Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Насколько хорош российский спецназ по сравнению с американским

Одна из заповедей Сил специальных операций гласит: «Люди важнее оборудования». Тем не менее в ходе большей части глобальной войны против террора Силы специальных операций США применяли самые современные технические средства на планете. Поскольку другие нации тоже начинают вкладывать средства в силы специальных операций и использовать их, возникает вопрос: а не теряют ли американцы технологическое преимущество в этой области?
Возможно, самым большим технологическим преимуществом Сил специальных операций в ходе глобальной войны против террора было наличие у них беспилотных летательных систем (Unmanned Aircraft Systems), используемых для разведки, наблюдения и рекогносцировки (Intelligence, Surveillance, and Reconnaissance). Соединенные Штаты задействовали сотни беспилотников MQ-Predator и MQ-Reaper для поддержки Сил специальных операций. Эти «глаза в небе» позволили Соединенным Штатам обнаруживать и отслеживать цели почти в любое время суток, а делалось это с помощью тепловизоров и приборов ночного видения, размещаемых в носовой части подобных аппаратов.
Россия также направила в Сирию свои беспилотные летательные аппараты, однако пока нет уверенности в том, какое их количество используется для поддержки Сил специальных операций. По имеющимся данным, российские беспилотные летательные аппараты в основном используются в Сирии для обнаружения целей и корректировки целеуказаний для артиллерии, хотя собираемая в ходе подобных полетов разведывательная информация может быть использована также для поддержки Сил специальных операций.
Что касается самих беспилотников, то российские силы, судя по всему, используют такие аппараты, как «Орлан-10» и «Форпост». Что касается «Форпоста», то он представляет собой версию израильского аппарата IAI Searcher Mk. II, и его можно считать примерным аналогом американского MQ-1 Predator. Этот российский беспилотник имеет шарообразную часть с камерами, и у него такой же вес, радиус действия и время работы. Однако он не способен нести на своем борту оружие, что ограничивает его возможности по прямой атаке целей. «Орлан-10» значительно легче и весит всего 5 килограммов. У него также имеется стабилизированное шарообразное устройство с камерами, в том числе тепловизоры, однако его возможности, по-видимому, меньше, чем у более тяжелых беспилотников.
Активное использование беспилотников «Орлан-10» (а также многочисленные его снимки, опубликованные в официальных изданиях) свидетельствует скорее всего о стремлении России использовать свое собственное оборудование, а также о низкой цене этих легких беспилотников.
Китай даже опережает Россию в этой области. Китайцы оснащают свою армию, а также экспортируют беспилотники серии Винг Лунг (Wing Loong), которые можно считать прямыми клонами MQ-1 Predator — у них одинаковые выпуклые носы, V-образное хвостовое оперение и — что более важно — способность нести на борту ударные вооружения. Беспилотники этого типа уже прошли испытание в боевых условиях, а их производители получили многочисленные и выгодные экспортные контракты. Китайская доктрина использования сил специальных операций достаточно туманна, однако высока вероятность того, что беспилотники будут оказывать поддержку на поле боя китайским Силам специальных операций.
В других областях поддержки сил специальных операций также используются передовые технологии, однако информация о них часто отрывочна и скрыта. Вместе с тем заметны стали технологии, которые используются для оснащения сухопутных подразделений сил специальных операций. Поскольку силы специальных операций часто действуют независимо от основных наземных формирований, они нередко применяют специальные виды стрелкового и других видов оружия, а не те, что имеются в распоряжении обычных войск.
Основные инновации в этой области для Соединенных Штатов связаны с разработкой самых современных технологий в области обработки изображений для пехотных подразделений — от миниатюрных тепловизоров до усовершенствованных приборов ночного видения. Что касается приборов ночного видения, то вот уже почти в течение 20 лет используются аппараты «третьего поколения», однако значительные улучшения были сделаны в области разрешения, четкости изображения и поля обзора.
Одной из технологий повышения эффективности является использование белого фосфора вместо зеленого фосфора при производстве приборов ночного видения. Это позволяет повысить детализацию и понизить уровень расплывчатости изображения у приборов ночного видения AN/PVS-31, которые в настоящее время используются вооруженными силами Соединенных Штатов. Среди других инноваций можно назвать системы AN/PSQ-20 и AN/PSQ-36, которые способны накладывать термальные изображения на ночные изображения, и этот процесс, получивший название «слитного изображения» (fusion vision), позволяет оператору использовать лучшие качества тепловизоров и приборов ночного видения. Можно еще назвать прибор GPNVG-18 с четырьмя трубками, что позволяет расширить угол зрения в ночных условиях.
Судя по всему, подобного рода инновации еще не дошли до российских Сил специальных операций. Даже в рекламных роликах бойцы этого подразделения, похоже, используют только монокулярные приборы. Хотя российская (и белорусская) промышленность выпускает бинокулярные приборы ночного видения, они не фигурируют на фотографиях с места проведения конкретных операций. Российская доктрина традиционно настроена на использование приборов ночного видения, установленных непосредственно на различных видах оружия, и речь идет в данном случае о таких приборах ночного видения, как прицелы НСПУ и 1ПН93.
Эти системы эффективны, однако они подходят больше для оборонительных позиций, а также для наблюдения. Судя по всему, подобная тенденция продолжается и в настоящее время, поскольку российские бойцы Сил специальных операций используют тепловизионные прицелы, а в состав нового комплекса солдата будущего «Ратник», похоже, входит монокулярное устройство, которое может быть использовано в качестве прицела как с тепловизором, так и прибором ночного видения. По имеющимся данным, программа «Ратник» включает в себя использование тепловизоров и приборов ночного видения, однако информации на этот счет мало, и, вероятно, это направление не развивается с такой же скоростью, как другие направления этой программы.
Информации об использовании технологии ночного видения в Народно-освободительной армии Китая крайне мало, однако в одном докладе говорится об использовании бинокулярных устройств, но маловероятно, что при этом применяются такие передовые технологии, как белый фосфор. Фотографии, опубликованные в 2014 году в онлайновой версии «Народной газеты», свидетельствуют об использовании монокулярного устройства, похожего на AN/PVS-7 (он был принят на вооружении в соединенных Штатах в 1985 году и имеет весьма ограниченное поле обзора). Интересно отметить, что китайцы, судя по всему, используют кронштейн для приборов очного видения, который устанавливается на шарнире в районе подбородка и может быть опущен вниз, в отличие от российских и американских устройств, которые поднимаются наверх.
Чарли Гао изучает политологию и компьютерные науки в Гриннелл-колледже. Он часто выступает в печати как комментатор по вопросам обороны и национальной безопасности.

Подпишитесь на нас Вконтакте

382

Похожие новости
10 июля 2018, 18:20
13 июля 2018, 15:00
13 июля 2018, 04:00
17 июля 2018, 18:00
15 июля 2018, 13:40
15 июля 2018, 13:40

Новости партнеров