также следует принять во внимание, что, если линейные крейсера Битти оснащались «9-футовыми» дальномерами, действительно уступавшими германским, то сверхдредноуты «Бархэм», «Вэлиант», «Уорспайт» и «Малайя» имели куда более совершенные «16-футовые» дальномеры (в футах измеряется так называемая «база», чем она больше, тем точнее дальномер) и вряд ли они так уж сильно проигрывали германской оптике. Предположительно, материальная часть «381-мм» сверхдредноутов не уступала таковой у германских линейных крейсеров, а значит, при прочих равных условиях, следовало ожидать равноценных результатов стрельбы.

Но условия не были равными — во-первых освещение «играло» против англичан, а во-вторых, командиры концевых германских крейсеров («Мольтке» и «Фон дер Танн»), отлично понимая, чем грозит их кораблям продолжительный обстрел пятнадцатидюймовыми снарядами периодически шли зигзагом, сбивая наводку британских артиллеристов. Конечно, в этом случае должна была снизится точность огня указанных линейных крейсеров, но именно это мы и наблюдаем — «Мольтке» отстрелялся едва ли не хуже всех остальных кораблей Хиппера, да и точность «Фон дер Танна» после потопления «Индефатигебла» резко снизилась. Но, опять же, нельзя утверждать, что виной тому были исключительно их «зигзаги».

Интересно оценить результаты стрельбы лидеров нашего рейтинга, кораблей 3-ей эскадры линейных крейсеров. Дело в том, что основная масса их попаданий произведена с дистанции 50 кбт и ниже. Так, «Висбаден» и «Пиллау» были обстреляны с 49 кбт, бой с линейными крейсерами Хиппера также начался примерно на 50 кбт, после чего дистанция сокращалась еще. Это значительно меньше расстояний, на которых сражались линейные крейсера Хиппера и Битти, но говорит ли это, что 3-я эскадра линейных крейсеров сражалась в неких «тепличных» условиях по сравнению с последними?

Следует принять во внимание, что для корректировки артиллерийского огня крайне важно правильно определить параметры цели (курс/скорость/дистанция) и, впоследствии, наблюдать падения собственных снарядов. Разумеется, вблизи это делать проще, чем вдали, но здесь важна не только и не столько дистанция, сколько видимость. Иными словами, если, скажем видимость составляет десять миль то корабль отстреляется по цели, отстоящей от него на семь миль, лучше, чем по цели, расположенной в пяти милях при видимости пять миль. Потому что в первом случае, артиллеристы будут стрелять по отлично видимой мишени, а во втором будут едва различать ее, хотя она и ближе. Как сказал командир линейного крейсера «Лайон» Четфилд, впоследствии — адмирал:

«в 90 случаях из 100 дистанция боя определяется состоянием погоды».


Так вот, 3-я эскадра линейных крейсеров как раз и сражалась в условиях, когда видимость колебалась от 4 до 7 миль в зависимости от конкретного места и направления. И обстрел германских легких крейсеров, и начало боя с кораблями Хиппера происходило в момент обнаружения противника, то есть — на пределе дальности. Поэтому у нас нет никакого основания считать, что корабли Хораса Худа стреляли бы хуже немецких линейных крейсеров и на больших дистанциях — ну, разве только из-за уступающих германской оптике «9-футовым» дальномерам и… быть может, из-за некачественной матчасти 305-мм орудий, но об этом мы поговорим чуть позже.

Что касается относительно некачественной стрельбе германских дредноутов — тому есть весьма простое объяснение, и связано оно с тем, что в обоих случаях столкновений линкоров Шеера и дредноутов Джеллико немцы практически не видели неприятеля. Если проанализировать статистику попаданий, то мы увидим, что дредноуты Шеера попадали в сверхдредноуты 5-ой эскадры, в «Принцесс Ройал», когда тот оказался в пределах досягаемости, но в линкоры Джеллико — нет. Фактичекски отмечено только одно-единственное попадание в «Геркулес», а остальные попадания немецких дредноутов пришлось в броненосные крейсера «Уорриор» и «Дифенс».

Шеер дважды сходился с Джеллико, и конечно, германские линкоры пытались как-то отбиваться, но стрельба по противнику, которого не видно (а немцы по-настоящему хорошо различали только вспышки выстрелов британских орудий) не могла быть сколько-то результативной. Вероятно, именно это и снизило процент попаданий линкоров Шеера. А кроме того, в последней, четвертой фазе сражения, чтобы вывести главные силы из-под удара англичан, Шеер вынужден был бросить в атаку на Джеллико линейные крейсера. При этом последние расстреливались почти что безнаказанно — дать отпор они уже не могли, но при этом видели их с британских линкоров достаточно хорошо. Все это дало британским артиллеристам существенно лучшие условия, чем те, в которых находились их коллеги из хохзеефлотте.

Что же касается откровенно слабой стрельбы британских «305-мм» дредноутов, то здесь можно сказать следующее: там, где корабли 343-мм орудиями уверенно поражали врага (мы зачитали 13 попаданий 343-мм «линкорных» снарядов в «Кениг», «Гроссер Курфюрст» и «Маркграф»), линкоры с 305-мм пушками вообще никуда попасть не могли. Да, «305-мм» линкоры дали 14 попаданий, но в кого?!

Одиннадцать из них пришлось в «Зейдлиц» и «Дерфлингер», то есть в корабли, вынужденные приказом Шеера сблизиться с неприятелем на малые дистанции. Еще 2 попадания зачитано в «Кайзер», но, как мы уже говорили выше, они очень сомнительны: этих попаданий могло вообще не быть, или же они были, но другого калибра. Более-менее достоверно в дредноуты Шеера попал один-единственный 305-мм снаряд с линкоров Джеллико (в «Маркграф»)! Интересно, что «Нью Зиленд» также «мазал» с больших дистанций — свои три попадания в «Зейдлиц» линейный крейсер осуществил с дистанции менее 50 кбт.


"Нью Зиленд"

Получается очень интересная картина. На сколько-то больших дальностях точность британских кораблей с 305-мм орудиями стремится к нулю, но как только расстояние становится относительно небольшим (5-6 миль) то они вдруг становились отличными стрелками! Превосходные результаты 3-ей эскадры линейных крейсеров, отличный результат «Колоссуса» всадившего 5 снарядов в «Дерфлингер», неожиданно приличная стрельба «Нью Зиленд»…

При отсутствии иных примеров можно было бы предположить, что англичане не придавали существенного значения огневому бою на больших дистанциях, но мы знаем, что это не так. Да и, в конце концов, их линкоры с 343-мм и 381-м орудиями показывали вполне приличные результаты. Остается лишь предполагать, что британские 305-мм орудия в силу каких-то технических причин оказывались малоэффективными на дистанции свыше 60 кбт.

Косвенно это подтверждает и знаменитый Фолклендский бой: британские линейные крейсера добились в нем вполне приличного процента попаданий, но только тогда, когда дистанция до противника сократилась до менее чем 60 кбт. В первой фазе боя, когда Стэрди пытался вести бой на больших дистанциях, огонь его кораблей был потрясающе неточным. Так, «Инфлексибл», израсходовав 150 снарядов по «Гнейзенау», добился всего двух попаданий и одного близкого разрыва.

Завершая настоящий цикл статей, автор делает следующие предположения: по его мнению, качество подготовки артиллеристов британских и германских дредноутов было вполне сопоставимым, и, находясь в схожих условиях, они могли дать сходный процент попаданий. Но «305-мм» британские линкоры по причине несовершенства своих орудий не могли вести эффективный огневой бой на дистанциях свыше 60 кбт. Лучшими стрелками немцев оказались линейные крейсера Хиппера, но 3-я эскадра линейных крейсеров Худа в подготовке им ни в чем не уступала, хотя и проигрывала в материальной части (дальномеры и орудия). Что же касается 343-мм «кошек адмирала Фишера», то, вероятно, их артиллеристы были плохо подготовлены, хуже, чем экипажи британских и германских дредноутов.

Конец.

Список использованной литературы:

1. Мужеников В.Б. Линейные корабли “Гельголанд”, “Остфрисланд”, "Ольденбург" и "Тюринген". 1907-1921 гг.
2. Мужеников В.Б. Линейные корабли типов "Кайзер" и "Кениг" (1909-1918).
3. Мужеников В.Б. Линейные крейсера Англии. Ч.1-2.
4. Мужеников В.Б. Линейные крейсера Германии.
5. Мужеников В.Б. Линейные крейсера Германии. Ч.1.
6. Мужеников В.Б. Броненосные крейсера "Шарнхорст", "Гнейзенау" и "Блюхер" (1905-1914).
7. Пузыревский К.П. Боевые повреждения и гибель кораблей в Ютландском бою.
8. Вильсон Х. Линкоры в бою. 1914-1918 гг.
Автор: Андрей из Челябинска

Подпишитесь на нас Вконтакте

95

Похожие новости
12 декабря 2017, 08:00
11 декабря 2017, 16:40
12 декабря 2017, 16:00
12 декабря 2017, 16:20
12 декабря 2017, 16:20
12 декабря 2017, 08:00

Новости партнеров