Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
07 декабря 2021, 06:00
07 декабря 2021, 21:20
08 декабря 2021, 01:20
07 декабря 2021, 15:40
07 декабря 2021, 06:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Небо становится ближе

Возможности зенитной ракетной системы С-500 остаются одной из загадок российской противовоздушной обороны. Кадр из видео Министерства обороны РФ
Очень высокая стратегическая мобильность в совокупности с достаточно хорошо развитой аэродромной сетью (включая гражданские аэродромы) позволяют ВКС РФ отчасти компенсировать недостаток количества самолетов.
Однако гигантские размеры территории страны требуют для обороны значительного количества авиации, поэтому высокая мобильность лишь частично решает проблему. А у наземной ПВО никакой мобильности нет, поэтому ее должно быть очень много.
НЕ ВСЕ МОЖНО КОМПЕНСИРОВАТЬ
Интенсивное перевооружение ВС РФ, происходящее в последние годы, затронуло ВКС неравномерно. Много новой техники получили фронтовая ударная («Преодоление всемирного ракетного фетишизма», «НВО», 22.05.20) и истребительная («Современные боевые самолеты становятся все дороже», «НВО», 10.07.20) авиация, а также ЗРВ («Войска мирного неба», «НВО», 23.11.18).
В гораздо меньшей степени перевооружение затронуло Дальнюю авиацию («Воздушные стратеги», «НВО», 07.12.18), военно-транспортную авиацию («Руслана» не ждите», «НВО», 10.08.18) и силы ПРО («Эволюция российской ПРО», «НВО», 25.10.19). Российские ВКС по-прежнему испытывают острый дефицит различных специальных машин – например, заправщиков, самолетов ДРЛО. Их нехватка снижает эффективность боевой авиации. Явно отстает от боевой и собственно транспортная авиация.
Здесь опять же размеры страны играют двоякую роль. С одной стороны, заменой заправщикам могут быть наземные аэродромы, заменой самолетам ДРЛО – наземные РЛС, заменой транспортным самолетам – железные и автомобильные дороги, водные пути. С другой стороны, в России слишком много труднодоступных мест, куда невозможно добраться без авиации, поэтому транспортных самолетов всех классов грузоподъемности нужно иметь гораздо больше, чем сейчас.
Если же речь идет о боевых действиях за пределами страны, нехватка вспомогательных машин скажется очень остро.
ПОДАВИТЬ И ПРОРЫВАТЬ
По поводу дальнейшего развития ВКС остается множество вопросов. По Дальней авиации – нужно ли делать одновременно Ту-160М2 и совершенно новый стратегический бомбардировщик, известный сейчас как ПАК ДА или сосредоточиться на чем-то одном? Каким должен быть этот самый ПАК ДА (наследником Ту-95 или аналогом американского В-2)?
Вообще-то стратегические бомбардировщики хороши тем, что их можно очень успешно использовать и в обычной войне любого масштаба. И есть большие сомнения, что нам нужно тратить бешеные деньги на прорыватели ПВО типа Ту-160/В-1, не говоря уже о В-2. Скорее всего нам нужен дозвуковой бомбовоз типа Ту-95/В-52, который мог бы поднять не менее 20 КРВБ большой (не менее 3 тыс. км) дальности, либо не менее 40–50 КРВБ средней и малой дальности, либо несколько десятков тонн бомб. Такой самолет должен быть не прорывателем, а подавителем ПВО, о чем речь пойдет ниже.
Ситуация с военно-транспортной и специальной авиацией у нас если не катастрофическая, то очень близка к тому. Необходимо создавать весь спектр транспортных машин – от легкой до сверхтяжелой.
Еще нужнее на их основе создавать специальные самолеты (заправщики, ВКП, РЭБ, РТР, ДРЛО), причем не в единичных количествах, как это было до сих пор. Нужно очень серьезно рассмотреть возможность создания военных дирижаблей, которые могут решать множество различных задач («Инертная сила», «ВПК», 15.05.20).
В ТАНДЕМЕ С БЕСПИЛОТНИКОМ
По фронтовой ударной авиации – чем заменять Су-25? Без штурмовика невозможно вести ни классическую, ни противопартизанскую войну. Ударный вертолет стать полноценной заменой ему не может из-за недостаточной боевой нагрузки и дальности полета. Нужен либо новый штурмовик, либо ударный беспилотник, точнее – семейство ударных беспилотников различной дальности.
Дополнительный вопрос в том, нужны ли легкие противопартизанские штурмовики типа американского «Эйр Трактора» и бразильского «Супер Тукано». Очевидно да, если такой самолет будет по-настоящему дешевым (с возможностью массового производства) и при этом сможет применять широкую номенклатуру боеприпасов.
За последние годы Россия несколько выправила еще недавно катастрофическое отставание в развитии разведывательных БПЛА, но боевых БПЛА у нас по-прежнему нет. Работы ведутся по нескольким проектам сразу, но результат не вполне очевиден.
Нужны ли нам машины типа «Риперов», «Байрактаров» и «Вин Лунов», которые прекрасно подходят для борьбы против заведомо более слабого противника, но обладают весьма низкой устойчивостью против даже посредственной ПВО? Или надо сразу делать мощный БПЛА, способный подавлять сильную современную ПВО? Видимо, именно по второму варианту сейчас создается «Охотник». Вопрос в том, когда мы его реально дождемся.
Важнейший вопрос: что у нас с Су-57? Видимо, серия в 76 машин будет выпущена. Насколько это адекватно? У США почти 200 F-22 и обещано почти 2,5 тыс. F-35. У Китая J-20 тоже, безусловно, будет сильно побольше сотни.
Если Су-57 – прекрасный самолет, способный всерьез повлиять на соотношение воздушных потенциалов сторон, то нужно выпустить как минимум 200–300 единиц, а может и быть, и все 500. Если это сверхдорогая игрушка, созданная по принципу «чтобы все, как у людей», то, может быть, лучше без нее обойтись и выпустить, например, дополнительные полторы-две сотни Су-35С?
Вроде бы «Охотник» будет работать в тандеме с Су-57, причем к каждому Су-57 будет прилагаться два-четыре «Охотника». Возможно, эта концепция гениальна, и тогда на самом деле много Су-57 и не нужно? Это очередной риторический вопрос, ответ на который даст только практика. А когда она случится – неизвестно даже приблизительно (обещания официальных лиц не значат в нашей стране вообще ничего).
КОНКУРЕНЦИЯ РАЗРАБОТЧИКОВ
Находящиеся сейчас в производстве Су-34, Су-30СМ, Су-35С имеют одного предка (Су-27), но с точки зрения решаемых задач друг друга не дублируют. Зато большим вопросом становится судьба ОКБ Микояна и соответственно самолетов МиГ.
МиГ-29 объективно проиграл как внутреннюю, так и внешнюю конкуренцию Су-27 и его производным. Созданный на базе МиГ-29 истребитель МиГ-35 на новом уровне повторяет то, что случилось в 1980-е. Как МиГ-29 по всем параметрам (кроме более низкой цены) проигрывал Су-27, так и МиГ-35 проигрывает во всем, кроме цены, Су-35С.
При этом цена МиГ-35 отнюдь не маленькая. Единственным шансом ОКБ Микояна было сделать по-настоящему дешевый и простой истребитель, некое новое воплощение МиГ-21 или F-5. Увы, такого задания перед микояновцами никто не поставил, и сами они до него не додумались.
Похоже, здесь тоже выиграли «сухие», создав «Шах и мат» (Су-75?). Обсуждать этот самолет крайне сложно из-за недостатка информации (в частности, неясно, предназначен ли он для российских ВКС или только на экспорт). Если он рассматривается как конкурент F-35, то надо помнить, что первый полет «Лайтнинга-2» состоялся в 2006 году. При таком временном отставании наш самолет должен наголову превосходить американца по ТТХ и/или быть в разы дешевле, чтобы конкуренцию выиграть.
РАКЕТЫ ДЕШЕВЛЕ
В случае серьезного военного конфликта истребительной авиации необходимо решать задачу борьбы с носителями, а не со средствами поражения. Для чего необходимо развитие МиГ-31 – великолепного самолета, явно опередившего свое время. Он может с высокой скоростью доставить на большое расстояние много ракет «воздух-воздух» большой дальности (не менее 400 км). Этот самолет не предназначен для маневренного ближнего воздушного боя, но это и не нужно.
Вроде бы предполагается создать на его основе МиГ-41, но в реальности ничего по этому поводу неясно. Кстати, именно подобный вариант позволяет создавать беспилотный истребитель. Эта задача крайне сложна, но если самолету нет необходимости ввязываться в «собачью свалку», а он является просто «извозчиком ракет», то это уже гораздо проще. А «собачьих свалок» желательно максимально избегать в любом варианте конфликтов.
В целом нам, видимо, следует в будущем сделать упор на ракеты. Хотя бы потому, что они дешевле самолетов и выпустить их можно гораздо больше. Главными целями для этих ракет (особенно на первом этапе войны) должны стать средства ПВО противника, его ракеты и авиация на аэродромах.
Как известно, лучшее средство ПВО – наш танк на аэродроме противника. Увы, это достижимо далеко не всегда. Но пусть тогда заменителем танка станет прилетевшая на вражеский аэродром ракета. Для этого, в частности, необходимы вышеупомянутые стратегические бомбовозы.
И ДРУГИЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Многоцелевые вертолеты очевидно безальтернативны. Причем, похоже, Ми-8 будет жить вечно (по принципу «от добра добра не ищут»).
А вот концепция применения ударных вертолетов должна, видимо, измениться в случае развертывания адекватного количества ударных БПЛА. Очевидно, ударные вертолеты необходимо переориентировать с нанесения ударов по наземным целям на уничтожение воздушных целей (вертолетов, БПЛА, легких штурмовиков) и на обеспечение действий многоцелевых вертолетов в ходе десантно-штурмовых и специальных операций («Лучше разнотипность, чем дефицит», «ВПК», 13.03.20).
Что касается наземной ПВО, то здесь важнейший вопрос: когда и в каком количестве войска получат ЗРС С-500 и каковы будут ее реальные ТТХ? Сможет ли она выполнять задачи стратегической ПРО и соответственно сможем ли мы прикрыть от американских и китайских МБР, БРПЛ и БРСД все основные жизненно важные объекты на территории страны?
Другой интересный вопрос: сколько же у нас будет С-400? Первоначальный план «28 полков по два дивизиона», написанный в «мирное время» (то есть до 2014 года), уже сейчас не имеет никакого отношения к реальности. Объективно нам может понадобиться не менее сотни дивизионов этой ЗРС.
Впрочем, видимо, дополнением к С-400 станет С-350. Именно эта ЗРС должна помочь решить становящуюся «во весь рост» проблему, которой раньше не было – возможности истощения боекомплекта ЗРС в случае применения противником очень большого количества самолетов, ракет, УАБ и БПЛА («Проблемы российской ПВО окружают молчанием», «НВО», 29.03.19). Кроме того, цена снаряда и цели оказывается практически одинаковой, что недопустимо с экономической точки зрения.
Непосредственно к этой проблеме примыкает и в значительной степени с ней пересекается другая важнейшая проблема ПВО – борьба с новыми типами целей. Эти новые цели располагаются в гигантском диапазоне высот и скоростей: от гиперзвуковых ракет, приходящих из ближнего космоса, до микробеспилотников, имеющих размеры и скорости птиц или даже насекомых.
Против последних совершенно точно не поможет никакая ЗРС, здесь нужны новые средства и приемы. А именно – боевые лазеры. Они, и только они, могут и должны бороться с любыми боеприпасами (ракетами и УАБ) и БПЛА. Лазеры для «звездных войн» ни в каком обозримом будущем недостижимы: таковы законы физики. А вот для ближней ПВО (до 10 км) они идеальны.
Таким образом, о нынешнем перевооружении ВКС можно сказать: хорошо, но мало. Предотвращен коллапс этого вида ВС РФ (как и всех ВС в целом), но множество серьезных проблем требуют неотложного решения.
Если же страна вновь начнет экономить на военных расходах, то в хорошо обозримом будущем проблема коллапса ВС, а с ними и самой страны неизбежно возникнет вновь. H

Подпишитесь на нас Вконтакте

659

Похожие новости
02 декабря 2021, 21:40
02 декабря 2021, 21:40
18 ноября 2021, 21:20
25 ноября 2021, 22:20
18 ноября 2021, 21:20
18 ноября 2021, 21:20

Новости партнеров