Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Newsweek: тайные армии Путина — где они будут воевать в следующий раз?

В пустыне, расположенной в восточной части Сирии недалеко от города под названием Дейр-эз-Зор, можно увидеть груду камней вокруг деревянной доски с православным крестом и выжженной на дереве надписью: «2017. Вечная память бойцам, погибшим и пропавшим без вести в САР (Сирийской Арабской Республике)».
Эта груда камней украшена ремнем от автомата, пулей крупного калибра, а также российским армейским шлемом. Погибшие названы по их позывным военного времени — Воин, Палач, Скорпион, Соловей.
Newsweek: тайные армии Путина — где они будут воевать в следующий раз?
Все они, предположительно, были российскими наемниками и были убиты в ходе военных действий в Сирии. Однако их имена не будут учтены в каких-либо списках потерь. Россия никогда не признает их очевидную роль в этом конфликте.
Для тайных солдат Москвы эта груда камней может оказаться единственным подобием официального признания.
Использование наемников запрещается действующими российскими законами. Однако, по крайней мере, с 1990-х годов Москва использует их как опосредованных ставленников (связь с которыми можно отрицать) в своих военных интервенциях за границей. В Боснии, а также в отколовшейся молдавской провинции Приднестровье команды «добровольцев», тайным образом поддерживаемые российскими военными, участвовали в военных действиях — тогда как реальные российские войска официально действовали как нейтральные миротворцы. Однако за последние четыре года президент Владимир Путин значительно увеличил использование частных военных подрядчиков в качестве важнейшей составной части своей внешней политики, в том числе для увеличения российского влияния в восточной Украине и в Сирии.
Этот сдвиг начался рано утром 18 марта 2014 года, когда подразделения регулярных российских войск со снятыми с формы знаками различия вышли со своей базы в Севастополе и заняли ключевые военные объекты по всей территории украинского Крыма. Эти солдаты получали поддержку от разношерстных групп неопознанных боевиков, представители которых направились на радиостанции, а также к правительственным зданиям. Некоторые из них были промосковски настроенными украинскими полицейскими, а другие — местными бандитами, однако многие из них, по данным западных аналитиков и Службы безопасности Украины, были платными наемниками.
Позднее летом того же года, когда военные действия начались на востоке Украины, ГРУ, российское ведомство военной разведки, начало направлять значительно более многочисленные и лучше организованные подразделения из числа бывших российских военнослужащих, набранных в основном на Северном Кавказе, для участия в боевых действиях на Донбассе. С того времени наемники стали «центральным элементом геополитических авантюр Кремля, в том числе на Украине и особенно явно в Сирии», — отмечает Марк Галеотти (Mark Galeotti), старший научный сотрудник Института международных отношений, расположенного в Праге исследовательского центра.
Привлечение на основе аутсорсинга наемников позволяет Кремлю скрытно участвовать в таких конфликтах как война на Украине и одновременно официально заявлять о своей непричастности к нему. Это также позволило Кремлю увеличить свое военное присутствие в объявленных войнах, в таких как война в Сирии, не сообщая при этом в своих потерях, что облегчает сохранение поддержки со стороны общества.
Использование наемников — «это незаконный способ предоставления пушечного мяса для внешнеполитических авантюр Кремля, — подчеркивает Кирилл Михайлов, активист расположенной в Москве организации Конфликт Интеллидженс Тим (Conflict Intelligence Team), которая занимается сбором открытой информации о российской тайной военной активности. — Хотя они и являются наемниками, они остаются россиянами, и, по нашему мнению, российское общество имеет право знать о тех гражданах России, которые погибают, выполняя за границей грязную работу для Путина».
Продолжает оставаться неясной истинная природа отношений между российскими военными и тайными частными военными компаниями, действующими в Сирии и на Украине. Вместе с тем Кремль не проявляет излишнюю скромность, когда публично восхваляет ведущих представителей частных военных компаний за их служение отечеству. В декабре 2016 года подполковник Дмитрий Уткин был сфотографирован на банкете в Кремле вместе с Путиным. Уткин является основателем Группы Вагнера, которую Министерство финансов США назвало главным вербовщиком российских граждан для участия в военных действиях в Сирии, и произошло это в тот момент, когда это ведомство ввело санкции против него лично в прошлом году (Связаться с самим Вагнером для получения комментария не удалось).
Российский президент был также сфотографирован с Евгением Пригожиным, с предпринимателем из Санкт-Петербурга, которого российские средства массовой информации называют «шефом Путина» за его обширный ресторанный бизнес и работу в области поставки продуктов питания. Министерство финансов США ввело банковские и визовые санкции против Пригожина за наличие у него активов расположенной в Москве трейдинговой компании «Евро Полис», которая занимается, в том числе торговлей нефтью. Российский антикоррупционный активист Алексей Навальный показал наличие глубоких коммерческих связей между компанией «Евро Полис» и российским Министерством обороны, а независимый информационный веб-сайт fontanka.ru назвал Пригожина фасадом деятельности Группы Вагнера в Сирии (на своем веб-сайте эта компания сообщает об интересах в области горного дела, добычи природного газа и нефти, а в 2016 году она открыла свое представительство в сирийской столице Дамаске). Ни «Евро Полис», ни компания Пригожина «Конкорд Менеджмент» (Concorde Management) не откликнулись на просьбу редакции еженедельника Newsweek о предоставлении комментария.
За последние несколько лет Уткин стал, вероятно, наиболее известной фигурой в теневом мире частных российских военных подрядчиков. Как и бывший «морской котик» Эрик Принс (Erik Prince), основатель компании Блэкуотер (Blackwater), американского военного подрядчика, предоставившего десятки тысяч частных охранников во время второй иракской войны, Уткин стал ключевым игроком в операциях, проводимых российскими военными. Но в отличие от компании Blackwater, солдаты Уткина не имеют официальных договорных отношений с российским Министерством обороны, и, в отличие от американских частных подрядчиков, люди Вагнера воюют на линии фронта.
«Американские подрядчики выполняют вспомогательную работу, такую как защита нефтяных месторождений», — отмечает Павел Фельгенгауэр, военный аналитик издающейся в Москве независимой «Новой газеты». По словам Фельгенгауэра, такие компании как Группа Вагнера больше похожи на африканские армии, в том числе на пресловутую организацию Экзекьютив Ауткамз (Executive Outcomes), которая была нанята правительствами Анголы и Сьерра Леоне в 1990-х годах для жестокого подавления марксистских мятежей.
Уткин, родившийся на Украине в 1970 году, командовал бригадой спецназа, подразделением для проведения специальных операций российского управления военной разведки. Он ушел в отставку в 2013 году и начал работать в частной военной компании под названием Моран Секьюрити Груп (Moran Security Group), которая, по данным ее собственного веб-сайта, специализируется на проведении антипиратских операций, а также занимается вопросами обеспечения безопасности и обучением персонала в этой области по всему миру. По данным проведенного в 2016 году сотрудниками Радио Свободная Европа расследования, руководители Moran Security Group в 2013 году создали в Санкт-Петербурге организацию под названием «Славянский корпус», который занимался вербовкой бывших российских военнослужащих для работы по обеспечению охраны нефтяных месторождений и трубопроводов в Сирии. Как говорят, эта миссия закончилась полным провалом, а, по мнению работающего в Лондоне высокопоставленного американского источника в области частной охранной деятельности (он не дал разрешения на использование его имени), «Славянский корпус» был плохо экипирован, им плохо руководили, и он понес большие потери.
«Что касается военных подрядчиков, то часто трудно сказать, где кончаются частные интересы и начинаются государственные», — подчеркнул этот источник из области частной безопасности, попросивший не называть его имя. — И в этом весь смысл. Что касается деятельности «Славянского корпуса» в Сирии, то там, вероятно, присутствовали и те, и другие интересы. Российские нефтяные компании хотели работать (в Сирии), а (Кремль) тоже хотел присутствовать там неофициально».
Несмотря на эту неудачу, Уткин в 2014 году создал «Группу Вагнера», которая была названа по аналогии с его военным позывным, который, как говорят, был выбран по причине его восхищенного отношения к нацистской Германии. По словам военного аналитика Фельгенгауэра, Уткин вскоре стал ключевым, хотя и неофициальным, сотрудником Кремля. Уткин был замечен в мятежной Луганской области на востоке Украины, где он возглавил подразделение бывших солдат, которые воевали на стороне местных мятежников. Люди Вагнера «являются непосредственными российскими ставленниками», считает Фельгенгауэр. «Однако они полунезависимы, и в их распоряжении правдоподобное отрицание — русские могут сказать: «Нам о них ничего не известно».
Как говорят, люди Уткина действовали эффективно и жестоко. По данным Службы безопасности Украины, солдаты из Группы Вагнера были в числе тех, кто сбил украинский самолет в международном аэропорту Луганска в июне 2014 года, и тогда погибли 40 украинских десантников. Украинская разведка утверждает, что Группа Вагнера сыграла ключевую роль в организации испепеляющего артиллерийского обстрела, который стал причиной поражения Киева в районе города Дебальцево в начале 2015 года.
Как говорят, более ценную помощь Кремлю люди Вагнера оказали тем, что помогли уничтожить лидеров мятежников, отказавшихся выполнять приказы. В ноябре прошлого года Служба безопасности Украины опубликовала то, что было названо перехватом переговоров, который доказывает наличие прямой связи между Уткиным и Игорем Корнетом, министром внутренних дел Луганской Народной Республики, приказавшим Вагнеру уничтожить несогласных командиров. В марте 2016 года российский националистический веб-сайт «Спутник и Погром» (Sputnik & Pogrom) похвалился тем, что люди Вагнера ликвидировали более 10 боевиков луганского ополчения вместе с их непокорным командиром. Служба безопасности Украины утверждает, что Вагнер разоружил бригаду «Одесса» в составе армии Луганской Народной Республики после окружения ее базы в городе Краснодон, и сделано это было с помощью танков и артиллерии.
Группа Вагнера — одна из российских частных военных компаний, участвующих в боевых действиях на Украине. Об этом сообщает ИнформНапалм, расположенная на Украине волонтерская организация, занимающаяся сбором доказательств из социальных сетей о российском вмешательстве на Донбассе. По имеющимся данным, деятельность группы Вагнера является успешной — мятежники и их наемники отбили атаку украинской армии, и в результате отколовшиеся и поддерживаемые Кремлем республики добились своего рода независимости, которую они сохраняют и сегодня.
Большие возможности открылись для группы Вагнера после начала в сентябре 2015 года официального вмешательства России в войну в Сирии. ГРУ предоставил штаб-квартиру 10-ой бригады специальных операций в городе Молькино, рядом с российским южным городом Краснодаром, в распоряжение группы Вагнера для проведения там военной подготовки для своих новобранцев — об этом рассказали родственники солдата из Группы Вагнера Тамерлана Качмазова. Позднее они посетили этот лагерь и потребовали предоставить им информацию в тот момент, когда он пропал в Сирии, а затем у них была встреча с корреспондентами независимого телеканала «Дождь».
Многие наемники не хотят рассказывать о своем опыте западным журналистам. Однако один из них, называющий себя тайным солдатом, сообщил корреспонденту еженедельника Newsweek о том, что он был завербован для участия в боевых действиях в Сирии в 2015 году агентом крупной частной военной компании (он отказался сказать, какой именно), и произошло это в тот момент, когда он в качестве добровольца находился в составе донецкого ополчения. Он назвал себя Сергеем и сказал, что ему 30 лет и что раньше он работал водителем в Донецке. Не было возможности для проведения независимой проверки его данных, однако детали его рассказа соответствуют тому, о чем говорили в своих интервью российской прессе ветераны частных военных операций в Сирии.
«Моей главной мотивацией были деньги, а не патриотизм, — говорит Сергей в телефонном интервью. — Многие ребята соглашаются поехать туда из-за денег. Им предлагают 150 тысяч рублей в месяц (2600 долларов) — а у себя дома (в Донецке), если повезет, можно получить 15 тысяч рублей. Вербовщики сказали нам, что у нас будет безопасная работа — мы будем охранять коммуникации, базы и тому подобное».
Сергей и другие новобранцы были доставлены в сирийскую Латакию на чартерном самолете. По его словам, они выдавали себя за гражданских инженеров. Но вскоре после прибытия на место они уже приняли участие в серьезных боевых действиях. Подготовка была «довольно общей», а дисциплина строгой. «Нам, новобранцам, не разрешалось купаться, когда мы были в лагере около Латакии, и все подразделение могло быть наказано, если кто-нибудь был бы уличен в употреблении алкоголя», — говорит он. Эта частная военная компания, по его словам, платила премию в 5 тысяч рублей (88 долларов) за голову любого члена Исламского государства (запрещенная в России организация). Согласно достигнутой договоренности, компенсация в случае серьезного ранения должна была составить 900 тысяч рублей (16 тысяч долларов), тогда как родственникам любого убитого солдата обещали выплатить 3 миллиона рублей (53 тысячи долларов). По данным «сарафанного телеграфа» наемников, никто их них не был обманут относительно обещанной заработной платы.
По данным организации Conflict Intelligence Team, Вагнер разместил около 3 тысяч своих сотрудников в Сирии в период с 2015 года по 2017 год, что почти соответствует официальным данным о российском военном персонале — 4 тысячи регулярных военнослужащих и летчиков, находившихся там. Солдаты Вагнера были в первых рядах во время стратегических сражений, в том числе в борьбе за освобождение Пальмиры от боевиков Исламского государства (запрещено в РФ, ред.) в 2016 году — эта победа была торжественным образом отпразднована Кремлем, и тогда в древнем амфитеатре был устроен концерт с участием Валерия Гергиева, ведущего российского дирижера.
В своем интервью Роберт Пелтон (Robert Young Pelton), автор книги «Лицензия на убийство: Наемники в войне с террором» (Licensed to Kill: Hired Guns in the War on Terror) в беседе с корреспондентом еженедельника Newsweek говорит о том, что люди Вагнера в Сирии действовали, в основном, как «советники на передовых позициях, они занимались подготовкой, а затем управлением огня и передвижениями на линии фронта». Один из источников Пелтона, работавший в Дейр-эз-Зоре, сказал ему о том, что воевавшие русские «не произвели большого впечатления — не многие были профессионалами в этой команде, и слишком много крови».
В основном команда Вагнера «действовала в области подготовки и управления сирийскими подразделениями, ведения огня и коммуникации», — добавляет Пелтон. — Кроме того, они координировали авиаудары, а также способствовали тому, чтобы подавляющее российское превосходство в воздухе смогло повернуть ход войны в пользу Башара аль-Асада.
По мнению Фельгенгауэра, военного аналитика, Вагнер и его коллеги внесли решающий вклад в военные действия Асада. «Они участвуют в серьезных сражениях… Они первоклассные специалисты мотострелковых войск, они умеют обращаться с зенитными установками, артиллерийскими орудиями, ракетными системами и так далее».
В сравнении с официальными американскими военными подрядчиками сотрудники группы Вагнера в значительно меньшей степени подотчетны, и, как считают аналитики, их очевидные успехи имеют высокую цену. По данным веб-сайта fonranka.ru, по крайней мере 73 наемника погибли в Сирии, а по оценке экспертов организации Conflict Intelligence Team — 101.
Несмотря на попытки российских властей скрыть гибель этих людей, несколько независимых интернет-ресурсов опубликовали интервью с их возмущенными родственниками. В октябре прошлого года Исламское государство (запрещено в РФ, ред.) разместило в интернете видео, в котором фигурировали захваченные сотрудники группы Вагнера. Эти люди, Григорий Цуркану и Роман Заболотный, по их собственному признанию, были российскими гражданами, однако российскому Министерству обороны они были неизвестны, а официальный представитель министерства выразил сомнение по поводу того, что они являются россиянами.
В декабре, спустя три месяца после захвата своего сына, родители Цуркану в интервью телеканалу «Дождь» сообщили о том, что оперативники Вагнера появились у них дома для того, чтобы помешать их общению с прессой. Позднее им было сказано — это вновь были люди Вагнера, — что их сын убит. «Я была наивной, — сказала, вытирая слезы, его мать в беседе с корреспондентом телеканала «Дождь». — Путин однажды сказал: «Мы русских не бросаем». Я поверила этому. Теперь я понимаю, что это ложь. Будь они прокляты, Вагнер и все остальные».
Несмотря на официальное отрицание наличия прямых связей, Кремль, похоже, наградил командиров группы Вагнера за их службу. Уткин и его заместитель Александр Кузнецов, у которого имеется судимость за похищение людей и разбойное нападение, как говорят, четыре раза были награждены «Орденом Мужества». Оба они были сфотографированы с Путным в декабре 2016 года вместе с Андреем Богатовым, главой четвертой разведывательно-штурмовой роты группы Вагнера (он потерял руку в боях за Пальмиру), а также вместе с исполнительным директором Андреем Трошевым. По данным российской прессы, Богатов и Трошев также получили звание Героев России за исключительные заслуги перед российским государством. Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков подтвердил аутентичность фотографий, но не наград.
«Возможно, это было результатом лоббирования со стороны сирийского правительства, — говорит в беседе с корреспондентом еженедельника Newsweek сенатор Франц Клинцевич, заместитель главы Комитета по обороне и безопасности верховной палаты российского Парламента. — Возможно, они сказали: «Эти ребята настоящие герои. Они заслуживают этой награды… Однако нет никаких официальных связей между этими людьми и российским правительством».
В течение многих лет Клинцевич пытается с помощью лоббирования добиться того, чтобы сделать законным в России использование наемников. «Нам нужно применять опыт Соединенных Штатов и интегрировать частные военные компании в наше военное планирование, — говорит он. — Мы не смогли пока принять соответствующие законы из-за конфликта между Министерством обороны и Федеральной службой безопасности по поводу того, кто будет контролировать деятельность таких военных групп. У них серьезное оружие, а не только автоматы АК-47, и поэтому этот вопрос должен быть урегулирован с точки зрения обеспечения безопасности».
Сергей Железняк, заместитель главы Комитета Государственной Думы по международным делам соглашается с этим. «Американцы все время используют военных подрядчиков, — говорит он в интервью еженедельнику Newsweek. — А почему мы не должны это делать?» Однако, по мнению некоторых аналитиков, дебаты по поводу легализации частных военных компаний не затрагивают ключевой вопрос. И не только по причине того, что американские частные подрядчики — их деятельность также весьма противоречива — выполняют другие роли. Тесные отношения между российскими военными и наемниками позволяют Кремлю использовать их в качестве тайных солдат в тех местах, где официально российская армия не присутствует. Частные армии — это совершенный инструмент для проведения недавно открытой гибридной войны, в ходе которой мобилизуются тайные подразделения и частные компании для достижения целей государства. Вагнер «выглядит как представитель частного сектора, и иногда он ведет себя соответствующим образом, но когда надо, его призывают на службу, — говорит Галеотти из Института международных отношений. — Такие компании как Группа Вагнера являются просто экстремальным примером превалирования гибридной модели бизнеса, при которой частные предприятия используются не только для того, чтобы добиваться поставленных Кремлем целей внутри страны, но и вести войны за границей».
Российская интервенция в Сирии оживила амбиции Кремля относительно того, чтобы стать влиятельным посредников на Ближнем Востоке — а наемники представляют собой отличное средство для проецирования силы без официального участия Кремля. «Группа Вагнера стала довольно хорошо организованной, и его люди показывают, что они могут быть очень полезны», — подчеркивает Фельгенгауэр.
В марте бывшие солдаты из РСБ-Групп, частной военной компании, появились в тех районах Ливии около города Бенгази, которые были захвачены поддерживаемым Москвой местным военным правителем Халифой Хафтаром и в которых нужно было проводить разминирование. Предположительно они прибыли туда по приглашению местной цементной компании, сказал владелец компании РСБ-Групп Олег Криницын в интервью агентству Рейтер (Reuters). А недавно регулярные российские войска появились на авиационной базе в Египте в городе Сиди-Баррани, примерно в 100 километрах от египетско-ливийской границы. Кроме того, группа в составе 22 человек из сил специальных операций была направлена в расположенный рядом морской порт Мерса-Матрух, однако пока не ясно, продолжает ли в настоящее время кто-либо из российских наемников действовать в поддержку Хафтара.
Сегодня, когда Россия сокращает свое военное участие в Сирии, многие рассуждают о том, куда теперь Путин направит свои частные армии — и где теперь может быть установлен памятник погибшим тайным солдатам.

Подпишитесь на нас Вконтакте

186

Похожие новости
17 февраля 2018, 06:20
16 февраля 2018, 09:20
16 февраля 2018, 09:20
16 февраля 2018, 14:40
17 февраля 2018, 20:20
16 февраля 2018, 22:40

Новости партнеров