Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

О гибридной агрессии и необходимой обороне

В 2007 году на Мюнхенской конференции Владимир Путин предсказал появление новых форм ведения войны. Фото Reuters
Наше время не без оснований называют эпохой глобальных перемен, влияние которых на будущее человечества еще предстоит определить. Пока ясно одно: современный миропорядок переживает глубочайший кризис.
Вашингтон теряет лидирующие позиции в мире, однако высокопоставленные руководители американской администрации усиливают градус конфронтации и без обиняков называют Россию врагом. Затухают старые и появляются новые центры силы. Множатся сферы будущих вооруженных конфликтов, порождая ранее неизвестные вызовы и угрозы. Принимаются на вооружение новые системы оружия и военной техники, представляющие опасность для всего человечества. Это поистине стратегический вызов всем разведывательным и аналитическим службам России, призванным обеспечивать безопасность государства в обстановке неопределенности и рисков, порождаемых новым видом межгосударственного противоборства – гибридной войной.
Впервые о гибридной войне в довольно отвлеченной форме заговорили в 2005 году генерал Джеймс Мэттис, впоследствии ставший одним из министров обороны в администрации Трампа, и подполковник-морпех Фрэнк Хоффман. Оба аналитика базировали свои довольно отвлеченные рассуждения на опыте агрессии США и НАТО против Югославии и вторжения в Ирак в 2003-м. Россия как возможный объект гибридной войны не упоминалась. Однако вскоре дальнейшее развитие событий в мире сделало концепцию гибридной войны весьма востребованной в качестве важного инструмента внешней политики США – прежде всего в отношениях с Россией. Одновременно в прицеле инициированных американцами гибридных войн и цветных революций оказались Украина, Белоруссия, Армения, Грузия, государства Средней Азии, Ближнего и Среднего Востока. Список не завершен… По какому государству раздастся поминальный звон колокола, покажет не столь далекое будущее.
Генерал-полковник Федор Ладыгин, начальник Главного разведывательного управления в 1992–1997 годах, в своей книге «Из истории контроля над вооружениями. Последует ли продолжение?» предлагает принять как условную дату начала гибридной войны против нашей страны период от августовской 2007 года речи в Мюнхене президента Путина и до развязанной Грузией в августе 2008 года пятидневной войны на границе РФ.
Именно тогда по инициативе Вашингтона американо-российские отношения были доведены, по словам Ладыгина, «до состояния гибридной войны по всем фронтам и направлениям: политическому, дипломатическому, экономическому, социально-идеологическому (приобретающему национал-расистские черты), агрессивному киберинформационному, русофобско-пропагандистскому, разведывательно-подрывному, военно-силовому – угрозой военной силой путем количественного и качественного наращивания войск (сил) и их провокационной активности в непосредственной близости от границ Российской Федерации».
Ставка США в гибридной войне против России рассчитана на то, чтобы одолеть нашу страну без непосредственного столкновения с ней. Правящая американская элита надеется, что в условиях этой войны ей удастся через значительное ухудшение социально-экономического положения внутри России оказать решающее воздействие на слом нашей политической системы и ее переориентации на Запад. С одновременным отказом от установления многополярного мира в пользу того мироустройства, в котором Россия могла бы довольствоваться второстепенной ролью региональной державы с подчинением своих национальных интересов глобальным интересам США на всем земном шаре.
Сегодня гибридные стратегии и технологии цветных революций придают новые импульсы развитию периода беспорядка и хаоса, холодных и горячих конфликтов, государственных переворотов, экономических кризисов, масштабных кибератак и пандемий. Следует быть готовыми к тому, что гибридные войны в течение не одного десятка лет будут навязывать государствам избранную заокеанским сюзереном линию поведения. Выживут сильнейшие и своевременно принявшие меры по противостоянию гибридной агрессии.
Гибридные угрозы как новый вид сдерживания
Гибридная война представляет собой использование силовых и несиловых способов в интегрированной кампании, направленной на достижение внезапности, захват инициативы и получение психологических преимуществ в дипломатических действиях, масштабные и стремительные информационные, электронные и кибероперации, прикрытие и сокрытие военных и разведывательных действий в сочетании с экономическим давлением. Военное вторжение в начальный период гибридной войны не планируется, а поражение противнику наносится путем синхронизированного применения гибридных угроз.
Инструментами гибридной войны являются гибридные угрозы, которые объединяют широкий диапазон враждебных действий и намерений. Таких как кибервойна, сценарии асимметричных военно-силовых конфликтов низкой интенсивности, глобальный терроризм, пиратство, незаконная миграция, коррупция, этнические и религиозные конфликты, угроза безопасности ресурсов, демографические вызовы, транснациональная организованная преступность, проблемы глобализации и распространение оружия массового уничтожения.
Гибридные угрозы создаются противником, способным одновременно и адаптивно использовать против узких и уязвимых мест соперника традиционные и нетрадиционные средства для достижения собственных целей. Разрушительный потенциал синхронизированного использования гибридных угроз позволяет рассматривать гибридную войну как новый вид стратегического неядерного сдерживания в арсенале современных государств – наряду с классическим стратегическим ядерным сдерживанием и стратегическим неядерным сдерживанием, основанным на угрозе применения высокоточного оружия в неядерном оснащении.
Новый вид гибридного стратегического неядерного сдерживания представляет собой осуществляемый по единому замыслу и плану комплекс мер в политической, военной, экономической, кибернетической, информационной и других сферах, направленных на убеждение другой стороны в невозможности достижения ею своих политических целей путем ведения обычной или гибридной войны, вследствие неотвратимой угрозы возмездия. Использование в таком качестве возможностей гибридной войны расширяет диапазон сил и средств, применяемых государством в современных конфликтах для сдерживания и принуждения строптивых соперников, не прибегая к оккупации территории.
Масштабы и угрожающая реальность результатов практического применения изощренной англосаксонской стратегии комбинирования силовых и несиловых способов насилия свидетельствуют, что гибридная война сегодня – не только тема для теоретических изысканий в тиши кабинетов, но и фактор, требующий незамедлительной реакции и системного противодействия со стороны всех органов обеспечения национальной безопасности России и ее союзников.
Корни и слагаемые гибридной войны
Гибридная война далеко не новый феномен. Составные части и элементы стратегии гибридной войны отрабатывались против СССР еще в последние десятилетия ХХ века, совершенствовались и дополнялись в начале века текущего. Это войны и военные конфликты, цветные революции и провокационные акции на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке, где практиковалось разжигание межэтнических и межконфессиональных провокаций и конфликтов.
Апофеозом стала военная агрессия США и НАТО на Балканах, приведшая к разрушению многонациональной Югославии. Затем последовало вторжение в Ирак, предварительно ослабленный и дестабилизированный при помощи гибридных технологий. Вскоре заполыхали Украина, страны Средней Азии и Закавказья. Однако главной целью в прицеле гибридной войны была и остается Россия.
Гибридная война представляет собой уникальный инструмент для решения одной из важнейших для США задач – навязать противнику свою волю при минимуме собственных людских потерь и расхода ресурсов. Одновременно стратегия гибридной войны позволяет действовать, оставаясь ниже порога силового конфликта, попадающего под определение агрессии в Уставе ООН.
Эти и некоторые другие особенности гибридной войны позволяют правящей элите Соединенных Штатов (и их вольным или невольным союзникам-вассалам) широко использовать возможности гибридного насилия не только для дестабилизации, развала и подчинения своей воле относительно слабых государств, но и в противоборстве с равным в военном отношении противником.
Сегодня правящая американская элита (как демократическая, так и республиканская) в соответствии с замыслом разработчиков стратегии взяла на вооружение весь спектр гибридных подрывных действий для достижения окончательной победы над Россией при минимальных собственных потерях.
События вокруг вакцин все больше
напоминают гибридную спецоперацию.
Фото Reuters
С этой целью осуществлена нарезка театров гибридной войны – так называемых серых зон как стратегического пространства, в пределах которого международная система, балансируя на грани войны и мира, переформатируется под правила диктуемого Вашингтоном нового миропорядка.
Границы серых зон к настоящему времени определены прежде всего в отношении России. Своеобразным удушающим «кольцом анаконды» они охватывают территории среднеазиатских стран, Южного Кавказа, Украины, Молдавии, Белоруссии, стран Балтии, а также Арктику. Именно территории этих государств и регионов, которым отводится роль плацдармов гибридной агрессии против России, уже используются (и планируется расширить их использование) для военных провокаций, подрывных акций в политической, военной, экономической, информационной, кибернетической сферах.
Рассредоточение серых зон вдоль границ России дает возможность противнику синхронизировать подрывные воздействия по виду, месту, времени и интенсивности, добиваясь распыления усилий и ресурсов нашего государства. Подобная стратегия достаточно полно и с изрядной долей цинизма раскрывается в документе американской аналитической корпорации РЭНД «Перенапряженная и несбалансированная Россия. Оценка воздействия вариантов наложения расходов», часть которого появилась в открытом доступе в 2019 году.
Расчеты американских стратегов сводятся к тому, что успех в серых зонах будет достигаться при минимальном непосредственном участии американцев, а проливать кровь будут аборигены. Западные страны и их коалиции – США, НАТО и Европейский союз, по существу, открыто ставят конечной целью максимальное политическое, экономическое, дипломатическое ослабление, расчленение и превращение «осколков» России в послушных марионеток Запада. Способ достижения такой цели в гибридной войне существенно отличается от гитлеровской агрессии 1941 года. Но это отнюдь не снижает уровня нынешних угроз национальной безопасности России. Более того, агрессивная перманентная антироссийская враждебность Запада под прикрытием гибридности и минимального использования силы делает эти угрозы еще более опасными.
Россия внесена в список врагов США администрациями как демократов, так и республиканцев. По словам Руди Джулиани, советника Трампа, политика демократа Обамы превратила Россию во врага США. Госсекретарь США республиканец Майкл Помпео 19 декабря 2020 года заявил, что Россия находится в списке врагов Америки. В интервью американскому журналисту он сказал: «Меня все время спрашивают, кто наш враг. И ответ таков: есть много тех, кто хочет подорвать наш образ жизни, нашу республику, основные демократические принципы. Россия определенно входит в этот список».
Сегодня осознание военной силы России является важнейшей причиной, подталкивающей наших противников к поиску обходных путей сокрушения российского государства. Что и делается с опорой на гибридную войну, которая стала сегодня основным инструментом дестабилизации и развала нашей страны.
В стратегии гибридной войны важная роль военного и политического инструмента Запада отводится Организации Североатлантического договора, которая расширяет сферу своей ответственности до глобальных масштабов. 1 декабря 2020 года генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в докладе для министров иностранных дел альянса «НАТО-2030: единство в новой эре» призвал к срочному реформированию организации. Согласно этим планам, Китай в ближайшие десять лет станет вторым после России противником НАТО, и для противодействия ему необходимо создать ряд специализированных структур.
Противники России пытаются прикрыть истинную суть стратегии гибридной войны и технологий цветных революций тем, что они якобы «точечно» направлены «против Кремля, против Путина». Полноте! Гибридная война в реальности ведется против государства, против Российской Федерации как врага. Это не объявленная формально, но вполне реальная война против российского народа. Война, направленная на разрушение, уничтожение великой страны, о чем веками мечтают англосаксы.
Очевидно, нет необходимости множеством конкретных примеров иллюстрировать всё возрастающие масштабы гибридной войны против нашей страны. Многие из них хорошо известны российской общественности, поскольку охватывают все без исключения стороны жизни россиян в политической, экономической, финансовой, научно-технической, торговой, производственной, образовательной, медико-оздоровительной, исторической, культурной, идеологической, конфессиональной, национальной, военной и других жизненно важных сферах общественной жизни.
По своей агрессивности и решительности целей нынешняя гибридная война превосходит даже самые напряженные годы холодной войны. Во время Карибского ядерного кризиса 1962 года, в другие периоды обострения Соединенные Штаты воздерживались от направления в сторону СССР стратегической бомбардировочной авиации далее «рубежа регулирования» над Северным Ледовитым океаном. Теперь же, в 2020 году, стратегические бомбардировщики В-52 не один раз отрабатывали тактику нанесения ракетно-бомбовых ударов из воздушного пространства Украины по Крыму, а со стороны Балтийского моря по Калининградской области.
В ходе информационной войны сознательно извращается и принижается фактор Победы. В год 75-летия Победы над фашизмом бывшие союзники СССР по антигитлеровской коалиции – США, Великобритания и приглашенная Сталиным в победители Франция – на официальном уровне «отпраздновали» Победу без участия России как правопреемника СССР. Дополнительную лепту в псевдоюридическое «обоснование» пересмотра итогов Второй мировой войны внес Европарламент, который принятым «документом» возложил равную ответственность за развязывание кровопролитной войны на гитлеровскую Германию и Советский Союз и фактически перечеркнул решения Нюрнбергского трибунала.
Официальный представитель ФРГ в ранге министра определила нападение в 1941 году гитлеровской Германии на СССР как «освободительный поход». За этим неминуемо последуют новые шаги по демонизации нашей страны и нашего народа с требованиями покаяться – вплоть до возмещения ущерба, нанесенного войной. Наряду с США особенно активно на этом поле действует Германия, которая пытается представить российский народ источником всех мировых бед. Хорошо известно, к чему привела подобная политика по отношению к евреям в 30-х годах прошлого века.
Все более ожесточенная борьба Запада не с пандемией коронавируса, а с российскими вакцинами – это не только борьба за миллиардные прибыли, это в первую очередь новый участок фронтального наступления агрессивных сил в гибридной войне против России. Бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко заявил, что все происходящее вокруг COVID-19 похоже на гибридную войну. А создаваемый Западом информационный фон вокруг коронавирусной инфекции назвал «информационно-террористической атакой».
В качестве пособников внешнего агрессора проявляют себя продажные «ниспровергатели» всего отечественного из оголтелой пятой колонны.
Каким должен быть ответ России
Представляется, что в условиях нового вида агрессии необходимо открытое заявление авторитетных инстанций России о ведущейся против нашей страны гибридной войне. Такое заявление позволит мобилизовать и консолидировать российское общество для противодействия замыслам враждебных действий инициаторов войны. Каждый россиянин должен осознать, что колокол гибридной войны звонит по нему, по его семье и его Отечеству.
Консолидация больших коллективов, а тем более всей страны потребует разработки конкретных планов по безусловному выполнению уже принятых национальных проектов – и, вероятно, их корректировки. При этом крайне важно синхронизировать действия всех государственных и региональных бюджетных и частных структур, особенно крупных, в интересах существенного повышения качества, обеспечения планомерности и своевременности выполнения всех принятых обязательств.
Вполне очевидно, что несоблюдение любых действующих законов в условиях ведущейся гибридной войны должно рассматриваться, как в военное время, в качестве пособничества врагу. Это же должно относиться и к оценкам противоправной деятельности той части внутренней оппозиции, на активизацию которой откровенно рассчитывают за океаном.
Угрожающая реальность военно-политических шагов Вашингтона и его союзников, направленных на сохранение однополярной системы мироустройства при абсолютном превосходстве в обычных вооружениях ВС США и блока НАТО, предопределяет требование высочайшей бдительности и проведения мер активного противостояния и противодействия всеми органами и структурами государственной власти.
Важно понять, что вполне реальной является возможность перехода гибридной войны в горячую фазу и втягивания России в локальный вооруженный конфликт с использованием созданного вокруг нас «санитарного кордона». Главная задача – принять меры по защите пространства наших жизненно важных интересов, прежде всего на территориях соседей, многие из которых превращены в театры гибридной войны против России. Необходимо выработать стратегию долгосрочного противоборства на каждом направлении, искать сильного союзника-партнера для противодействия, готового внести существенный вклад в реализацию долговременной стратегии совместной борьбы.
В этих условиях важное место должно быть отведено поддержанию, совершенствованию и наращиванию разведывательного потенциала, его добывающей и аналитической структур, способных проводить системную работу по упреждению действий противника, своевременному вскрытию нетрадиционных угроз и подготовки оперативных рекомендаций по их нейтрализации. Потенциал сил и средств контрразведки, специальные информационные структуры, отлаженный механизм военно-гражданского взаимодействия и средств территориальной обороны должны быть способны гарантированно обеспечивать внутреннюю безопасность всей страны.
Несомненно, требует переосмысления вся система подготовки кадров, способных решать комплексные вопросы противоборства в серых зонах. Это должны быть высокообразованные, эрудированные и хорошо мотивированные дипломаты, политики и военные, которым придется иметь дело с разветвленным и сложным спектром попыток вмешательства в различные сферы международной и общественной жизни. Особое внимание должно уделяться патриотическому воспитанию молодежи. В учебные программы вузов целесообразно включить курс «Гибридная война».
Вероятно, потребуется и продуманная, взвешенная, но радикальная перестройка государственных институтов для совершенствования их возможностей противостоять гибридной агрессии, откуда бы она ни исходила, умело и эффективно использовать в пользу России происходящие в мире изменения. Целесообразно рассмотреть вопрос создания межведомственной структуры, способной возглавить и координировать работу различных министерств и ведомств по противодействию гибридной войне и цветным революциям. Исследования гибридной войны должны быть продолжены под эгидой Академии военных наук как руководителя и интегратора.
Осознание апологетами гибридных войн адекватного восприятия руководством и народом России вызовов и угроз, исходящих от США и их союзников, реализация активных мер постоянного противостояния и противодействия, без сомнения, будут оказывать отрезвляющее влияние на горячие головы гибридных стратегов.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

319

Похожие новости
10 июня 2021, 22:00
11 июня 2021, 17:00
18 июня 2021, 14:40
03 июня 2021, 23:00
14 июня 2021, 21:00
10 июня 2021, 22:00

Новости партнеров