Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Наследие программы NGP: внедрённые и забытые идеи


Демонстратор технологий NGP EGS. Фото Alternathistory.com

В начале девяностых годов в Германии стартовал проект Neue Gepanzerte Plattform или NGP («Новая бронированная платформа»). Его целью было создание целого семейства перспективных боевых бронированных машин разных классов для будущего перевооружения сухопутных войск. По ряду причин, разработка NGP была остановлена задолго до получения желаемых результатов. Но некоторые наработки этой программы впоследствии нашли применение в новых проектах.


Смелые планы


Целью программы NGP было создание новых ББМ, способных заменить все наличные образцы Бундесвера. Согласно установленному графику работ, до 1996 г. армия должна была определить тактико-технические требования к семейству, а до 2005 г. планировалось провести опытно-конструкторские работы. В 2005-2009 гг. собирались поставить на вооружение бронетранспортер на основе NGP, в 2015-м ожидался основной танк, а с 2020 г. – все прочие образцы.



Проект предусматривал создание трех унифицированных платформ разного назначения. Plattform A рассматривалась в качестве ОБТ, Plattform B являлась основой для БТР или БМП, а на Plattform C предлагалось строить различные самоходные установки и вспомогательную технику. В основе трех платформ должны были лежать общие решения.


Возможный облик танка NGP. Рисунок Alternathistory.com

Впрочем, большую часть этих планов не выполнили. В 1998 г. проект NGP сократили до Neuer Schützenpanzer или NeSPz («Новый БТР»), а в 2001-м окончательно закрыли. К этому времени удалось лишь разработать и испытать машину-демонстратор технологий EGS. В дальнейшем стартовали новые проекты, существенно отличавшиеся от крупной и всеобъемлющей программы NGP.

Вопросы защиты


Точные требования к платформам NGP в части защиты до сих пор не опубликованы. При этом известны технические предложения разработчиков и некоторые решения по повышению уровня защиты. Некоторые из них «пережили» программу NGP и находят применение в новых разработках.

Компания Wegmann в своем предварительном проекте платформы NGP смогла обеспечить защиту лобовой проекции, эквивалентную 1000-1300 мм гомогенной брони. Такие характеристики достигались за счет применения комбинированной и разнесенной брони с рациональными углами наклона. Предполагалось, что ОБТ и БМП новых типов будут иметь одинаковую противоснарядную защиту.

С 1995 г. несколько участников NGP изучали вопросы создания комплексов активной защиты и оптико-электронного подавления. Вскоре появился концепт КОЭП ASSS (Abstandswirksames Softkill-Schutzsystem), на основе которого затем создали изделие MUSS (Multifunktionales Selbstschutz-System). По очевидным причинам, этот комплекс так и не попал на бронемашины NGP, но все же нашел применение. Проводились испытания такого КОЭП на немецких ОБТ Leopard 2 и британских Challenger 2. В 2006 г. MUSS приняли на вооружение в составе оборудования БМП Puma для Бундесвера.


Вариант БМП на платформе NGP. Рисунок Alternathistory.com

Также проводилась разработка КАЗ для NGP. В конце девяностых до испытаний довели комплекс AWiSS. Его не успели довести до закрытия программы, но основные наработки затем нашли применение в новых проектах. Впрочем, на собственных танках Германии КАЗ не используются до сих пор.

Усиленное вооружение


Проект основного танка Plattform A или NGP-KPz предусматривал наращивание огневой мощи за счет принципиально нового орудия. Несколько компаний из Германии и других стран разрабатывали 140-мм гладкоствольное орудие Neue Panzerkanone 140 (NPzK-140). За счет увеличения калибра и введения нового выстрела дульную энергию можно было довести до 20 МДж с ростом боевых характеристик.

140-мм орудие не продвинулось дальше ОКР. В связи с закрытием программы NGP такая пушка осталась без возможного носителя, и работы фактически остановились. Через много лет опыт проекта NPzK-140 использовали при создании экспериментальной 130-мм пушки от Rheinmetall. Это изделие впервые показали в 2016 г., но его перспективы до сих пор под вопросом. Рассматривается возможность применения такого вооружения в немецко-французском проекте MGCS.

Расчеты показывали, что высокоэффективный выстрел для пушки калибра 140 мм будет слишком крупным и тяжелым. Для работы с ним разрабатывался автомат заряжания. Несколько участников NGP предложили свои варианты АЗ, вмещавшие до 30 снарядов. Наработки по теме АЗ не были реализованы и внедрены. В будущем такие решения могут найти применение в проекте MGCS.


Один из блоков КОЭП MUSS на боевой машине пехоты Puma. Фото Wikimedia Commons

В проекте Plattform B (NGP-SPz) прорабатывалась возможность применения необитаемой башни с пулеметно-пушечным и гранатометным вооружением, управляемой дистанционно. С точки зрения дальнейшего внедрения наработок, подобные решения оказались едва ли не самыми удачными во всей программе NGP. К настоящему времени немецкие предприятия разработали и предлагают на рынке целый ряд дистанционно управляемых боевых модулей.

Проблема мобильности


Все образцы семейства NGP планировалось строить на гусеничном шасси. Три платформы разного назначения должны были иметь максимальную степень унификации, способную упростить разработку, производство и эксплуатацию. При этом на стадии конкурсной разработки использовались разные варианты архитектуры и оснащения.



Компания Wegmann предлагала универсальное шасси с возможностью строительства танка или БТР. Двигатель поместили в корме со сдвигом вправо – слева от него оставалось пространство для АЗ или прохода десанта. Проект от Maschinenbau Kiel, в свою очередь, предусматривал переднемоторную компоновку с высвобождением центра и кормы под боевое оснащение или десантное отделение.


Макет современной 130-мм танковой пушки от Rheinmetall. Фото Bmpd.livejournal.com

Оба подхода впоследствии неоднократно использовались в новых проектах. При этом выбор архитектуры ББМ осуществлялся в соответствии с классом техники. Вероятно, такое положение дел сохранится и в будущем, при создании новых образцов. К примеру, в контексте проекта MGCS сейчас рассматривается как переднее, так и заднее размещение двигателя.

Высокая автоматизация


В соответствии с требованиями к NGP, экипаж перспективных ББМ должен был состоять всего из 2 человек. Транспортное средство NGP-SPz также должно было перевозить 6-8 десантников. Выполнение таких требований, в первую очередь по численности экипажа, приводило к новым сложным задачам.

Экипаж из 2 человек должен включать водителя и командира, который также выполняет функции оператора систем и наводчика. Нагрузка на командира при этом возрастает, что может снизить боевую эффективность ББМ. Для решения этой проблемы требуются различные средства автоматизации, берущие на себя часть задач командира.

Работы по средствам автоматизации продолжались до самого закрытия программы NGP и дали некоторые результаты. Впоследствии развитие этого направления продолжилось. В последние годы вновь предлагаются различные варианты ББМ с сокращенным экипажем и развитой электроникой. Впрочем, пока даже на самых новых образцах немецкой бронетехники экипаж удалось сократить только до трех человек: в нем по-прежнему присутствуют и командир, и наводчик-оператор.

Сложное и дорогое будущее


Программа NGP в исходном виде разрабатывалась до 1998 г., после чего ее преобразовали с изменением тактико-технических требований. В 2001 г. вторая версия программы была закрыта по целому ряду причин. На судьбе программы сказались общая сложность, стоимость, несоответствие новым требованиям и другие факторы.


Вариант ОБТ MGCS от компании Rheinmetall

К технике NGP предъявлялись особые требования, выполнение которых было связано с заметными затруднениями. Требовался поиск решений, отработка технологий и т.д. что требовало времени и денег. Уже в 1998 г. Бундесвер пришел к выводу о невозможности одновременного продолжения работ по трем платформам с литерами «A», «B» и «C». По этой причине программу NGP сократили втрое – до разработки бронетранспортера NeSPz.

Конец проекта NeSPz формально связывают с новыми требованиями НАТО, вышедшими в 2001 г. В них отдавалось предпочтение авиатранспортабельной технике, а в такие требования NGP и NeSPz вписывались с большим трудом. Впрочем, это была не единственная причина отказа от проекта. БТР нуждался в дальнейшей недешевой отработке, которая заняла бы немало времени, а ее успешное завершение не гарантировалось.

Рассматривая ход и результаты программы NGP, несложно заметить, что ее участники предложили, изучили и в ряде случаев реализовали немало новых интересных решений, направленных на повышение характеристик техники. Часть этих идей оказалась полезной и нашла применение в новых проектах. Другие же оказались чрезмерно сложными или непригодными для практического применения. Таким образом, программа NGP дала определенные положительные результаты – хотя и опосредовано. Весьма вероятно, что ее наследие вновь проявит себя в проектах будущего.
Рябов Кирилл

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

249

Похожие новости
02 июля 2020, 22:20
02 июля 2020, 22:20
02 июля 2020, 12:40
30 июня 2020, 18:40
02 июля 2020, 07:00
01 июля 2020, 17:40

Новости партнеров