Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Не то продаем: почему буксует российская оборонка

Основным источником выручки российского оборонно-промышленного комплекса является государственный оборонный заказ, хотя немало средств в бюджет приходит и за счет экспорта вооружений и техники. Однако в связи со стагнацией, общим состоянием мировой экономики и санкциями этот показатель, хоть и останется стабильным, практически не будет расти.
Россия сейчас находится на втором месте по экспорту оружия с 21% от мирового экспорта, на шестом по расходам на оборону с 3,4% от мировых расходов, на 10-м по расходам на оборону в ВВП (3,9% от ВВП).
Последние несколько лет доля расходов на национальную оборону снижается как по отношению к общим расходам федерального бюджета, так и к ВВП. В ближайшие годы этот тренд сохранится. После 2022 года ожидается сопоставимая динамика: расходы на оборону стабилизируются на уровне 15,5% от общих расходов федерального бюджета и будут составлять 2,6% от ВВП.
При этом в 2018 году расходы стран мира на оборону, по данным SIPRI, достигли $1,8 трлн, что составляет 2,1% от мирового ВВП. Лидеры по доле военных расходов — США — 36,4%, Китай — 14%, Саудовская Аравия — 3,8%, Индия — 3,7%, Франция — 3,6%, Россия — 3,4%. Расходы стран-членов НАТО составляют 54,1%.
Доля ОПК в ВВП России составляет 3%. Шесть ведущих холдингов в стране контролируют 83% рынка: Ростех — 42%, Концерн ВКО «Алмаз-Антей» — 14%, ОСК — 9%, Роскосмос — 8%, Тактическое ракетное вооружение — 5%; Росатом — 5%
Основным источником выручки российского оборонно-промышленного комплекса остается государственный оборонный заказ — 48%. При этом значительную часть средств приносят экспорт вооружений (31%) и гражданская продукция (21%). То есть влияние экспорта вооружений и техники на состояние отечественного ОПК более чем существенно.
В период с 1992 по 1998 год российский экспорт вооружений колебался в объеме от $2,3 млрд до $3,5 млрд.
«Хотя сегодня этот уровень российского экспорта оружия в районе $2 млрд кажется сравнительно небольшим, но надо помнить, что это все-таки доллар четвертьвековой давности, то есть он был тогда более тяжеловесный. Наконец, не стоит забывать, что эти результаты были достигнуты при очень высокой политической и экономической нестабильности в России того времени», — пояснил «Газете.Ru» заместитель директора Центра стратегий и технологий Константин Макиенко.
Минимальный уровень российского экспорта оружия был зафиксирован в 1994 году, напоминает эксперт. Это яркое свидетельство политической и экономической нестабильности в России в 1993 году, которая напрямую повлияло на экспорт вооружения и военной техники.
В 1999-2013 годы отмечался период интенсивного роста объемов экспорта вооружений и военной техники — до $15,7 млрд.
«Здесь следует обратить внимание, насколько рост экспорта совпадает с общим ростом экономики в России того периода», — замечает Константин Макиенко. По его словам, в период между 1999 и 2008 годом «жизнь шла вверх».
Однако в 2014-2018 годах произошла стагнация экспорта вооружений и военной техники.
«И здесь более чем заметно, как экономический кризис и стагнационные явления в российской экономике накладываются на экспорт оружия», — отметил Константин Макиенко. По его словам, 2013 год — это год достижения абсолютного максимума в экспорте вооружения, военной техники, а дальше он начинает колебаться в районе цифры в $15 млрд. Причем номинальная стагнация в реальности с учетом инфляции означает падение.
«Среди причин стагнации в первую очередь можно назвать «индийскую паузу» (отсутствие крупных контрактов между РФ и Индией в период между 2012 годом и октябрем 2018 года), а также потерю рынков Венесуэлы, Ирана, Ливии, Сирии. Кроме того, сказался низкий уровень цен на нефть. Помимо всего прочего, произошло «уплотнение» конкурентной среды. На мировом рынке оружия появились новые влиятельные игроки — Южная Корея, КНР, Турция. Наконец, сказались западные санкции», — перечислил Макиенко.
Октябрь 2018 года ознаменовался «возвращением Индии». Был заключен контракт на поставку ЗРС С-400 «Триумф» стоимостью более $5 млрд. В этом плане стоит также упомянуть о контракте на поставку Индии трех фрегатов класса «Тальвар» — «Тег», «Таркаш» и «Триканд» стоимостью $1,5 млрд, а также лизинг субмарины со специальной энергетической установкой.
Вместе с тем в экспорте российского оружия стоит учитывать и новые стандарты рынка вооружений и военной техники. К примеру, в авиационном сегменте рынка доминирующими предложениями являются следующие модели — F-16 block 70, F-18E/F, F-15SA/QA, Rafale, Typhoon, Gripen E/F, F-35. Один из современных технологических стандартов, предъявляемых к этим машинам — наличие радара с активной фазированной решеткой (АФАР).
Российские предложения в этом сегменте — Су-30СМ, Су-35, МиГ-29/35 (в будущем — Су-57Э). Однако наши машины несколько отстают от мирового технологического стандарта. Отечественные истребители оснащены радаром с пассивной фазированной решеткой (ПФАР) или даже щелевыми антенными решетками. Это серьезно снижает наши конкурентные преимущества.
Или же обратимся к противотанковым ракетным комплексам. Доминирующие предложения на этом рынке — ПТРК Javelin, Spike, MMP. Технологический стандарт в этом случае — ПТРК третьего поколения, реализующие принцип «выстрелил и забыл».
Россия же продвигает на рынок ПТРК второго поколения «Корнет-Э» и «Корнет-М» с лазерным наведением.
Похожая ситуация с неатомными подводными лодками. На этом рынке доминируют французские ДЭПЛ Scorpen и немецкие Type 212/214. Они оснащены воздухонезависимыми энергетическими установками. Наша ДЭПЛ проекта 636 такой установкой пока не обладает.
Что касается стран — покупателей российского вооружения, то их можно в настоящее время разделить на три группы: те, что увеличивают военный бюджет и наращивают импорт оружия — ОАЭ, Катар, Лаос, Мьянма, Вьетнам, Филиппины, Казахстан, Белоруссия; те, которые сокращают военный бюджет, но наращивают импорт техники и оружия — Ангола, Египет; а также увеличивающие военный бюджет, однако имеющие отстающую динамику импорта — Китай, Индия, Турция, Ирак, Алжир, Индонезия, Азербайджан, Бангладеш, Шри-Ланка.
К долгосрочным взаимоотношениям в сфере ВТС с Россией относятся Китай, Индия, Ирак, Алжир, Азербайджан, Вьетнам, Казахстан, Белоруссия, Египет.
К новым и потенциальным покупателям можно отнести Индонезию, Турцию, Бангладеш, Шри-Ланку, Анголу, Филиппины, Саудовскую Аравию.
На экспорте российского вооружения и военной техники в обозримом будущем в значительной степени будут сказываться разного рода негативные факторы и риски. В первую очередь, это, конечно, действие закона CAATSA (Countering America's Adversaries Through Sanctions Act, «О противодействии неприятелям Америки через санкции»), подписанного президентом США Дональдом Трампом 2 августа 2017 года, а также разного рода другие санкционные меры, принимаемые коллективным Западом.
Не лучшим образом на нашем экспорте отразится и общая динамика мировой экономики, не дающая пока особых оснований для оптимизма.
Однако самая большая опасность — продолжающееся погружение России в технологическую периферию и общая экономическая стагнация государства. С учетом всех этих обстоятельств в обозримый срок (примерно до 2027 года) ежегодный объем экспорта вооружения, военной и специальной техники останется стабильным — порядка $15,5-16 млрд. Основой подобного прогноза является высокая обеспеченность российского ОПК заказами: Рособоронэкспорт нарастил портфель заказов до $50 млрд, а с учетом независимых поставщиков — до $55 млрд, следует из официального пресс-релиза Рособоронэкспорта от 1 ноября 2019 года. При этом в 2019 году Рособоронэкспорт уже смог поставить продукцию в 43 страны мира на сумму более $11 млрд и подписать более 800 контрактных документов на будущие поставки.
Чтобы резко переломить ситуацию с российским экспортом вооружения и военной техники в сторону увеличения, стоит, вероятно, предлагать на мировой рынок субстратегические системы. К примеру, на пленарном заседании клуба «Валдай» президент РФ Владимир Путин рассказал, что Россия помогает Китаю создать национальную систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН). По его словам, такая система кардинальным образом повысит обороноспособность КНР, так как сейчас СПРН имеют только США и Россия. Вместе с тем есть все основания полагать, что не только Пекин заинтересован в создании СПРН с помощью России.
По всей видимости, Москве стоит выйти из РКРТ (режима контроля за распространением ракетных технологий). Как известно, РКРТ призван ограничить распространение ракет, беспилотных летательных аппаратов (БЛА) и связанных с ними технологий, предназначенных для создания систем, способных доставлять полезный груз массой 500 кг и более на расстояние не менее 300 км, а также систем, предназначенных для доставки к цели.
Однако потенциальных покупателей российского оружия гораздо больше интересуют системы с качественно иной дальностью стрельбы. К примеру, ДЭПЛ проекта 636 в экспортном исполнении, оснащенная комплексом «Калибр-ПЛ», обладает дальностью стрельбы 300 км. Если бы эта субмарина могла поражать объекты гипотетического противника на дальности в 1,5 тыс. км, то это, можно не сомневаться, существенно изменило бы ситуацию на рынке неатомных подводных лодок.
Есть и еще один возможный путь увеличения экспорта российского оружия — с помощью лизинга. К примеру, Россия и Индия подписали контракт на лизинг атомной подводной лодки проекта 971 «Щука-Б» с поставкой в 2025 году. Также будет подписан контракт по продлению действующего лизинга АПЛ К-152 «Нерпа» (INS Chakra-II).
Помимо этого, России следует максимально активизировать программы промышленного сотрудничества с зарубежными странами, заключающиеся в развертывании производства вооружения и военной техники на их национальной территории.
Все это должно позволить выйти из затянувшейся стагнации в сфере экспорта оружия.
Михаил Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru».
Биография автора:
Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

228

Похожие новости
14 ноября 2019, 17:40
14 ноября 2019, 10:00
13 ноября 2019, 19:40
13 ноября 2019, 06:00
13 ноября 2019, 06:00
13 ноября 2019, 14:40

Новости партнеров