Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
20 сентября 2021, 19:00
20 сентября 2021, 13:20
20 сентября 2021, 17:20
20 сентября 2021, 15:00
20 сентября 2021, 13:40

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Newsweek Polska: польская армия не продержится и двух дней

Российские танковые войска пересекли границу Польши, захватили Тересполь и движутся на Варшаву. Россияне располагают своей лучшей техникой, то есть современными танками Т-14 «Армата». На линии Радзынь-Подляский — Мендзыжец-Подляски путь им преграждают 250 американских танков «Абрамс», находящихся на вооружении польской армии. Россияне знают, насколько это грозное оружие, поэтому решают не рисковать и прекращают наступление. Такое развитие событий предвидел Мариуш Блащак (Mariusz Błaszczak), который уже давно говорил, что эти современные американские машины смогут «реально сдержать агрессора».
Россияне стараются нанести удар по польским городам и военным аэродромам при помощи комплексов «Искандер», базирующихся в Калининградской области и в Белоруссии. Однако поразить цели им не удается, поскольку наши ЗРК «Пэтриот» успешно перехватывают ракеты.
Если судить по высказываниям политиков правящего лагеря, которые занимаются вооружением польской армии, первый этап потенциального вооруженного конфликта с Россией они представляют себе именно так. Возможно, они уже поверили в собственную пропаганду, которую распространяет, в частности канал «Тэ-Фау-Пэ», изображающий нашу армию как минимум региональным лидером.
Слушать это приятно. Многие поляки чувствуют себя спокойнее, узнавая, что наши вооруженные силы скоро получат от американцев новейшую версию лучших танков в мире, истребители пятого поколения Ф-35, грозные системы ракетной артиллерии «Хаймарс» или считающиеся одними из самых эффективных зенитно-ракетные комплексы «Пэтриот».
Военные, которые до недавнего времени занимали высокие посты в польской армии, а поэтому прекрасно знают, каковы ее потребности и слабые места, остужают великодержавные настроения. Они утверждают, что нам недостает силы, сплоченности и готовности, а решения политиков партии «Право и справедливость» (PiS) отнюдь не служат укреплению нашей безопасности.
Восточная Польша не для танков «Абрамс»
В июле вице-премьер Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński) и глава оборонного ведомства Мариуш Блащак гордо объявили, что они запускают программу по оснащению польской армии 250 легендарными американскими танками «Абрамс» в самой современной версии (M1A2 SEP v3). В США уже направлен запрос на покупку, а Качиньский рассказал, что первые машины, если все пойдет хорошо, мы получим уже в следующем году. Потратят на них баснословную сумму: 23,3 миллиарда злотых (примерно 6 миллиардов долларов, — прим.пер).
«Во столько же нам должны в целом обойтись самолеты Ф-35, батареи ЗРК "Пэтриот" и "Хаймарс"», — отмечает бывший руководитель Генерального командования ВС Польши генерал Мирослав Ружаньский (Mirosław Różański).
«Абрамс» — это одни из лучших, если не самые лучшие танки в мире. Они хорошо зарекомендовали себя в боевых условиях, в частности, в Ираке и Афганистане. Их главным преимуществом часто называют безопасность экипажа, которая достигается при помощи уникального для такого рода машин решения: он изолирован от отделения, в котором находятся боеприпасы, поэтому не рискует пострадать от их взрыва, если в танк попадет снаряд неприятеля. Кроме того, «Абрамс» обладает серьезной огневой мощью, а также имеет современную систему наведения и управления огнем. В связи с этим политики правящего лагеря уверяют, что покупка такой техники значительно укрепит нашу безопасность.
«Почему мы тогда покупаем 250, а не 500 "Абрамсов"? Мы бы тогда еще лучше укрепили безопасность», — с сарказмом вопрошает Мечислав Гоцул (Mieczysław Gocuł), который в 2013-2017 годах был начальником Генштаба, то есть важнейшим офицером в польских вооруженных силах.
Блащак объявил, что «Абрамсы» разместят на востоке страны, чтобы «они защищали нашу родину». Его высказывания вызвали недоумение, поскольку он упомянул о так называемых Смоленских воротах, а этот геополитический термин используют в отношении территории у белорусско-российской границы. Быстро выяснилось, что польские «Абрамсы» будут, однако, охранять зону между Бугом и Вислой, но и это вызвало у многих военных вопросы. Они подчеркивают, что основные польские силы могут оказаться уничтоженными уже на первом этапе конфликта, что лишит нас возможности нанести контрудар.
«Я не ожидаю от политиков знания военной истории, но они должны извлекать выводы хотя бы из того, что произошло в сентябре 1939 года, — говорит Ружаньский. — С того момента, как министром обороны стал Антоний Мачеревич (Antoni Macierewicz), у нас стала преобладать такая риторика, как в 1939 году: стянем к границе все самое лучшее, тогда мы будем в безопасности. Если провести сравнение с шахматами, можно сказать, что Мачеревич или Блащак хотят использовать на первом этапе игры ладью, слонов и ферзя. Меня ужасает, что некоторые мои коллеги не реагируют на такие очевидно ошибочные решения. Я бы посоветовал министру обороны задуматься, почему в 2017 году американцы, направив в Польшу танковую бригаду, разместили свои танки не на востоке нашей страны, а в Свентошуве, Жагани, Сквежине и Дравско-Поморском. Они просто понимали, где и как эти машины можно использовать».
«Пространство между Бугом и Вислой труднодоступно для таких тяжелых танков, как "Абрамс". Они не смогли бы там маневрировать хотя бы потому, что там недостает мостов, способных выдержать их вес», — отмечает бывший командующий сухопутными войсками генерал Вальдемар Скшипчак (Waldemar Skrzypczak).
Аэродромы продержатся два дня
Такие масштабные инвестиции, как закупка 250 танков «Абрамс», отнюдь не гарантируют, что обороноспособность нашей армии повысится, предупреждают бывшие командующие. Если мы не укрепим другие элементы вооруженных сил, в ходе конфликта наши танки просто уничтожат.
«Есть три основных условия для контратаки или контрудара в оборонительной операции, — рассказывает генерал Гоцул. — Прежде всего нужно остановить противника в центре и на флангах, чтобы он не мог нас окружить. Потом нужно обрести перевес как минимум три к одному на направлении контрудара и превосходство в воздухе. Последнее сделать мы не сможем, поскольку у нас нет систем ПВО малой и средней дальности. Раньше существовала концепция маневренной обороны, в рамках которой предполагалось нанести противнику урон на пространстве от границы до Вислы, а потом выполнить контрудар. Сейчас никакой маневренной обороны нет: отправлять танки в район Смоленских ворот без ПВО, означает обрекать солдат на смерть. Мы не имеем права использовать эти машины, не обладая такой защитой, поскольку для уничтожения танковой бригады достаточно удара трех вертолетных эскадрилий. Если у восточной границы вспыхнет конфликт, мы можем только вывести машины из ангаров и направить их к западным рубежам, но никак не на восток».
«Но ведь у нас есть истребители Ф-16, не могут ли они обеспечить нашим танкам защиту?» — интересуюсь я. «Россияне располагают комплексами "Искандер", а у нас нет систем ПВО, поэтому аэродромы, где базируются наши самолеты, в случае конфликта продержатся максимум два дня. Разумнее было бы перебазировать наши Ф-16 в Германию, но оттуда они не долетят до восточной границы и не вернутся без дозаправки в воздухе. А дозаправиться они не смогут, поскольку мы отказались от участия в соответствующей программе за день до ее подписания на саммите НАТО в Варшаве», — объясняет генерал.
«Мы не справимся с "Искандерами"? Но ведь мы закупаем комплексы "Пэтриот" для противоракетной и противовоздушной обороны, а также РСЗО "Хаймарс"», — отмечаю я. «Мы покупаем две батареи комплекса "Пэтриот", этого мало даже для защиты одной Варшавы. Такого количества достаточно для одной, возможно, двух бригад, а не для имеющихся у нас 15. Противник располагает ударными ракетами дальностью 480 километров. Российские зенитно-ракетные системы С-400 «Триумф» имеют дальность до 400 километров. Российские самолеты могут наносить удары по целям, находящимся на расстоянии в 150 километров и более, им даже не придется входить в наше воздушное пространство, чтобы нанести нам урон. Наши РСЗО "Хаймарс" не успеют сделать ни одного залпа, поскольку их нечем будет защитить», — заключает генерал Гоцул.
Боеприпасов хватит на сутки
«Хаймарс» — хороший пример того, что боеспособность армии не повысится от эффектных закупок современной техники, если они совершаются бессистемно. «Хаймарс» — это система ракетной артиллерии, которая способна поражать цели в глубине территории неприятеля на расстоянии до 300 километров. Польша за 141 миллион долларов покупает 18 боевых пусковых установок и 2 учебные.
В теории все выглядит великолепно и угрожающе для наших потенциальных противников, тем более что сейчас максимальный радиус поражения польской артиллерии составляет 40 километров (самоходные гаубицы «Краб»). Проблема в том, что у нас будет очень мало боеприпасов к батареям «Хаймарс»: 270 ракет дальностью 70 километров и 30 — 300 километров. Эксперты полагают, что в условиях военного конфликта такого запаса хватит всего на сутки. Кроме того, боеприпасы к американской технике придется преимущественно доставлять из США через Атлантический океан.
«Противник, разумеется, постарается заблокировать эти поставки. Американцы полагают, что в Европу удастся доставить 70% того, что они отправят. Я считаю эту оценку излишне оптимистичной. Но даже когда они привезут эти боеприпасы в Европу, то кто получит их в первую очередь? Не мы, а американцы», — говорит генерал Скшипчак.
Польские батареи «Хаймарс» также окажутся «слепыми». Они могут быть грозными, если обслуживающие их военные получают данные о целях в радиусе 100-300 километров за линией фронта. Сейчас польская армия способна «увидеть», что происходит у противника на расстоянии в 30-50 километров. РСЗО «Хаймарс», которые мы должны получить к 2023 году, нам, судя по всему, останется только держать в ангарах и выводить оттуда на военные парады, чтобы политики получили возможность похвастаться тем, как они укрепляют армию.
Нам уже едва хватает средств на обслуживание той техники, которую мы приобрели. После закупки, например, самолетов Ф-35, средств останется еще меньше. «Ф-35 — это отдаленное будущее, но политики, пожалуй, сами сейчас молятся, чтобы мы не получили их слишком быстро. У нас есть 48 самолетов Ф-16. Стандарты и здравый смысл требуют, чтобы на один самолет приходилось в среднем полтора пилота, то есть их нужно примерно 70. Для получения статуса "готов к бою" пилот должен налетать как минимум 160 часов, преимущественно в воздухе, а не на авиационном тренажере. В 2016 году, когда я еще служил, час полета Ф-16 без использования боевых средств стоил 68 000 злотых (17 500 долларов, — прим.пер.). Это добавляется к расходам на поддержание формы уже обученных пилотов. Для Ф-35 цифры будут по меньшей мере в три раза больше. При этом в армии сейчас стараются экономить на всем», — рассказывает генерал Гоцул.
Бывших командующих можно заподозрить в том, что они критикуют решения политиков правящего лагеря, поскольку конфликтуют с ними. Они сами, однако, подчеркивают, что не выступают против оснащения армии современной техникой, но этот процесс должен быть продуманным и координированным, иначе деньги будут потрачены впустую.
«Закупки, которые мы сейчас видим, имеют лоббистско-политическую подоплеку. Плана развития армии не может быть без стратегии безопасности, то есть концепции использования ВС, а мы не имеем даже доктрины использования авиации, артиллерии или сухопутных сил», — указывает генерал Скшипчак.
«Политики правящей партии увеличили временной отрезок для планирования развития армии с 10 до 15 лет. Сделано это для того, чтобы хвалиться, как они увеличивают расходы на оборону. Если добавить несколько лет, получаются огромные суммы, более 520 миллиардов злотых (133, 7 миллиардов долларов, — прим.пер.), — добавляет генерал Гоцул.
Платой за ошибки политиков станут кладбища
Генерал Ружаньский обращает внимание на проблемы, которые проистекают в том числе из того, что все более важную роль в принятии решений о закупках играют политики и связанные с ними чиновники. «Министры Мачеревич и Блащак ввели законодательные нормы, которые ограничили полномочия Генштаба в закупках. Ранее было так, что новые системы на вооружение армии вводил своим решением его начальник, сейчас это делает чиновник, один из заместителей министра обороны. Так было сделано потому, что некоторые военные пытались заблокировать неверные шаги. Говорилось о внедрении гражданского контроля над армией, но он порой приобретает карикатурную форму. Министр сейчас не просто руководит ведомством, но и фактически командует армией», — объясняет Ружаньский.
Партия «Право и справедливость», как говорят бывшие командующие, превратила оборонный бюджет в свой партийный фонд и демонстрирует своему электорату, что наращивает потенциал польской армии. «Политики покупают себе дорогую технику, как игрушки. Понравились "Абрамсы" — покупаем. Так делаются закупки в Саудовской Аравии. Принц, который одновременно выступает министром обороны, просыпается и говорит, что ему хотелось бы иметь самолеты Ф-22. "Постараемся, чтобы завтра к нам поступили первые экземпляры", — отвечают ему. Наши правящие элиты покупают в кредит по такой системе (или, скорее, без всякой системы), вооружения, стоящие десятки миллиардов. Это чистая политика, не имеющая ничего общего с государственной оборонной стратегией. Польское руководство отказалось от стратегического управления безопасностью государства, сделав упор на безопасности собственной партии и сохранении власти любой ценой», — указывает генерал Гоцул.
Его коллеги сомневаются даже, что новейшие вооружения, которые мы закупаем у американцев, вообще доедут до Польши. «Нам несколько лет рассказывали, что мы будем строить в Щецине подводные лодки, вместе с украинскими партнерами мы собирались развернуть программу, связанную с вертолетами. Планов было много, но ничего из этого не реализовано», — отмечает Ружаньский.
Военные предупреждают, что антидемократическая политика польских властей ограничивает боеспособность польской армии. В случае конфликта западные страны могут не проявить рвения в помощи авторитарной стране, в которую превращается Польша. «Наши отношения с американцами становятся все более натянутыми, например, из-за давления властей на телеканал "Тэ-Фау-Эн", принадлежащий американскому концерну "Дискавери". Американцы могут не проявить желания поставлять нам боеприпасы или комплектующие к той технике, которую мы закупаем. Не укладывается в голове, как можно рисковать возникновением разногласий с США, а одновременно покупать у них вооружения, — не скрывает своего удивления ситуацией генерал Гоцул. — В НАТО мы сейчас занимаем периферийную позицию, мы сами себя на нее поставили. Мы не участвуем в процессе союзнического оборонного планирования, не учитываем в наших закупках потребностей всего Альянса, которые выступают в том числе нашими потребностями. Более того, мы подводим наших союзников. Польша собиралась приобрести многоцелевые и боевые вертолеты, наши союзники имели все основания полагать, что, раз поляки этим занялись, они могут уже этого не делать и вложить деньги в другую технику. Но в итоге вертолетов мы не купили. Такая же ситуация была с системами дозаправки самолетов в воздухе», — добавляет он.
«Накануне Второй мировой войны польские политики тоже заявляли, что мы не отдадим врагу ни пяди земли, а потом бежали из Польши. Дороже всего заплатил народ: погибли 6 миллионов человек. За безрассудство политиков и их несерьезное отношение к безопасности всегда расплачиваются простые граждане. Сейчас все может повториться. Цена бывает очень высокой: это огромное количество могил, на которые потом возлагают венки», — подводит итог Вальдемар Скшипчак.

Подпишитесь на нас Вконтакте

509

Похожие новости
16 сентября 2021, 12:40
17 сентября 2021, 19:00
20 сентября 2021, 17:20
20 сентября 2021, 13:40
16 сентября 2021, 01:20
16 сентября 2021, 01:20

Новости партнеров