Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

О «страшных русских фашистах»

В результате определённых исторических событий 20-го века имя «Гитлер» и название «нацизм» стали нарицательными. Так случилось, так произошло. Поменять что-то тут очень сложно. То, что на самом деле Гитлер был не совсем тем человеком, которым его рисует пропаганда, и то, что на самом деле фашизм и нацизм явления несколько разные (очень разные) — уже другой вопрос. Сложилось то, что сложилось, и произошло именно то, что произошло. И Гитлер, и нацизм/фашизм (на Западе чаще употребляется именно слово «наци» с его производными) стали своего рода брендами (антибрендами).

Впечаталось это так плотно в массовое сознание после Второй мировой. И у нас, и на Западе. Гитлер — это плохо, и нацисты — это плохо. И это стало настолько устойчивым стереотипом, настолько застыло и закостенело, что «сломать» это фактически невозможно. Но история идёт, политическая ситуация меняется, и после 1991-го года стали возникать определённые забавные коллизии. В принципе, они стали возникать ещё раньше, когда ФРГ стала частью НАТО и ЕС — то есть фактически «своей» страной, а вот СССР — как раз врагом.


Но наиболее ярко и открыто это стало проявляться в последние годы (жизнь идёт, и политика не стоит на месте). Гитлер был абсолютным злом, и он с его полчищами оправданию не подлежит, но что же делать, как действовать в текущей ситуации? Был-то он как раз де-факто общеевропейским (западным) лидером, а воевал как раз с Советской Россией… и проиграл тоже Советской России.


Вот тут-то всё и завертелось… Аспектов у данной проблемы достаточно много, один из наиболее интересных — как раз обвинение современной России в фашизме. Своего рода «ход конём». Как уже было сказано, это не случайно и не неожиданно ни разу. Есть «плохой фашизм», и кто-то должен быть крайним. Понятное дело, что лидеры, например, современной Германии крайними быть не хотят категорически, да и никто из европейских лидеров не хочет.

А между тем фашизм (нацизм) возник не вдруг и не сразу, а является своего рода органичной частью европейской истории/культуры. Именно европейской, но не российской. История возникновения и развития фашистской (нацистской) идеологии — тема безусловно очень интересная и даже захватывающая, но именно поэтому она достаточно неплохо исследована (описывать их достаточно поздно). Гитлер, Муссолини, Франко вполне органично вписываются в европейскую культуру и историю.

Они «свои» полностью, окончательно и бесповоротно. В 20-е/30-е годы 20-го века фашизм/нацизм в Европе были своего рода «мэйнстримом». Отрицать это абсолютно бессмысленно — так было, из песни слов не выкинешь… Если бы не сокрушительный разгром держав Оси, неизвестно, как бы сложилась дальнейшая европейская (да и всемирная) история. Будущее человечества на много поколений вперёд могло бы быть вполне себе национал-социалистическим.

Фашистские режимы в Венгрии, Хорватии, Румынии тоже смотрелись вполне себе органично. И вполне себе имели перспективы при ином исходе большой войны. Но не в России. Режим, возникший в СССР, был, так сказать коммунистическим, категорически и принципиально дистанцировавшимся и от «буржуазной демократии» и от разнообразных нацистских/фашистских режимов. Идеологические расхождения, например, между Гитлером и Сталиным были принципиально непреодолимыми. Даже не так: между ними существовала пропасть гигантского размера, преодолеть которую было невозможно.

Если что: режимы Муссолини, Гитлера и даже Франко никаких проблем с легитимизацией не знали — их признали фактически сразу. А вот у СССР-а с международным признанием были как раз громадные проблемы… Гигантские проблемы. Окончательно они разрешились ближе к концу ВМВ. Или даже в Потсдаме. Уже после войны. А вот герр Гитлер от подобных забот был полностью избавлен, как и синьор Муссолини…

Вспомним: СССР с момента образования и до момента распада находился в жесточайшей идеологической блокаде и политической изоляции, а вот из немецких нацистов никто исчадий ада в 30-е годы не делал. И даже больше — с ними активно «сотрудничали».

Попытки сегодня объединить нацизм/фашизм и коммунизм под маркой неких «тоталитарных» идеологий вызывает слишком много вопросов — слишком разным к ним было отношение на Западе. Не стыкуется как-то. Вот сегодня кто-то там на Западе «не видит никакой разницы», а вот до ВМВ «разница» была просто вопиющей. Да и «бренд» коммунизма настолько «засветился», что слить его с «нацизмом» в единое целое — задача до сих пор абсолютно не детская.

Я не про то вещаю — хорошая идея «коммунизм» или не очень, а про то, что она вполне себе жила самостоятельной жизнью и имела вполне себе характерные признаки. С нацизмом она имела очень мало общего. Уже тогда, в 20-е/30-е годы Сталин был против нацизма. То есть он противостоял нацистам, когда «это ещё не было трендом»!

Можно найти сотни фотографий западных политиков, гостивших у Гитлера и друживших с ним домами… А ведь все всё знали и про Гестапо, и про концлагеря, но практически никто не возмущался… Не хотел никто особо вставать «на борьбу с нацистским режимом» в Европе 30-х… В США тоже никто не вставал на вахту… И вот теперь надо доказать, что как раз Россия — главный виновник и чуть ли не главный оплот тоталитарной нацистской идеи… А ведь фотографию Сталина вместе с Гитлером вы не найдёте — приходится делать коллажи.

Потому что есть такой политический заказ — именно поэтому. Беда тут в чём: были очень жёсткое противостояние и абсолютно бескомпромиссная война, в том числе и в идеологической сфере. Нацизм Гитлера и коммунизм Сталина не совместимы вообще никак. Та и другая доктрина абсолютно чётко и однозначно изложены в открытых работах и реализованы на практике. Информация доступна всем и каждому.

Так вот, если основа советской идеологии — интернационализм и дружба между народами, то в идеологии Германии чётко была прописана идея «расового превосходства». Простите, что тут общего вообще? Проблему перенаселённости планеты и дефицита ресурсов в СССР и Германии решали каждый по-своему — решения получились абсолютно «перпендикулярными».

Кстати, немецко-нацистский вариант «светлого будущего» (в случае победы на востоке/ненападения на СССР) вполне имел перспективы. Но при чём тут СССР, Сталин и коммунистическая идеология? Сегодня делаются усиленные попытки доказать, что СССР и нацистская Германия или Сталин и Гитлер — это одно и то же. Странные такие попытки… между двумя системами существовал неприкрытый антагонизм.

Для них имела место абсолютная и очевидная несовместимость: после пакта Молотов-Риббентроп у Гитлера возникли гигантские идеологические проблемы как внутри Германии, так и с европейско-фашистскими союзниками и даже с «милитаристской Японией» — его не понял никто. Именно идеологические проблемы. Любые договоры с Англией или Францией практически никаких споров не вызывали, а вот тут случился «затык». Этот пакт не приняли и не поняли ни в Италии, ни в Испании, ни в Японии. Гитлер поимел с этого пакта, с одной стороны, большие практические выгоды (об этом у нас говорят!), но, с другой стороны, он оттолкнул от себя широкую нацистско-фашистскую общественность.

То есть даже для абсолютного диктатора Адольфа Гитлера пакт со Сталиным имел очень высокую цену в области идеологии (в отличие от пакта с почти любой другой страной). А нам сегодня рассказывают, что Сталин и Гитлер (и их режимы) — близнецы-братья! Так что же они не слились тогда в тоталитарном экстазе? Что-то им помешало…

Одна из причин нападения Гитлера на СССР — категорическая и полная идеологическая несовместимость с оным. Гитлеровский режим и режим Сталина не могли долго существовать под одним небом. Вот с Франко и Муссолини «совместная жизнь» была возможна, как и с режимом Хорти в Венгрии, как и с Антонеску в Румынии, но не со Сталиным и коммунистами.

В принципе, ещё совсем недавно об этом было достаточно странно рассказывать, но время идёт… меняются политические установки. И сегодня нам настойчиво пытаются доказать, что режимы Гитлера и Сталина были друг другу максимально близки. Если это действительно так, то что помешало их «нежной дружбе»? Войну не на жизнь, а на смерть не ведут шутки ради.

В ходе ВМВ Гитлер неоднократно и настойчиво искал перемирия с западными союзниками. «Сидячая война» — это как раз непрерывная попытка «договориться по-хорошему». Гитлер, в принципе, не хотел брать Париж, но пришлось. А вот в отношении СССР всё было гораздо проще и брутальней. Никто в Берлине и не пытался остановить бои на Восточном фронте, никто не искал перемирия, даже когда фронт покатился назад. А идеологически это было неприемлемо.

Но не с западными союзниками… То есть между Третьим Рейхом и СССР существовала идеологическая пропасть, а между Рейхом и союзниками её как раз не было… почему? Даже в ходе «совместной войны с нацистским режимом» уровень доверия, достигнутый на Западе Гитлером в 30-е, был для Сталина весьма труднодостижим.

Зачем всё это длинное и банальное вступление — пересказывать «доктрину демократии», «доктрину нацизма» и «доктрину коммунизма» — это долго, нудно и излишне сегодня при наличии Интернета. Автор просто хотел показать, что коммунистическая доктрина была абсолютно отдельной и «равноудалённой» и от нацизма, и от «буржуазной демократии», которые как раз неплохо совмещались между собой.

Увы, так было. Увы, сегодня это надо доказывать! Разговор не о том, хороша эта самая «коммунистическая идеология» или плоха, разговор о том, что с нацистской идеологией Третьего Рейха она не совместима никак. И Гитлер об этом знал. Потому он и напал ранним туманным утром 22-го июня. Третий Рейх и СССР не могли существовать рядом — увы, это так. Обидно, что тогдашние немецкие идеологи и политики это прекрасно понимали, а многие современные российские/зарубежные историки — нет.

И многие зарубежные (в том числе «ближнезарубежные») журналисты и публицисты с блогерами это понимать отказываются наотрез. Просто «антибренд» Гитлера/нацистов/фашистов очень хорошо раскручен и хочется этим воспользоваться.

И звучат «смелые» обвинения, что настоящий нацизм — он там, в России, а Путин — своего рода «Гитлер сегодня» и кто-то даже что-то вспоминает про Судеты…

Вот странно это, господа-товарищи, очень странно — представьте, что вы пьёте только кисель, чай и соки, а вас публично обвиняют в алкоголизме и предлагают закодироваться; представьте, что вы жрёте как не в себя и не влазите ни в какую фотографию уже, а вас тут же упрекают в анорексии и предлагают бутик с колбасой; представьте, что вы не пропускаете ни одной юбки и в том видите смысл жизни, а вас подозревают в скрытом гомосексуализме…

«Абыдна, понимаешь». Странно старому пиволюбу слышать упрёки в нежелании посмотреть футбол в пивбаре с друзьями или даже раздавить рюмочку да под шашлычок… Если серьёзно, обвинения России в фашизме ненормальны не потому, что мы святее Папы Римского, а по куда более банальным причинам. В России не было и не могло быть фашизма потому, что здесь уже был коммунизм (как идеология, а не форма общественного строя), а коммунистическая и нацистская/фашистская (как и буржуазно-демократическая!) идеологии полностью несовместимы.

Увы, как это ни печально… Вообще говоря, анализ этих трёх идеологий и их взаимодействия — тема для очень серьёзных исследований. Как-никак именно это стало одной из причин Второй мировой… да и вообще это один из идеологических этапов развития человечества.

Но мешать нацизм с коммунизмом — как-то совсем странно. Безграмотно полностью. Путина можно очень хорошо и логично обвинять, например, в «неосталинизме», «неоцаризме» или чём-то подобном. Тут логика есть, и тут есть хоть какое-то пространство для дискуссий. Но нацизм? Но Гитлер и его идеи в России? Как-то это совсем странно и дико, как говорится: и статья другая, и срок другой…

Разговор по теме, хороша или плоха коммунистическая идеология, — тема бесконечная и тема отдельная, и здесь мы ею заниматься не будем. А вот её уникальность и необычность, особенно в российской интерпретации — факт, не подлежащий никаким сомнениям. Кстати, сам факт обвинений в «фашизме» — великолепное свидетельство того, что «исторический суд над коммунизмом» так и не состоялся. Поэтому приходится бить тем что есть — сравнениями Путина с Гитлером. А кстати, почему не со Сталиным? Если уж искать аналогии?

Или на худой конец с Берией (пришедшим к успеху)? Хорошее такое обвинение и мощное, дескать, Путину удалось то, что не удалось Бериии в 1953-м… Но не спешит никто бросать подобного рода обвинения. В конце концов, изначально Путин — «агент КГБ» и «комми», что в принципе никто и не отрицает. И критика должна идти с основой именно на этой очевидной базе. В принципе, в 90-е годы это было бы возможно и даже в России, но сейчас уже не 90-е.

Надо критиковать и надо «припечатать», так сказать, путинский режим к «стене позора», а что для этого может быть лучше, чем сравнение с Третьим Рейхом? Да практически ничего. Вся беда в абсолютно ином генезисе современной российской власти. Опять же таки вопрос не в том, — хорошая она или плохая, а в том, что европейско-фашистской истории она никакого отношения не имеет. Другое, всё другое. Поэтому переходы делаются достаточно странные — дескать, а какая разница? Да никакой разницы!

Простите, это не доказательство. Гитлер сегодня — это как бы скорее не Путин, а как раз госпожа Меркель. Единая Европа под немецким руководством… как раз то, о чём мечтал фюрер! (С чёткой иерархией наций и национальностей.) То, что мы имеем сегодня — во многом повторение 30-х годов прошлого века в Европе, всё так, и именно поэтому идеологические споры о «страшных фашистах» становятся столь популярными.

Вся беда европейских пропагандистов (и их подпевал с территории бывшего СССР) в том, что и в территориальном, и в идеологическом, и в государственном плане в Европе 30-х всё было весьма чётко прописано: она объединилась вокруг нацистской Германии и поклонялась свастике. И весьма враждебно была настроена к коммунистической России (от Португалии до Финляндии!). Попытка задним числом всё «переобуть» — весьма странное занятие, сова на глобус налезать отказывается категорически, даже со страшным скрипом.

Попытка доказывать что фашизм — это как раз Россия, а Европа — це демократия… ну это как раз ярчайший вариант «параллельной истории». Фашизм и его крайняя стадия немецкий нацизм торжествовали по всему европейскому «полуконтиненту» от Норвегии до Румынии и от Финляндии до Испании, под Сталинградом «немецкие немцы» составляли менее половины военнопленных — это был общеевропейский крестовый поход против России под знаменем фашизма… а потом некие русскоговорящие (но, безусловно, не русские) клоуны нам рассказывают о русском фашизме, который даже страшнее немецкого. Так и Карла Мартелла можно записать «воином джихада».

Особо «отличилась» в данном плане современная Украина с воспеванием «героев УПА» и «дивизии Галичина» и одновременным использованием в карикатурах на Путина свастики/усиков и чудесного такого лозунга: «Победили Гитлера, победим Путлера!». Ребята, вы уже как бы или трусы оденьте, или крестик сымите… Герои УПА, победившие Гитлера…

Следование нацистской идеологии при одновременном (формальном) отрицании этой самой идеологии… что может быть смешнее и одновременно отвратительнее… Так что да — нацисты, они как раз там, «вукраине», именно там официально существуют вооружённые группы нацистских боевиков, именно там регулярно проводятся факельные шествия…

А как мы все знаем, факельные шествия — как раз один из наиболее ярких символов нацизма/фашизма. Вспоминается критика Гитлера в адрес факельных шествий в Италии: никакого порядка! Они сожгут Рим! Логично, что именно немцы с их дисциплиной проводили факельные шествия просто идеально, ну и современным украинским нацистам, безусловно, надо учиться у «старших товарищей» и ни в коем случае не сжигать Киев. Фюрер бы не одобрил, как впрочем, и гауляйтер Кох. Ordnung muss sein.

В принципе, фашизм/нацизм — родимое пятно европейской цивилизации, её неотъемлемая часть. Её тупик и её аварийный выход. Нацизм и Европа — тема бесконечная, но при чём тут Россия? Россия не совсем Европа и Россия в 20-м веке выбрала принципиально иную идеологию… Которую можно любить или не любить, но путать с «фашистко-общеевропейской» или с «нацистско-германской» достаточно странно. С таким же успехом иранскому аятолле можно публично бросать обвинения в сионизме… или в ваххабизме…

Никакой разницы, говорите? Ну, если для вас между филателистами и гомосексуалистами (библиофилами и педофилами) нет никакой разницы, то тогда да, безусловно. Одно и то же, одно и то же. Как там сказал классик? Галилео был из Галилеи, есть такая местность на Кубани…

Господа, прежде чем рассуждать о большой политике, подучите базовую терминологию, а то совсем смешно получается. А так да: вы же собирались «разоблачить коммунизм»? Вот и разоблачайте… Флаг вам в руки. Но именно коммунизм как таковой, а не некий «русский фашизм» методом подмены понятий, что, дескать, Сталин — это тот же Гитлер, а Путин — это Гитлер сегодня. Не надо передергивать. А то после всех этих кунштюков у многих нехорошее подозрение возникает, что «ведь, по сути, коммунистическая идея — святая и вечная».

Ещё раз: между фашизмом и национал-социализмом существовала определённая серьёзная разница, но и между фашизмом (фалангизмом) Франко и фашизмом Муссолини существовала немалая разница… Это не были национальные идеологии, полностью идентичные некоему «стандарту» фашизма. И если кто-то ставил между ними такой вот знак равенства, то и Франко, и Муссолини очень обижались. Национальные особенности были везде. Кстати, фашизм в Европе 30-х — очень благодатная тема для серьёзных исследований (не пропагандистских, как в СССР-е).

Но в целом, сегодня, с учётом реальных событий 30-х/40-х, «фашизм» и «нацизм» можно писать рядом. Большой ошибки тут не будет, хотя ветеранам «Железной гвардии» из Румынии, безусловно, обидно.

А вот с коммунизмом этот номерок уже не пройдёт. Коммунистическая идеология — это как бы отдельно. Я понимаю, что очень хочется поставить знак равенства и даже тождества, но увы. То есть задачу критики идеологии коммунистической (и практики!) никак не удаётся свести к задаче (уже решённой) критики идеологии и практики нацистской. Беда в том, что к 70-м/80-м годам в СССР всё это выродилось в чисто религиозные заявления, что коммунизм — это очень хорошо (реализация сил света), а нацизм — очень плохо (реализация сил тьмы).

Такое вот чисто религиозное упрощение очень сильно мешает пониманию глубоких теоретических и практических различий между Третьим Рейхом и СССР. Мы с вами сегодня в России живём вне рамок мощного идеологического поля, поэтому нам категорически сложно понять что «Ост-фронт» — это как раз результат, прежде всего, столкновения полностью несовместимых идеологий. СССР 30-х был сверхидеологизированным обществом, но и Германия 30-х тоже была ничуть не менее идеологизирована…

Мы сегодня (и автор в том числе) активно сравниваем «плюса и минуса» дружбы/вражды между Сталиным и Гитлером и иногда никак не учитываем вот это самое, отнюдь не шуточное идеологическое противостояние. Какой-то «союз» между ними был невозможен категорически именно по причине «несовпадения идеологий». Вне и отдельно от всех других причин.

Союз «двух тоталитарных правителей» против «Свободного мира» не был возможен даже теоретически. Вот «выключили идеологию» в 1991-м — и это всё стало непонятно. Беда ещё в чём: в 90-е годы коммунистическая идеология активно отрицалась в самой России (якобы мешает грядущей экономической перемоге). Во многом поэтому сегодня мы наблюдаем «весь этот бред».

Так что грамотный подход к российской истории состоит в том, что из неё нельзя ничего выбрасывать — ни Николая Второго, ни Коммунистический Интернационал. И то, и другое (и третье!) — это часть нашей истории. Попытка «отказа от коммунистического прошлого» приводит к странным, непредсказуемым последствиям — нас начинают обвинять в фашизме. В фашизме, Карл! Причём наследники УПА-УНСО.

Отказ от наследия РИ и дома Романовых имел для Союза крайне негативные последствия в ходе войны против Польши/Финляндии, а ведь самый простой ответ на вопрос «почему?» — до ПМВ эти территории входили в состав РИ. Всё просто, господа. То же самое касается «оккупации» Прибалтики — ответ простой и элементарный.

То же самое касается «отречения» от коммунистического наследия — вместо слияния со всем остальным «демократическим миром» на нас начинают активно вешать ярлык «фашизма». Не коммунизма, а именно фашизма. Что, знаете ли, несколько странно.

Сложно сегодня сказать, насколько хорошим коммунистом был Владимир Путин (Геннадий Зюганов, как позже выяснилось, очень плохим), но то, что он не имеет никакого отношения к идеологии еврофашизма, вполне очевидно. То есть на все обвинения в оном можно удивлённо пожимать плечами и кивать в направлении Брюсселя/Берлина/Мюнхена (!). В принципе, в Риге, Таллине, Киеве сегодня вполне себе проводятся нацистские шествия, и никого это не удивляет и не возмущает за пределами России.

В России же нацистская идеология запрещена, как и нацистские организации. Всё просто, понятно, логично. Но общий тренд сегодня — это «евроинтеграция», то есть сближение с Европой (под руководством Германии), а фашизм/нацизм — это очень плохо. Из этой забавной коллизии многие восточноевропейцы выход видят в том, чтобы как раз Москву «смело» обвинить в фашизме. Вспоминается подрыв в Тбилиси памятника тем, кто воевал с Гитлером (вполне кстати логично в рамках «евроинтеграции»).

И это касается и украинцев и белорусов и многих других. Так что отвечать надо чётко, в смысле что фашисты, они конечно имеют место быть и это как раз ваши старые/новые европейские друзья. То есть хотят восточноевропейцы быть фашистами — никто им этого запретить не может. Но вещи надо называть своими именами.

А мы нет, мы русские, православные (в смысле Ortodox если по не-нашему), «комми», кто угодно, но не последователи австрийского живописца… форма черепа у нас неправильная (недостаточно вытянутая). А нельзя быть подлинным гитлеровцем и иметь круглую форму черепа… это вам любой центральноевропеец подтвердит.

Автор: Олег Егоров

Подпишитесь на нас Вконтакте

85

Похожие новости
21 ноября 2017, 06:00
21 ноября 2017, 06:00
20 ноября 2017, 06:00
20 ноября 2017, 06:00
21 ноября 2017, 16:40
21 ноября 2017, 06:00

Новости партнеров