Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

На границе двух сред. Ныряющие корабли: история и перспективы


На воде и под водой




В начале XX века в военно-морских флотах ведущих стран мира стали развиваться два типа судов: надводные корабли (НК) и подводные лодки (ПЛ), конструкция и тактика применения которых радикально отличались. Впрочем, до появления субмарин с ядерной энергоустановкой (ЯЭУ) подводные лодки можно было назвать скорее подводно-надводными, поскольку несовершенство электрических батарей того времени не позволяло длительное время находиться над водой. Даже изобретение шноркеля решило проблему лишь частично, поскольку ПЛ того времени всё равно были привязаны к поверхности воды.


Французская лодка Narwhal 1900 года. Подводная лодка использовала паровую машину для движения на поверхности и электродвигатели, подзаряжаемые от паровой установки, для движения под водой

Тем не менее, нахождение ПЛ на границе раздела двух сред было не самоцелью, а вынужденной мерой, и в дальнейшем, по мере совершенствования технологий, подводные лодки всё большую часть времени стали находиться под водой. Появление ЯЭУ обеспечило субмаринам практически время нахождения под водой, ограниченное скорее выносливостью экипажей, чем техническими преградами.

Поскольку в первой половине XX века подводные лодки большую часть времени перемещались в надводном положении, с кратковременными погружениями для осуществления атаки цели или уклонения от удара, то корпуса ПЛ тех времен имели конструкцию носовой оконечности с заостренным носом, оптимизированную для лучшей мореходности. По мере того как ПЛ всё больше времени проводили под водой, форма их корпуса всё больше уходила от формы, присущей надводным кораблям, приобретая характерные каплевидные очертания.

Со временем между надводными кораблями и подводными лодками не осталось практически ничего общего. Впрочем, существовали проекты, в которых предполагалось объединить преимущества надводных кораблей и подводных лодок.

Ныряющие корабли


Одним из наиболее известных гибридов надводного корабля и подводной лодки можно считать отечественный малый погружающийся ракетный корабль проекта 1231, разрабатывавшийся с 1950-х годов XX века, который представлял собой ракетный катер, способный погружаться и перемещаться под водой, что обеспечивало большую скрытность по сравнению с обычными ракетными катерами при большей, чем у обычных подлодок, скорости надводного хода.

Предполагалось, что погружающийся ракетный корабль проекта 1231 сможет действовать из засады, скрытно ожидая противника, или так же скрытно самостоятельно выдвигаться под водой в направлении противника. После обнаружения цели ныряющий корабль осуществляет всплытие и на максимальной скорости выходит на дистанцию ракетного удара. Преимуществом подхода должна была стать большая устойчивость перед авиацией противника. При этом средства ПВО на корабле проекта 1231 отсутствовали.


Погружающийся ракетный корабль проекта 1231

По факту погружающийся ракетный корабль проекта 1231 имел малую скорость и дальность подводного хода. Малая глубина погружения при отсутствии ПВО позволяли авиации противника свободно применять противолодочное оружие. К недостаткам можно отнести и повышенную сложность конструкции, а также несовершенство конструкции вследствие отсутствия опыта в строительстве «гибридных» кораблей такого типа.

Современным примером ныряющего корабля является проект боевого корабля XXI века SMX-25, представленного французским кораблестроительным концерном DCNS на военно-морской выставке Euronaval-2010. Длина SMX-25 порядка 110 метров, подводное водоизмещение 3000 тонн. Полупогруженный корпус имеет удлиненную форму, оптимизированную для высокой скорости в надводном положении. По задумке создателей фрегат-подлодка SMX-25 должен оперативно, на скорости 38 узлов, прибывать в район боевых действий, а затем уходить под воду и скрытно наносить удары по противнику.


Проект боевого корабля SMX-25 концерна DCNS

Характерно, что у советского проекта 1231 и у французского проекта SMX-25 основным является надводный режим перемещения, а подводный предназначен лишь для «подкрадывания» к противнику. В условиях насыщения поля боя разнообразными датчиками можно предположить, что движущиеся на высокой скорости корабль будет обнаружен задолго до приближения к силам противника, а после погружения найден и уничтожен силами противолодочной авиации.

Ещё одним «гибридным» судном можно считать проект скоростной подводной лодки британской компании BMT. Подводная лодка с корабельной погружной газовой турбиной SSGT должна быть способна осуществлять крейсерской движение на приповерхностной глубине на скорости 20 узлов, с возможностью ускорения до 30 узлов.

Подача воздуха для турбин осуществляется через выдвижную шахту, по сути шноркель. Форма корпуса ПЛ оптимизирована для минимизации влияния приповерхностных волн. В полностью подводном режиме движения движение осуществляет за счёт топливных элементов с автономностью до 25 суток.


Скоростная подводная лодка SSGT компании BMT

В отличие от советского проекта 1231 и французского проекта SMX-25, которые скорее являются надводными кораблями с возможностью погружения, британский проект «гибридного» корабля скорее всё же является подводной лодкой. Тем не менее, ПЛ проекта SSGT прочно привязана к поверхности, поскольку её предполагаемое преимущество – высокая скорость движения, реализуется только при движении в приповерхностном слое с выдвинутым воздухозаборным устройством.

Косвенно можно упомянуть и транспортные полупогружные суда, такие, как, например, китайское судно Guang Hua Kou. В них способность частичного погружения используется не для получения преимуществ в бою, а для погрузки и транспортировки крупногабаритных грузов – нефтяных платформ, надводных кораблей и подводных лодок.


Guang Hua Kou

Помимо рассмотренных выше проектов ныряющих и полупогружных судов, существовали и другие проекты, например, по созданию полупогруженных танкеров для перевозки нефти и газа в условиях крайнего севера. Один из таких проектов предлагался кандидатом военных наук Юрием Берковым, служившим на Северном флоте, впоследствии ведущим сотрудником одного из оборонных НИИ Министерства обороны СССР/РФ, в изданиях «От фантастики к реальности» и «Мой подводный мир», в которых в числе прочего рассматривались проблемы движения кораблей в приповерхностном слое. Вообще, сложно сказать, сколько таких проектов и исследований лежит в засекреченных архивах Министерства обороны, профильных институтов и конструкторских бюро, поэтому тема может быть проработана гораздо глубже, чем кажется.



Эскиз и описание подводного танкера Юрия Беркова

Угрозы для надводных кораблей


Есть ли сейчас факторы, которые могут потребовать разработки погружаемых/ныряющих кораблей? Ведь не считая концептуальных проектов ни одна страна мира такие корабли не выпускает? Нет сомнений в том, что ныряющие корабли будут сложнее и дороже, чем корабли традиционной компоновки. В чём тогда смысл их создания?

Если говорить о снижении заметности, то эта задача успешно решается компоновкой надводной части кораблей в соответствии с канонами технологии снижения заметности (stealth). Движение под водой с целью маскировки лучше будет осуществлять подводная лодка классической конструкции, которой не требуется находиться близко к поверхности.

Возможно, для России ответ лежит в количестве. В количестве надводных кораблей и подводных лодок противника, количестве универсальных пусковых установок на них, количестве носителей оружия на авианосцах потенциальных противников.

Если во времена «холодной войны» отражение массированных ударов противокорабельными ракетами (ПКР) в первую очередь было проблемой США, то сейчас ситуация изменилась. В XXI веке военно-морские силы (ВМС) США получили высокоэффективные ПКР большой дальности AGM-158C LRASM. По сравнению с ранее используемыми ПКР AGM/RGM/UGM-84 Harpoon, ПКР LRASM обладают значительно большей дальностью полёта (свыше 500 километров), в отличие от противокорабельной версии крылатой ракеты Tomahawk, ПКР LRASM обладают универсальностью по типам носителей. Помимо этого, ПКР AGM-158C LRASM обладают малой заметностью, высокоэффективной помехозащищённой головкой самонаведения и интеллектуальными алгоритмами атаки целей.


ПКР AGM-158C LRASM

О ПКР LRASM подробно написано в статье Андрея из Челябинска «О революции в военно-морском искусстве США. ПКР LRASM».

Носителями ПКР LRASM должны стать надводные корабли с установками вертикального пуска (УВП) Mk 41, сверхзвуковые бомбардировщики B-1B (24 ПКР), палубные многоцелевые истребители F-35C, F/A-18E/F (4 ПКР). Вполне вероятно, что появится модификация ПКР LRASM и для оснащения подводных лодок ВМС США и их союзников.

Десять бомбардировщиков B-1B могут нести 240 ПКР LRASM, а двадцать бомбардировщиков уже 480 ПКР, а всего у военно-воздушные силы (ВВС) США 61 бомбардировщик B-1B. Авиагруппа авианосца типа «Нимиц» включает 48 многоцелевых истребителей F/A-18E/F, которые могут нести 192 ПКР LRASM, ещё под сотню могут добавить корабли охранения с УВП Mk 41. Таким образом ВВС и ВМС СШУ могут наносить по флоту противника массированные удары, включающие несколько сотен ПКР в залпе.

Построить надводный флот, способный выдержать массированный удар противокорабельными ракетами, России не под силу в обозримой перспективе.

Ранее на «Военном обозрении» были опубликованы статьи Олега Капцова о целесообразности воссоздания кораблей класса «линкор» на новом технологическом уровне, броня которых будет способна противостоять ударам противокорабельных ракет.


Концепт перспективного линкора

Не вдаваясь в противостояние ракета — броня, можно предположить, что в России, неспособной строить корабли класса «эсминец», построить линкор будет практически нереально. А вот подводные лодки российская промышленность строить ещё не разучилась.


Перспективный эскадренный миноносец «Лидер» военно-морского флота (ВМФ) РФ, скорее всего, так и останется в виде картинок и моделей

Но отказаться от надводных кораблей в пользу строительства одних подводных лодок невозможно, поскольку последние не могут полностью заменить надводные корабли, в первую очередь из-за невозможности обеспечения противовоздушной обороны (ПВО) района боевых действий. Оснащение подводных лодок зенитно-ракетными комплексами (ЗРК), способными работать из-под воды, с перископной глубины, рассмотренное в статье На границе двух сред. Эволюция перспективных подводных лодок в условиях повышенной вероятности их обнаружения противником позволит ПЛ решать ограниченные задачи по обороне от противолодочной авиации противника, но никак не обеспечивать ПВО района.

Даже оснащение подводных лодок ЗРК большой дальности, рассмотренное в статьях «Атомный многофункциональный подводный крейсер: асимметричный ответ Западу» и »Атомный многофункциональный подводный крейсер: смена парадигмы», не позволит заменить надводные корабли. В рассмотренном виде АМФПК предназначены скорее для рейдерских действий: выхода на рубеж, нанесения удара по палубной авиации, находящейся в воздухе, и надводным кораблям противника, с последующим скрытным уходом, но не для обеспечения ПВО района боевых действий.

Возможно, решение в ныряющих кораблях, функционирующих на границе двух сред? Концепт ныряющего надводного корабля, его преимущества по сравнению с надводными кораблями классической конструкции и место в ВМФ РФ рассмотрим в следующем материале.
Андрей Митрофанов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

362

Похожие новости
09 августа 2020, 06:20
09 августа 2020, 06:20
07 августа 2020, 07:00
07 августа 2020, 01:20
07 августа 2020, 01:20
08 августа 2020, 05:40

Новости партнеров