Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Москит» выходит на охоту

Современные беспилотники все чаще рассматриваются в качестве эскорта для пилотируемых самолетов. Фото с сайта www.navy.mil
Вслед за своими американскими коллегами британские военные активно устремились в неизведанную, но обещающую весьма существенные дивиденды область авиационных вооружений. Речь в данном случае идет больше не о работах по истребителю нового поколения (хотя и о нем мы тоже расскажем), а о создании реактивных разведывательно-ударных беспилотных летательных аппаратов, которые должны составить компанию пилотам самолетов в будущих войнах. За рубежом такой тип крылатых дронов получил обозначение «loyal wingman», что можно перевести с английского как «верный напарник» или «верный ведомый», хотя часто употребляют и другой вариант – «послушный ведомый».
Все эти варианты названий, в принципе, вполне подходят к данному классу авиационной техники, поскольку они достаточно верно характеризуют суть новой концепции, зародившейся, как это часто бывает в последнее время, в недрах Пентагона, и предполагающей, что такие «бесчеловечные напарники» или «ведомые» будут действовать в одном строю с пилотируемыми истребителями, обеспечивая их дополнительными разведданными и поддерживая, как говорится, огнем и маневром.
В последнем случае, как считается, такие дроны, располагая приличным запасом высокоточных авиационных средств поражения, должны будут наносить удары по объектам противовоздушной (ПВО) и противоракетной (ПРО) обороны противника, как бы расчищая таким образом дорогу своим «напарникам»-летчикам для нанесения теми дальнейших, более мощных ударов по наиболее важным целям врага.
При необходимости и соответствующем вооружении такие беспилотники смогут участвовать и в классическом воздушном бою: пилот, управляющий одним или даже несколькими «напарниками», сможет наводить находящиеся на борту выдвинувшихся на передний рубеж беспилотников управляемые ракеты класса «воздух-воздух» на вражеские самолеты, тогда как сам летчик при этом будет оставаться вне зоны досягаемости бортовых средств обнаружения и поражения противника.
Более того, предполагается, что на таких дронах можно будет размещать и мощную аппаратуру радиоэлектронной борьбы, что позволит им создавать «невидимое» для вражеских радаров поле вокруг своих пилотируемых «напарников». Также это должно существенно снизить вероятность поражения самих ударных беспилотников управляемым зенитным ракетным оружием систем ПВО и ПРО противника.
В связи с этим представляется небезынтересным рассмотреть две, казалось бы, независимые программы в области боевой авиации будущего, которые сегодня реализуются в интересах Королевских военно-воздушных сил Великобритании. Ведь осуществляются они на самом деле в условиях тесного взаимодействия команд разработчиков и после поступления на вооружение эти боевые авиационные системы будут взаимно интегрированы с целью достижения максимальной эффективности при решении возлагаемых на них задач.
Грянет «Буря»
Одна из этих программ имеет целью создание боевого авиационного комплекса нового поколения – истребителя «Темпест» (Tempest, в переводе с английского – «Буря» или «Шторм»), причем британцы классифицируют его не иначе как «истребитель 6-го поколения». Полноразмерный макет этой машины, пока в виде концепт-проекта, был представлен на выставке в Фарнборо (Farnborough Airshow) еще в 2018 году. Однако полномасштабное финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по данной программе, как указывается в обнародованной тогда же британской «Стратегии развития боевой авиации», планируется начать лишь в 2025 году, а стадии первоначальной оперативной готовности новая машина должна достичь в 2035-м.
Реализацией этого проекта занимается группа компаний и организаций, которая получила условное наименование «команда Темпест» (Team Tempest). В ее ядро входят такие известные компании, как BAE Systems (главный подрядчик по программе), Leonardo UK, MBDA UK и Rolls-Royce. В 2019 году к работе «команды» присоединились Швеция и Италия (от последней, к примеру, в проекте принимают участие компании Leonardo Italy, Elettronica, Avio Aero и MBDA Italy). Год спустя, 21 декабря 2020 года, Великобритания, Швеция и Италия подписали соответствующий меморандум о взаимопонимании, в котором прописаны принципы их равноправного сотрудничества в рамках этой программы. Возможно, что в будущем, когда «Темпест» будет уже воплощен в металле и композитах, Италия и Швеция станут его первыми зарубежными заказчиками.
Ну, а несколько ранее, в июле 2020 года, министр обороны Великобритании Бен Уоллас объявил, что к «команде Темпест» присоединились также компании GE Aviation UK, GKN Aerospace, Collins Aerospace UK, Martin-Baker, QinetiQ, Bombardier Belfast и Thales UK. Кроме того, на сегодня к работам по этому проекту в той или иной степени уже подключились десятки других британских организаций, университетов и предприятий малого бизнеса.
В состав «команды» также входят лучшие специалисты различных управлений и организаций британского военного ведомства, в том числе из Управления Королевских военно-воздушных сил Великобритании по перспективным проектам (RAF Rapid Capabilities Office), Научно-технологической лаборатории Минобороны (Defence Science and Technology Laboratory) и Управления поставок вооружения и обеспечения поддержки Минобороны (Defence Equipment & Support).
Согласно «Стратегическому обзору по обороне и безопасности» от 2015 года, на создание перспективного боевого авиационного комплекса в течение 10 лет будет выделено в общей сложности 2 млрд фунтов стерлингов. Ожидается, что в этом году общая численность специалистов, занятых в данном проекте, достигнет 2500 человек.
Перспективный британский истребитель, как утверждается, будет способен применять для уничтожения летательных аппаратов и атакующих его управляемых ракет противника различные комплексы оружия, созданные на новых физических принципах. Среди них упоминаются: лазерная боевая система; боевая система с использованием поражающих факторов микроволнового излучения; оружие направленной энергии и прочие, почти фантастические пока образцы оружия. Также, согласно появившейся в зарубежной специализированной печати информации, перспективный британский истребитель должен получить на вооружение новейшие авиационные средства поражения классов «воздух-воздух» и «воздух-поверхность», в том числе гиперзвуковые, то есть обладающие скоростью М=5 и более. А вот авиационная пушка на новом самолете скорее всего прописку не получит, оставшись «рудиментом» эпохи машин 5-го поколения.
В процессе разработки новой машины планируется провести около 50–60 экспериментов и исследований (испытаний), в ходе которых будут изучены и решены вопросы, связанные с обеспечением малозаметности самолета в различных диапазонах; разработкой новых средств обнаружения, датчиков и сенсоров; созданием новой силовой установки на базе перспективных авиадвигателей нового поколения; созданием нового программного обеспечения, системы управления оружием и системы управления самолетом и его бортовыми системами, которая обеспечит максимально высокий уровень автоматизации всех процессов с целью достижения «невероятного» уровня автономности перспективного боевого авиационного комплекса; разработкой дизайна пилотской кабины и созданием нового приборного оборудования для нее. Также будут отработаны другие проблемные вопросы и решения, которые предусмотрены планом реализации Технологической инициативы по созданию перспективного боевого авиационного комплекса.
«Новая команда уже на пути к достижению поставленной цели, – подчеркнул в своем выступлении 16 июля 2018 года, проходившем на фоне макета «Темпеста», тогдашний министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон. – Их график работы выглядит следующим образом. К концу текущего года я хочу получить бизнес-план по данной программе. Первичные решения по вопросу приобретения боевого авиационного комплекса следующего поколения должны быть приняты до конца 2020 года, а окончательные решения по вопросу финансирования – к 2025 году. А к 2035 году я хочу видеть «Темпест» в воздухе в едином строю с лучшими в мире «Тайфунами» и F-35».
Впрочем, если господин Уильямсон и увидит «Темпест» в воздухе, то уже никак не в роли главы британского военного ведомства, с поста которого он был уволен в мае 2019 года, как бы сказали у нас, «в связи с утратой доверия». При новом премьер-министре ему, правда, удалось вернуться в состав кабинета, но уже в роли министра образования.
«Москито» – «Темпеста»
Вторая же программа, реализуемая в рамках концепции «легкого бюджетного инновационного боевого самолета» (Lightweight Affordable Novel Combat Aircraft – LANCA), предусматривает создание того самого «верного напарника», который должен действовать в одном строю с перспективными британскими истребителями, обеспечивая их пилотам возможность завоевания господства в воздухе и нанесения эффективных ударов по наземным целям с одновременной минимизацией потерь среди своих летчиков.
Работы по этой концепции стартовали в 2015 году, а для создания ударного дрона, которому присвоили имя «Москито» (Mosquito), была соответственно сформирована «команда Москито» (Team Mosquito). В переводе названия аппара и его команды, думается, нужды нет, и так всем понятно, что речь идет о моските (комаре). Причем первый полноценный контракт по этой программе был выдан британским правительством совсем недавно – 25 января 2021 года. Его стоимость – 30 млн фунтов стерлингов, что не так уж и мало для разработки беспилотника, пусть и «умного», и хорошо вооруженного. Причем поднять в воздух полноразмерный прототип перспективной машины планируется уже до конца 2023 года, после чего работы по проекту перейдут в новую фазу.
«В рамках работы с инновационными партнерами со всей Великобритании проект «Москито» трансформирует традиционные подходы, чтобы обеспечить быстрое развитие технологий. Используя новейшие достижения в разработке программного обеспечения и опыт гражданской аэрокосмической отрасли, проект обеспечит резкое сокращение затрат и сроков разработки, в результате чего инновации смогут выйти на передний план быстрее, чем когда-либо прежде, – подчеркнул министр по оборонным закупкам Великобритании Джереми Куин. – Этот научно-исследовательский проект меняет правила игры и гарантирует, что окончательный проект самолета будет иметь способность к быстрому и доступному обновлению с применением новейших технологий, в результате чего мы будем оставаться на шаг впереди наших противников. При этом эксплуатационная универсальность самолета обеспечит ему оптимальную защиту, живучесть и информационную осведомленность в тот момент, когда он будет действовать рядом с «Тайфуном», F-35 «Лайтнинг II», а позже и «Темпестом» как часть нашей будущей боевой авиационной системы».
Будущий британский истребитель Tempest сориентирован
на взаимодействие с роботизированными комплексами.
Фото с сайта www.baesystems.com
Программа LANCA родилась в недрах Управления Королевских ВВС Великобритании по перспективным проектам, а общее руководство ею и конкретно проектом «Москито» осуществляет Научно-технологическая лаборатория Минобороны. В свою очередь, главным подрядчиком по работам, имеющим целью создание британской версии «верного напарника», определена компания Spirit AeroSystems из Белфаста, одержавшая победу в тендере Минобороны Великобритании (другими участниками конкурса выступали группы компаний во главе с Boeing и Blue Bear Systems).
Spirit AeroSystems станет системным интегратором, объединяющим усилия целого ряда компаний и организаций, привлеченных к этой амбициозной и многообещающей программе. О составе группы пока известно немного, но, в частности, есть информация, что в нее входит компания Northrop Grumman UK. Последняя, как утверждает Эндрю Чутер из американского издания Defense News, займется решением задач в таких областях, как системная инженерия на основе моделей (model-based systems engineering – MBSE) и разработка систем планирования боевых задач (advanced mission management – AMM) и интерфейса человеко-машинного взаимодействия, а также будет выполнять работы в целях отработки схем и технологий взаимодействия в распределенных пилотируемых и беспилотных системах и т.п.
«Мы используем революционный подход, рассматривая на перспективу меняющую правила игры концепцию, которая предусматривает использование роя дронов и беспилотных истребителей, таких как «Москито», вместе с пилотируемыми истребителями, такими как «Темпест», что изменит боевое пространство так, как этого не было с момента начала реактивной эры», – заявил начальник штаба (командующий) Королевских ВВС Великобритании главный маршал авиации Майк Уигстон.
В общем, британские военные летчики, судя по всему, серьезно настроены на возвращение себе если и не ведущей (вряд ли британцы смогут в этом плане «подвинуть» своих заокеанских коллег), то одной из главных ролей в войне будущего среди стран западного мира. В связи с этим вполне закономерным выглядит и то, что свои названия пилотируемый истребитель и его беспилотный «ведомый» получили фактически в честь знаменитых, можно даже сказать, легендарных британских боевых самолетов периода Второй мировой войны: соответственно одноместного одномоторного Hawker Tempest, известного также как Typhoon II, и двухместного двухмоторного de Havilland DH.98 Mosquito, который в годы войны решал чрезвычайно широкий круг задач как бомбардировщик, истребитель-бомбардировщик и ночной истребитель.
Танец «Валькирии»
С другой стороны, британцы отнюдь не одиноки в своем стремлении придать летчикам в «верные напарники» вооруженные до зубов беспилотники.
Так, по другую сторону Ла-Манша в рамках реализации Францией, Германией и Испанией программы создания перспективной боевой авиационной системы FCAS (Future Combat Air System) наряду с разработкой истребителя нового поколения, известного под обозначением NGF (Next Generation Fighter) и тоже, кстати, относимого к шестому поколению, создаются так называемые удаленные носители (Remote Carriers – RC). Последние представляют собой беспилотные авиационные платформы-носители оружия – своего рода роботы-ведомые, призванные повысить боевой потенциал истребителя NGF.
Причем создаются одновременно два типа этих «оруженосцев» – большой (здесь работы ведет компания Airbus) и один или даже несколько малых (локомотивом работ здесь выступает компания MBDA). Впрочем, все они вне зависимости от своих массогабаритных характеристик, рассматриваются их разработчиками и заказчиками в качестве составных элементов многоцелевого роя беспилотников, который должен обеспечить перспективному европейскому истребителю решение всех возлагаемых на него задач и многократно повысить эффективность его боевого применения.
По замыслу европейских военных, эти носители должны будут решать такие задачи, как разведка и наблюдение; сбор и выдача данных целеуказания для средств поражения перспективного истребителя и, возможно, других боевых систем, включенных в контур создаваемой европейцами сетецентрической боевой системы нового поколения; постановка различного рода помех средствам обнаружения и поражения противника; обеспечение прорыва неприятельской системы ПВО и ПРО и т.п.
Причем «удаленные носители» должны не заменить, а дополнить те авиационные средства поражения, которыми предполагается вооружить перспективный истребитель NGF, который получит ударные средства тактической и большой дальности, управляемые ракеты класса «воздух-воздух» разной дальности, а также специальные «перехватчики» для уничтожения зенитных управляемых ракет противника, применение которых станет необходимым в том случае, если средства радиоэлектронного противодействия окажутся неэффективными и не смогут «сбить со следа» вражескую ракету или ракеты.
При этом в компании Airbus отмечают, что ее специалисты еще в 2018 году провели первые летные испытания комбинированной боевой системы, в состав которой входили пилотируемые и беспилотные летательные аппараты (manned-unmanned teaming – MUT). В ходе данных испытаний, в которых были задействованы пять дистанционно-управляемых беспилотных мишеней Do-DT25 компании Airbus, была принципиально подтверждена возможность управления беспилотниками с борта пилотируемого самолета.
В интересах ВВС США в настоящее время также реализуется подобного рода проект – экспериментальная программа Low Cost Attritable Strike Demonstrator (LCASD), название которой можно перевести с английского как «Демонстратор бюджетного ударного аппарата, которым можно пожертвовать в случае необходимости». То есть изначально такой аппарат имеет многоразовое применение, но в бою, если необходимо, им можно и пренебречь – главное, чтобы он выполнил свою боевую задачу. В рамках этой программы компанией Kratos Defense & Security Solutions разработан, построен и с марта 2019 года проходит летные испытания боевой дрон XQ-51 «Валькирия» (Valkyrie).
В свою очередь, австралийские военные уже несколько лет осуществляют собственную программу создания аналогичного аппарата: она носит название Loyal Wingman Advanced Development Program, что можно перевести с английского как «Программа опережающей разработки «верного напарника».
В данном случае дрон, которому на пятом континенте, не мудрствуя лукаво, присвоили обозначение «Лойял Вингман» (Loyal Wingman, перевод этого выражения указывался в самом начале материала), должен взаимодействовать с различными пилотируемыми боевыми самолетами Королевских ВВС Австралии, такими как истребители F-35A «Лайтнинг II» и F/A-18F «Супер Хорнет», самолеты радиоэлектронной борьбы EA-18G «Гроулер», самолеты базовой патрульной авиации P-8A «Посейдон» и самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления E-7A «Веджтейл». Причем этот «напарник» будет, как утверждается, решать задачи как разведывательного, так и ударного характера, а также может быть использован в качестве источника постановки различного рода помех системам наведения противника или же и вовсе станет на время ложной целью, вводящей в заблуждение неприятеля.
5 мая 2020 года первый опытный образец такого реактивного беспилотника был представлен на обозрение экспертам и журналистам в ходе торжественной церемонии, проходившей на расположенном в Брисбене предприятии Boeing Australia (это австралийское подразделение Boeing, сформированное на базе компании De Havilland Australia). Общее руководство данным проектом осуществляет известное подразделение Phantom Works, где создавались и продолжают создаваться самые инновационные боинговские проекты летательных аппаратов военного назначения, но собственно производство и сборка «верных напарников» практически в полном объеме осуществляются на территории самой Австралии.
Последний вагон
В нашей стране разработка «верного напарника» летчиков пока находится в начальной стадии: макет такой машины, получившей звучное имя «Гром», был представлен в рамках статической экспозиции компании «Кронштадт» на недавней выставке «Армия-2020» и стал настоящей сенсацией этого форума.
Фактически это беспилотный штурмовик, способный применять достаточно широкий спектр авиационных средств поражения в условиях современного боя, характеризующегося высоким темпом и задействованием самых различных средств поражения. Так, по данным разработчика, он может быть вооружен ракетами класса «воздух-земля» и корректируемыми авиабомбами калибром до 500 кг.
«Скорость и стелс-технология позволяют ему преодолеть противовоздушную оборону и нанести удар по наземным и надводным укрепленным и бронированным целям, – отмечалось в этой связи в пресс-релизе компании «Кронштадт». – Беспилотник «Гром» применяется в качестве «ведомого» в передовом эшелоне смешанных пилотируемо-беспилотных ударных авиационных групп. Это позволит сохранить жизни пилотов при преодолении зоны ПВО».
Однако, пока, судя по всему, работы по этой машине идут в инициативном порядке. А ведь такой ударный дрон-«напарник» российским Воздушно-космическим силам нужен, как принято говорить, «еще вчера».
Возможно, что в роли «послушного ведомого» планируется использовать другой отечественный дрон – проходящий в настоящее время испытания С-70 «Охотник», созданный специалистами компании «Сухой» (в составе Объединенной авиастроительной госкорпорации Ростех). По крайней мере в сентябре 2019 года он, как сообщало Министерство обороны РФ, совершил первый совместный полет с отечественным истребителем 5-го поколения Су-57.
«В рамках проходящей программы испытаний БЛА «Охотник» совершил полет в автоматизированном режиме в полной конфигурации с выходом в зону дежурства, – указывалось в официальном сообщении Минобороны РФ, размещенном под видео совместного полета на официальном канале МО РФ на видеохостинге YouTube. – Во время полета было отработано взаимодействие между БЛА «Охотник» и самолетом-лидером по расширению радиолокационного поля истребителя и целеуказанию для применения авиационных средств поражения большой дальности без захода Су-57 в зону условного противодействия ПВО».
А уже в начале января 2021 года, как сообщило 12 января с.г. агентство РИА Новости, беспилотник впервые отработал задачу по нанесению бомбового удара по наземной цели. Для поражения наземной мишени на полигоне Ашулук были использованы две неуправляемые авиабомбы калибра 500 кг, которые были сброшены из внутрифюзеляжного отсека российского аппарата.
Более того, как указывается в упомянутой заметке РИА Новости, в 2020 году «Охотник» в рамках испытаний «выполнил серию полетов с функциональными имитаторами управляемых ракет класса «воздух-воздух», которые лишены двигателя, но имеют головку самонаведения». «Испытательные пуски боевых ракет по воздушным мишеням аппарат должен выполнить во второй половине этого (то есть 2021 года. – В.Щ.) года», – отмечается в сообщении агентства.
Тем не менее «Охотник» – это все же машина совершенно иного класса, которая, исходя из своих конструктивных особенностей (примененной схемы «летающее крыло») и массогабаритных характеристик, не очень подходит для решения тех задач, которые принято сегодня «навешивать» на беспилотных «верных напарников» летчиков-истребителей, а именно прорыва системы ПВО и ПРО противника с целью расчистки дороги для пилотируемых машин и тем более для ведения воздушного боя.
Да, конечно, если опираться на приведенную выше информацию, то привлечение «Охотника» для решения по командам с пилотируемого самолета задач по нанесению ударов авиационными средствами поражения по наземным целям или же оказания поддержки своим летчикам за счет применения управляемых ракет класса «воздух-воздух», возможно, но для указанных задач, по мнению экспертов, все же больше подходят дроны именно той конфигурации, которая использована при создании российского «Грома» и его зарубежных аналогов. Тогда как тяжелые аппараты, построенные по схеме «летающее крыло», более эффективно применять с больших высот и с более удаленных рубежей в качестве оперативно-тактического или даже оперативно-стратегического боевого авиационного комплекса с ударным вооружением.
«Предполагается, что «Охотник» будет обладать способностью взаимодействовать с другими беспилотными, а также пилотируемыми летательными аппаратами, в том числе принимая на себя наиболее высокорисковые задания, что отчасти позволяет относить его и к такому классу беспилотников. Но все же он представляется более функциональной и дорогой беспилотной авиационной системой, чем большинство создаваемых за рубежом беспилотных «ведомых», – отмечает в этой связи российский эксперт по беспилотным авиационным системам Денис Федутинов.
В целях наилучшего уяснения имеющихся между такими аппаратами принципиальных различий предлагаю рассмотреть ситуацию на примере американских стратегических бомбардировщиков В-1В «Лансер» и В-2А «Спирит».
Оба они создавались в годы холодной войны и оба до сих пор несут свою службу в рядах ВВС США. Но если «Спирит» представляет собой малозаметный дозвуковой «мегабомбер», лишенный способности выполнять активное маневрирование и предназначенный для нанесения ударов высокоточным оружием с больших высот – вне зоны обнаружения и поражения средств ПВО противника (причем изначально в приоритете у него были по большому счету только бомбы), то сверхзвуковой «Лансер» может не только утюжить позиции противника с больших высот или пускать издалека крылатые ракеты, но еще и способен преодолевать на малой высоте вражескую систему ПВО, стремительно, словно нож в масло, вонзаясь вглубь обороны противника и нанося удары по его стратегически важным объектам. Собственно, преимущественно для этого он и создавался изначально. Причем на малых высотах – около 60–150 м – этот «реактивный нож» летит почти с такой же скоростью, какую В-2А может развивать только на большой высоте.
Создаваемые сегодня «верные напарники» – это, если можно так сказать, реинкарнация идеи В-1В, но с учетом современных тенденций ведения войны нового поколения, в которой ставка делается на беспилотные и безэкипажные дистанционно управляемые системы, способные к тому же действовать в составе роя (если речь идет о крылатых дронах) или стаи (в части, касающейся наземных или морских «бесчеловечных» созданий). В свою очередь, «Охотник» в его нынешнем виде можно с некоторой натяжкой считать неким беспилотным аналогом В-2А, но никак не «прорывателя системы ПВО» В-1В.
Впрочем, в любом случае, принимая во внимание такую резкую активизацию работ по тематике вооруженных «верных ведомых» за рубежом, российскому Минобороны, как представляется, стоило бы тоже вплотную заняться этим важным вопросом. А иначе есть шанс, что в будущей войне летчики наших истребителей столкнутся в бою не со своими немногочисленными одушевленными коллегами, а с ордой «бесчеловечных москитов» и «бездушных валькирий». Ничего хорошего из этого, как мы понимаем, в конечном итоге не получится. Поэтому лучше пусть на встречу с этими «чудовищами» отправится «Гром» – такой же «бесчеловечный» и беспощадный. А жизни наших летчиков надо сберечь – они им еще пригодятся для решения других, более важных задач.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

519

Похожие новости
29 апреля 2021, 23:00
13 мая 2021, 23:20
04 мая 2021, 15:20
13 мая 2021, 23:20
29 апреля 2021, 23:00
26 апреля 2021, 13:20

Новости партнеров