Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Насколько плохо в России со свободой слова?

Если верить рейтингу «Репортеров без границ», то тоска и печаль. Россия заняла 148-е место в мировом рейтинге за 2016 год. И на эту тему начался стон и плач во многих СМИ на нашей территории, основное большинство которых мы привыкли называть или «желтыми», или либеральными.



Не устают об этом вещать и некоторые наши псевдополитики.


С них, пожалуй, начнем, ими же и закончим. Для примера вполне сойдет Собчак. Оставим в стороне то, что она несет на «Дожде», телеканале, который входит в основную сетку телевещания. Это для аудитории с совсем уж крепкими нервами. Но факт, что никто ее там не ущемляет и не ограничивает.

Но когда Собчак начинает в голос рыдать о том, что у нас нет свободы слова на шоу у Соловьева, которое идет на центральном телеканале «Россия», — это перебор. Причем явно со стороны Собчак. Никак не со стороны ВГТРК.


Все эти стенания о «свободных 90-х» понятны. Тогда можно было нести любую чушь. И то, что знаешь, и то, что просто высосал из пальца. Или не из пальца.

Сегодня такое просто невозможно, ибо есть Интернет. Крепко вставший на ноги и приютивший на своих просторах тысячи больших и маленьких СМИ, а также блогеров. И все они готовы проверять-перепроверять сказанное на экранах, дабы потом (в случае чего) устроить то, что называется бурлением и метанием.

Свободы на экранах более чем достаточно. Кто хочет ныть — ноет. Кто хочет вещать о скором конце света — пожалуйста. Кто хочет просто на телевидении копипастить уворованный контент из Интернета, выдавая за свои авторские мысли, — тоже не проблема.

Каждый канал работает для своей аудитории в меру своих возможностей и испорченности.

И с цензурой у нас в этом плане очень плохо. Иначе как объяснить полупорнушные и аморальные шоу, в которых, кстати, по полной программе пашет та же Собчак на ТНТ?

Скажете, политика? А ее достаточно. И одни и те же вещи разные каналы преподносят по-разному. Вот как пример, первое, что в голову пришло — Тимур и Амур, козел с тигром. Кто-то показал это как прикольный случай из жизни животных, кто-то моментально дал этому политическую подоплеку. А кто-то завыл о нарушении прав козлов в России в случае, если бы тигр реально сожрал бы козла. И опять же подвел идею, что в России все плохо.

Ни коим образом не утверждаю, что у нас все прекрасно.

Другой вопрос, что трактовать события можно по-разному, но суть изменить сложно. Не то время. Но кто говорит о том, что есть цензура?

Да, цензура бы не помешала именно в моментах переборов. Как с «распятым мальчиком» на Донбассе. Но у нас действительно с цензурой не очень. Не так как в странах с развитой демократией. Но там и со свободой слова все далеко не так, как у нас.

Конечно, если за свободу слова принять карикатуры по поводу терактов или катастроф — то да, такой свободы в той же Франции валом.

А вот на тему беспределов со стороны «беженцев» почему-то тишь и благодать. По всей Европе.

И здесь стоит четко различать два момента: журналистику и пропаганду (жирно).

Любое государственное СМИ, не важно, будет это Европа, США, Россия, Украина, Китай, — это в первую очередь инструмент пропаганды. И первоочередной задачей этого инструмента является показать, как все хорошо у нас, и как все плохо у них. И это нормально.

Ненормально, опять же, в исполнении наших телеканалов откровенная дурь типа «США темная империя, все в Штатах желают зла России — Россия светлая сторона силы, мы победим! А теперь давайте с помощью СМС соберем российскому мальчику Игорю на операцию в США».

Но дурь в исполнении телеканалов есть не что иное, как полное отсутствие за ними контроля.

Интернет. Разные источники по-разному оценивают количество тех, кто предпочитает его телевидению. Но уже понятно, что Интернет отвоевывает с каждым годом все большее количество зрителей/читателей.

Оно и понятно: кому неинтересна пропаганда на голубом экране, тот полезет в сеть, к своим доверенным источникам. Главное — есть выбор. Кому «Военной тайны» достаточно, кому полемику на «Военном обозрении» подавай.

Коль речь зашла о «ВО». Если говорить о цензуре и отсутствии свободы слова. Нельзя сказать, что мы от этого страдаем. Если говорить о цензуре, то здесь вообще все просто: «Роскомнадзор» доматывается исключительно до того, что мы одно время не рассказывали вам по десять раз за статью, что ИГИЛ — запрещенная в РФ организация. Но это никак не проходит по статье «зверства цензуры», это как раз больше по ведомству дури.

Ну и основной доход с нас — это штрафы за употребление нецензурной лексики в комментариях читателями. Здесь, конечно, вопрос только эффективности модерации и внутренней культуры комментирующих.

Говорить о том, что мы в общем страдаем от отсутствия свободы слова, язык не поворачивается.

Критика? Да вообще не вопрос. Выхватывали от нас многие личности и министерства. Пожалуй, только Путина и Лаврова не трогали. Но это уже вопрос не цензуры или навязанного нам мнения, а выбор редакции. Мы поддерживаем тот курс, который президент пытается претворять в жизнь, со всеми вытекающими. Хотя, если говорить о критике Путина, то, напомню, «разворот» в отношениях с Турцией криками «ура!» мы не отмечали. Скорее, наоборот.

Кто хочет поливать в Интернете всех и вся, тоже как бы не испытывает с этим проблем. Почти не испытывает. Сколько было заблокировано СМИ по тем или иным причинам Роскомнадзором? Меньше, чем порносайтов или торрентов. Из тех, кому перекрыли свободу самовыражения, припоминаю только «Грани» и Каспарова. Каспарова даже с натяжкой нельзя назвать своим, «Грани»… Ну перешли они грань, как и «Цензор» с «Корреспондентом».

Так что это не столько борьба со свободой слова, сколько борьба с иной системой воздействия на аудиторию.

Отсутствие этой самой свободы у нас, с моей точки зрения, такой же миф, как и прослушка средств коммуникации в Интернете спецслужбами. То есть, возможно, она и есть, но не для всех. Скажем так, на ближайшем окружении в плане географии это никак не сказалось.

То же самое и со СМИ. Если под «свободой слова» понимать то, что было в 90-е, то есть, тотальное оплевывание и унавоживание всего, до чего можно было дотянуться, — то да, свободы такой у нас сегодня нет.

Но ее нет не потому, что государство вяжет по рукам и ногам СМИ. Потому, что зритель/читатель стал умнее. Часть по крайней мере. Кто остался на уровне амебопотребителя, тому и Первого канала выше крыши. Или ТНТ. Каждому кулику — свое болото. И каждой жабе.

Основная проблема отсутствия свободы слова в России, пожалуй, заключается в том, что те, кто о ней больше всего взвизгивают, хотят иного слова. Именно в духе 90-х. Сплошное унижение и покаяние. Ну и рассказов о том, сколько кто украл.

Сколько кто украл, и у нас рассказывают. В отличие от «них». У них не воруют. У них все пристойно так и корректно.

Ну простите, если не оправдываем демократических надежд.

Но именно свободы этой у нас по более, чем у тех, кто за нее борется. У нас спокойно вещали без каких-либо ущемлений и «Свобода», и РБК, и CNN. И проблемы у них начались только тогда, когда в оплоте свободомыслия стали угнетать RT. И вот, пожалуйста, зеркальный ответ.

Как я понимаю, термин «свобода слова» надо трактовать так: свободным должно быть слово, которым Россия унижается. Свободное слово должно согласно западным канонам обличать и изобличать. Вскрывать и выставлять напоказ. Но — исключительно в отношении России.

Свой мусор господа демократы предпочитают из избы не выносить.

И уж где, как не в США, показывают Россию исключительно с той стороны, что Мордор и все такое? Вот уж где пропаганда и цензура идут рука об руку.

Да, еще пара слов о цензуре лично от себя.

Много говорят о якобы тотальной прослушке всех и вся. Ну как же в тоталитарной стране без этого? Да еще при режиме, во главе которого стоит бывший сотрудник КГБ.

Я, естественно, общаюсь/общался с представителями разных стран. Были у меня и два абонента из Северной Америки. По одному в США и Канаде, из числа наших читателей. Общаться было сложно, но можно. Из-за разницы во времени. Но не нужно.

Наше общение длилось недолго. Смысла нет никакого разговаривать о ценах, погоде и образе жизни. Меня интересовало совершенно другое. Но когда при слове «Крым» или «Донбасс» человек делает «страшные» глаза и комкает, заканчивает беседу… Свободой и демократией просто смердит.

С другой стороны, общаясь с представителями Израиля, Беларуси и Украины, я не знаю, на сколько статей они наговорили. И ничего, никто не сел почему-то. Хотя на Украине если бы слушали, точно обалдели бы.

Теперь о цензуре и запретах для СМИ, с точки зрения именно репортажника.

Летом имел место некий демарш, когда мы раньше времени уехали с «АРМИИ-2017» и я написал две весьма критичные статьи по поводу бардака, который там творился. Это весьма не понравилось в Министерстве обороны, я имел несколько бесед с различными представителями от подполковника и выше. Я остался при своем мнении, хотя товарищи офицеры пытались это сгладить.

Вот если бы у нас действительно как-то ущемлялись тоталитарно права СМИ, то за подобными выступлениями просто обязано было последовать наказание в виде бана. Признаюсь, я к этому был готов.

Однако ничего такого не последовало. Никто не требовал снять статьи, никто не требовал опровержений или чего-то такого. Действительно, в одном моменте нас неправильно проинформировал человек, который не владел информацией. Я об этом написал, принес извинения, инцидент был исчерпан.

А через некоторое время я все так же снимал танкистов, мотострелков, летчиков, рэбовцев.

Да, армию снимать сложнее, чем что-либо другое. Особенно там, где есть грифы соответствующие. Но — не невозможно.

Конечно, все представители Минобороны хотят, чтобы картинка была как на «Звезде»: мы всех победим и все такое. Это нормально. Только не всегда получается порой.

Но какого-то тотального «снимать туда, а сюда не снимать», мы ни разу пока не встречали еще. Есть, конечно, нюансы, особенно у рэбовских. Но это опять же вполне объяснимо и понимаемо.

Хотелось бы, конечно, снимать больше, но тут уже как царь-батюшка из пресс-службы ЗВО распорядится.

Не совсем понимаю, какая еще свобода слова нужна Собчакам. Никто не запрещает критиковать, разоблачать, предавать огласке (Навальный подтвердит, если что), делать выводы и анализировать. Ни Навальному, ни Собчак, ни Альбац…

Так чего не хватает? Драйва? Или, может быть, не хватает просто количества «правдорубов»?

Но простите, это уже выбор каждого пишущего или снимающего. За исключением, конечно, государственных каналов.
Автор: Роман Скоморохов

Подпишитесь на нас Вконтакте

109

Похожие новости
12 декабря 2017, 14:00
12 декабря 2017, 19:20
13 декабря 2017, 00:20
12 декабря 2017, 16:00
12 декабря 2017, 14:00
13 декабря 2017, 00:20

Новости партнеров