Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Нечаянное чаепитие с командующим

Дмитрий Язов славился в офицерской среде отсутствием генеральской надменности. Фото с сайта www.defenseimagery.mil
Угораздило моего однокурсника Сергея М. спустя полгода после окончания «клубного» факультета Львовского ВВПУ получить назначение на должность замполита автомобильной роты батальона охраны штаба Краснознаменного Дальневосточного военного округа. Сослуживцы завидовали: повезло «летёхе» при «дворе» служить на виду у высокого начальства, обзаведется связями – сделает карьеру.
Как самый молодой, лейтенант заступал дежурным по части с субботы на воскресенье. Как водится, дел невпроворот, однако неукоснительной задачей считалась проверка караула с отдельным постом на даче командующего округом. В ту пору – генерала армии Дмитрия Тимофеевича Язова. Политработник обычно контроль службы совмещал с доставкой караульным обеда и свежей прессы. Все как всегда: дежурная машина, термосы с пищей – и в путь.
В один из теплых воскресных дней семья командующего отдыхала на даче. Заприметив на объекте нового человека, на крыльцо дома вышла миловидная женщина. Кто она, лейтенанту невдомек, подумалось, возможно, прислуга. Поинтересовавшись, как зовут офицера, дама пригласила его в дом на чашку чая с вишневым вареньем. Лейтенант стал отнекиваться: нет времени, обязанности не позволяют.
Вдруг откуда ни возьмись на веранду уверенной походкой вышел крепко сложенный мужчина в спортивном костюме с белыми лампасами на брюках. Первое, о чем подумалось визитеру: примерный семьянин, одет по-домашнему. Половина мужского населения страны в таких трениках щеголяли.
Через пару секунд осенило: это же командующий!
– Что, отказывается принять приглашение? – строго спросил Язов.
Да, это был командующий округом. Собственной персоной!
Офицер, как положено, представился. Сознание, несмотря на кратковременное затмение, вмиг просияло. Вспомнив воинские уставы, лейтенант четко доложил, что выполняет служебные обязанности по проверке караула, путевой лист выписан строго по времени, он не может задерживаться, так как в назначенный час необходимо доложить о выполнении задачи старшему начальнику.
Здесь же, на веранде, стоял телефонный аппарат без диска. Сняв трубку и выслушав доклад, Дмитрий Тимофеевич, был, как всегда, немногословен. Сказав, что лейтенант после проверки службы задержится у него, повесил трубку.
Сколько длилась та беседа, лейтенант сказать, как ни старался, не смог. Ему показалось – целая вечность. Наконец, собравшись с духом, попросил разрешение покинуть гостеприимный дом. Хозяин по-отцовски ответил: «Хорошо, Сергей, занимайся служебными делами. Спасибо тебе за приятную компанию». Козырнув, развернувшись, офицер почти строевым шагом последовал к выходу. Лишь жена командующего улыбнулась ему вслед и подумала, какой воспитанный и образованный молодой человек.
Гость стремглав помчался к машине, лихо, как заправский всадник, заскочил в кабину и коротко приказал водителю: «В часть!» Отдышавшись, вытер платком соленый пот, бежавший струйками из-под фуражки.
Чтобы хоть как-то отвлечься, лейтенант стал рассказывать солдатику байки из училищной жизни. О том, какой недюжинной силой обладал комбат полковник Тюпалов, выбивавший одним ударом кулака дверь в ротную каптерку, где прятались отлынивавшие от учебных занятий курсанты, как однажды узкими мощеными улочками и дворами уходил от гарнизонного патруля, как в составе «зондер-команды» разгружал на товарной станции вагоны с бочками тихоокеанской селедки…
Все бы ничего, но история с чаепитием имела продолжение. Зачастую молва вприпрыжку скачет впереди человека. Не успел лейтенант переступить порог кабинета командира батальона, чтобы доложить о сдаче дежурства, как последовал вопрос с намеком: «Ну, как чаек с командующим?»
Сергей попытался хоть что-то сказать в свое оправдание, мол, ничего страшного не произошло, разговор с командующим и его супругой за чашкой чая не носил служебного характера, спрашивали, откуда родом, где учился, нравится ли служить на Дальнем Востоке?
Подполковник – тертый калач, его слезами и увещеваниями не возьмешь. Свое командирское дело он знал туго, поэтому молча открыл сейф, достал бутылку водки (это вам не чай, которого, как известно, много не выпьешь), уверенно налил до половины граненый стакан и протянул обескураженному от всего происходящего офицеру:
– Пей! Сейчас мой водитель отвезет тебя домой. Два дня на службе не появляться! – приказал комбат.
Какие мысли только ни приходили в голову бессонными ночами лейтенанту: с треском уволят, сошлют в Тмутаракань, объявят строгача… Двухдневный отдых превратился в сущую пытку. В день выхода на службу лейтенант имел бледно-синий цвет лица, осунулся от навалившихся невзгод и даже похудел.
В расстроенных чувствах замполит пришел к ротному и задал ему извечный русский вопрос: «Что делать?» А тот в ответ смеется: «Чаще пей чай с командующим. Совещание в канцелярии в двадцать ноль-ноль, а пока иди работай. Да, и сходи в отдел кадров политуправления, тебя просили зайти».
Лейтенант нашел в себе силы ответить «Есть!», а про себя подумал: «Самые худшие опасения подтверждаются. Точно за предписанием вызывают, попил, называется, чаю».
И куда девалась былая прыть? Не пошел, а побрел по указанному адресу, как на каторгу. На память пришли известные некрасовские строки из «Размышлений у парадного подъезда»: «И пошли они, солнцем палимы… Разводя безнадежно руками».
– Я в один кабинет заглянул, в другом бумагу подписал, – вспоминает мой однокурсник о тех давних событиях лейтенантской юности, – в коридоре кого-то из старших офицеров встретил. И поймал себя на мысли, что со мной по-другому разговаривают: не лейтенантом, как прежде, кличут, а по имени и отчеству обращаются. Задачу по ремонту машин почти любезно ставят (замполит автороты отвечал за исправность легковых служебных автомобилей, закрепленных за политуправлением). Список запчастей, что водитель генеральской «Волги» написал, в руки дают. А у меня только один вопрос – когда предписание вручат?
Как положено, в 20.00 прибыл в канцелярию роты. А там – поляна накрыта. «Отходная – так отходная», – рассудил офицер и не стал отказываться от угощения.
Через месяц история с чаепитием на даче повторилась. Узнав, что тот самый выпускник Львовского политучилища прибыл на проверку караульной службы, его вновь пригласили в дом. Только пили чай уже не на веранде, а в гостиной, к варенью добавилось печенье. И ничего лейтенанту за это не было, никуда не сослали, не наказали, только командиры и сослуживцы подшучивали иногда.
Народная молва гласила, что генерал Язов обладал феноменальной памятью. Наизусть знал поэмы русских классиков, при случае цитировал целые главы, помнил подробности многих событий. Был строг, но справедлив, голоса никогда не повышал, ему достаточно было взглянуть. При этом командующий оставался простым и непосредственным человеком в общении со всеми собеседниками – от солдата до министра.
Вскоре Сергей вновь убедился в глубокой порядочности Дмитрия Тимофеевича. Где бы в последующем молодой офицер ни служил, если на построении командующий округом видел в строю своего чайного компаньона, всегда подходил, здоровался за руку. А иногда и удивлялся, как это произошло на Камчатке: «О! Уже старший лейтенант! Здравствуй, Сергей!» Командиры и проверяющие только переглядывались, а остальное додумывали…

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

221

Похожие новости
18 февраля 2021, 21:00
17 января 2021, 17:40
11 февраля 2021, 20:00
18 февраля 2021, 13:20
28 января 2021, 19:40
08 февраля 2021, 10:20

Новости партнеров