Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
26 сентября 2020, 13:40
26 сентября 2020, 11:40
26 сентября 2020, 08:00
26 сентября 2020, 13:20
26 сентября 2020, 02:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Много ли у нас систем ПВО? ЗПРК «Тунгуска» и ЗРПК «Панцирь»


Много ли у нас систем ПВО? Продолжаем обзор отечественных систем ПВО, имеющихся в Вооруженных силах России. Сегодня мы поговорим о мобильных зенитных пушечно-ракетных комплексах, предназначенных для зенитного прикрытия войск в прифронтовой полосе и в объектовой ПВО в глубине обороны.

ЗПРК «Тунгуска»



В начале 1970-х годов началась разработка новой зенитной самоходной артиллерийской установки, которая должна была прийти на смену ЗСУ-23-4 «Шилка». Расчёты показали, что увеличение калибра артиллерийских автоматов до 30 мм при сохранении прежнего темпа стрельбы позволит увеличить вероятность поражения в 1,5 раза. Кроме того, более тяжелый снаряд даёт прирост досягаемости по дальности и высоте. Военные также желали получить зенитную самоходку, оснащенную собственной РЛС обнаружения воздушных целей с дальностью действия не менее 15 км. Не секрет, что радиоприборный комплекс «Шилки» обладает очень ограниченными поисковыми возможностями. Удовлетворительная эффективность действий ЗСУ-23-4 достигалась лишь при получении предварительного целеуказания от батарейного командного пункта, который, в свою очередь, использовал данные, поступающие от пункта управления начальника ПВО дивизии, в чьём распоряжении имелась маловысотная РЛС кругового обзора типа П-15 или П-19. В случае, если связь с пунктами управления исчезала, экипажи ЗСУ-23-4 действуя автономно, собственными РЛС в режиме кругового поиска могли обнаружить около 20 % воздушных целей.



С учётом того, что на вооружении Советской армии уже имелся ряд комплексов ПВО и велась разработка новых, руководство МО СССР колебалось относительно необходимости создания ещё одного зенитно-артиллерийского комплекса. Толчком к принятию решения о начале работ по новому армейскому комплексу на гусеничном шасси стало активное использование американцами на завершающем этапе войны в Юго-Восточной Азии противотанковых вертолётов, оснащённых ПТУР.

Имеющиеся в войсках в начале 1970-х годов противовоздушные средства были в основном ориентированы на борьбу с реактивными истребителями-бомбардировщиками, штурмовиками и фронтовыми бомбардировщиками и не могли эффективно противодействовать боевым вертолетам, использующим тактику кратковременного набора высоты (не более 30-40 с) для пуска управляемых ракет. В этом случае оказывались бессильны средства ПВО полкового звена. У операторов ЗРК «Стрела-1» и ПЗРК «Стрела-2М» не имелось возможности обнаружить и осуществить захват цели кратковременно зависшей на высоте 30-50 м на удалении нескольких километров. Экипажи «Шилок» не успевали получить внешнее целеуказание, да и эффективная дальность стрельбы 23-мм автоматов была меньше дальности пуска противотанковых ракет. Зенитно-ракетные комплексы дивизионного звена «Оса-АК» находящиеся в глубине своих позиций на удалении до 5-7 км от атакующих вертолетов, по суммарному времени реакции комплекса и полета ЗУР не могли поразить вертолет до пуска с него ПТУР.

С целью увеличения огневой мощи, вероятности и дальности поражения воздушных целей новый комплекс в дополнение к 30-мм артиллерийским автоматам было решено вооружить зенитными ракетами. В состав ЗПРК «Тунгуска» помимо пары двуствольных пушек 2А38 калибра 30-мм вошли: радиолокационная станция кругового обзора дециметрового диапазона и 8 ЗУР с радиокомандным наведением через оптический канал по трассеру ракеты. В данной зенитной самоходной установке впервые было достигнуто совмещение двух видов вооружения (пушечного и ракетного) с единым для них радиолокационно-приборным комплексом. Огонь из 30-мм пушек может вестись с ходу или с места, а пуск ЗУР только после остановки. Радиолокационно-оптическая система управления огнём получает первичную информацию с обзорной РЛС, с дальностью обнаружения целей 18 км . Также имеется радиолокатор сопровождения целей с дальностью действия 13 км. Обнаружение зависших вертолетов осуществляется по доплеровскому смещению частоты от вращающегося винта, после чего берётся на автосопровождение по трем координатам станцией сопровождения целей. Кроме РЛС, в состав СУО входят: цифровая ЭВМ, стабилизированный оптический прицел и приборы, определяющие угловые координаты и государственную принадлежность цели. Боевая машина оснащена системой навигации, топопривязки и ориентирования для определения координат.

Рассказывая про ЗПРК «Тунгуска», стоит подробнее остановиться на его вооружении. Двуствольный 30-мм зенитный автомат 2А38 весит 195 кг и обеспечивает стрельбу патронами, подаваемыми из общей для двух стволов патронной ленты.


Управление стрельбой осуществляется с помощью электроспуска. Охлаждение стволов – жидкостное. Суммарный темп стрельбы — 4050-4800 выстр./мин. Начальная скорость снарядов — 960-980 м/с. Максимальная длина непрерывной очереди – 100 выстрелов, после чего требуется охлаждение стволов.


ЗУР 9М311

Зенитная управляемая ракета 9М311 длиной 2,56 м, весит 42 кг ( 54 кг в ТПК) и построена по бикалиберной схеме. Стартово-разгонный двигатель в пластиковом корпусе диаметром 152 мм, после выработки твёрдого топлива разгоняет ЗУР до 900 м/с и отделяется примерно через 2,5 с после старта. Отсутствие маршевого двигателя исключает задымление и позволяет использовать относительно простую аппаратуру наведения с оптической линией визирования цели. При этом удалось обеспечить надежное и точное наведение ЗУР, снижение массы и габаритов ракеты, упростить компоновку бортовой аппаратуры и боевого снаряжения.


Средняя скорость маршевой ступени ракеты диаметром 76 мм на траектории составляет 600 м/с. При этом обеспечивается поражение на встречных и догонных курсах целей, летящих со скоростью до 500 м/с и маневрирующих с перегрузкой 5-7g. Боевая часть стержневого типа массой 9 кг оснащена контактным и неконтактным взрывателями. В ходе испытаний на полигоне было установлено, что вероятность прямого попадания в цель при отсутствии организованных помех – более 0,5. При промахе до 15 м подрыв БЧ осуществляется неконтактным взрывателем с лазерным датчиком из 4 полупроводниковых лазеров, образующих восьмилучевую диаграмму направленности перпендикулярно продольной оси ракеты.

При стрельбе из зенитных пушек цифровая вычислительная система в автоматическом режиме решает задачу встречи снаряда с целью после входа её в зону поражения по данным, поступающим с РЛС сопровождения и дальномера. При этом компенсируются ошибки наведения, учитываются угловые координатам, дальность, а при движении машины углы качек и курса. В случае подавления противником канала дальномера осуществлялся переход на ручное сопровождение цели по дальности, а при невозможности ручного сопровождения — на сопровождение цели по дальности от станции обнаружения или на ее инерционное сопровождение. При постановке интенсивных помех станции сопровождения по угловым каналам сопровождение цели по азимуту и углу места осуществлялось оптическим прицелом. Но в этом случае существенно ухудшается точность стрельбы из пушек и не имеется возможности обстреливать цели в условиях плохой видимости.

При стрельбе зенитными ракетами сопровождение цели по угловым координатам осуществляется с помощью оптического прицела. После пуска ракета выводится в поле зрения оптического пеленгатора аппаратуры выделения координат. По сигналу от трассера ракеты в аппаратуре определяются угловые координаты ЗУР относительно линии визирования цели, которые поступали в вычислительную систему. После формирования команд управления ЗУР они кодируются в импульсные посылки и передатчиком станции наведения радиосигналами транслируются на ракету.

Для наведения зенитной ракеты цель требуется наблюдать визуально, что существенно ограничивает эффективность первого варианта «Тунгуски». Ночью, при сильном задымлении и тумане, возможно применение только артиллерийского вооружения.


Максимальная дальность поражения воздушных целей артиллерийскими автоматами — до 4 км, по высоте — до 3 км. С помощью ЗУР возможен обстрел цели на дальности — от 2,5 до 8 км, по высоте — до 3,5 км. Первоначально на машине имелось 4 ракеты, потом их число увеличили в два раза. Для 30-мм пушек имеется 1904 артиллерийских выстрела. В состав боекомплекта входят осколочно-фугасно-зажигательные и осколочно-трассирующие снаряды (в соотношении 4:1). Вероятность поражения цели типа «истребитель» при обстреле из пушек — 0,6. Для ракетного вооружения — 0,65.



ЗПРК «Тунгуска» поступил на вооружение в 1982 году. Гусеничное шасси ГМ-352 пушечно-ракетного комплекса, при массе боевой машины 34 т, обеспечивает скорость движения по шоссе – до 65 км/ч. Экипаж и внутреннее оборудование прикрыты противопульной бронёй обеспечивающей защиту от пуль винтовочного калибра с дистанции 300 м. Для энергоснабжения машины при отключённом основном дизельном двигателе имеется турбоагрегат.

Предполагалось, что боевые машины комплекса «Тунгуска» в полковом звене заменят ЗСУ-23-4 «Шилка», но на практике этого добиться полностью не удалось. Четыре боевые машины ЗПРК «Тунгуска» сводились в ракетно-артиллерийский взвод зенитной ракетно-артиллерийской батареи, в которой также имелся взвод ЗРК «Стрела-10».


ПУ-12М

Батарея входила в состав зенитного дивизиона мотострелкового (танкового) полка. В качестве батарейного командирского пункта использовался пункт управления ПУ-12М, который был подчинён командному пункту ППРУ-1 начальника ПВО полка. При сопряжении комплекса «Тунгуска» с ПУ-12М команды управления и целеуказание на боевые машины комплекса передавались голосом с помощью штатных радиостанций.


ППРУ-1 "Овод"

Хотя поставки ЗРПК «Тунгуска» в войска начались более 35 лет назад, артиллерийско-ракетные комплексы до сих пор не смогли полностью вытеснить, казалось бы, безнадёжно устаревшие «Шилки», выпуск которых прекратили в 1982 году. В первую очередь это было связано с высокой стоимостью и недостаточной надёжностью «Тунгусок». Устранить основные «детские болячки» новых ЗПРК, в которых использовалось много принципиально новых технических решений удалось только к концу 1980-х.

Хотя разработчики с самого начала использовали самую новую на тот момент радиоэлектронную элементную базу, надёжность электронных блоков оставляла желать лучшего. Для своевременного устранения неисправностей весьма сложного приборного и радиотехнического оборудования и тестирования ракет было создано три разных машины ремонта и технического обслуживания (на базе «Урал-43203» и ГАЗ-66), и подвижная мастерская (на базе ЗиЛ-131) для ремонта в полевых условиях гусеничного шасси ГМ-352. Пополнение боезапаса должно происходить при помощи транспортно-заряжающей машины на (базе КамАЗ-4310), которая перевозит 2 боекомплекта патронов и 8 ракет.

Притом, что по сравнению с «Шилкой» боевые возможности «Тунгуски» существенно выросли, военные хотели получить более простой, надёжный и дешевый в эксплуатации пушечно-ракетный комплекс способный работать ракетами в тёмное время суток и в условиях плохой видимости. С учётом выявленных в процессе эксплуатации недостатков, со второй половины 1980-х велись работы по созданию модернизированного варианта.

В первую очередь речь шла о повышении технической надёжности аппаратной части комплекса в целом, и улучшении боевой управляемости. Боевые машины модернизированного комплекса «Тунгуска-М» сопрягались с унифицированным батарейным командным пунктом «Ранжир», с возможностью передачи информации по телекодовой линии связи. Для этого боевые машины оборудовались соответствующей аппаратурой. В случае управления действиями огневого взвода «Тунгуска» с батарейного командного пункта анализ воздушной обстановки и выбор целей для обстрела каждым комплексом производились на этом пункте. Кроме того, на модернизированные машины устанавливались новые газотурбинные агрегаты с ресурсом увеличенным с 300 до 600 часов.

Однако даже с учётом повышения надёжности и командной управляемости ЗПРК «Тунгуска-М» не был устранён такой серьёзный недостаток как невозможность стрельбы ракетами ночью и при низкой прозрачности атмосферы. В связи с этим, несмотря на проблемы с финансированием в 1990-е годы велось создание модификации способной применять ракетное вооружение вне зависимости от возможности визуального наблюдения цели. В 2003 на вооружение в России был принят кардинально модернизированный ЗРПК «Тунгуска-М1». Наиболее заметным внешним отличием этого варианта от предыдущих модификаций является антенна радиолокатора обзора воздушной обстановки имеющая овальную форму. При создании модификации «Тунгуска-М1» были проведены работы по замене выпускавшегося в Белоруссии шасси ГМ-352 на отечественное ГМ-5975.


ЗРПК «Тунгуска-М1»

Для модернизированного комплекса была созданная новая ЗУР 9М311М с улучшенными характеристиками. В этой ракете лазерный неконтактный датчик цели заменен радиолокационным, что повысило вероятность поражения малоразмерных скоростных целей. Вместо трассера установлена импульсная лампа, что вместе с увеличением времени работы двигателя позволило довести дальность поражения с 8000 м до 10000 м. При этом эффективность стрельбы повысилась в 1,3-1,5 раза. Благодаря введению в аппаратную часть комплекса новой системы системой управления огнём и использованию импульсного оптического ответчика удалось значительно увеличить помехозащищенность канала управления ЗУР и повысить вероятность уничтожения воздушных целей, которые действуют под прикрытием оптических помех. Модернизация оптического прицельного оборудования комплекса позволила существенно упростить процесс сопровождения цели наводчиком, одновременно с этим увеличив точность сопровождения цели и уменьшив зависимость эффективности боевого использования оптического канала наведения от профессионального уровня подготовки наводчика. Доработка системы измерения углов качки и курса, дало возможность значительно уменьшить возмущающие воздействия на гироскопы и снизить ошибки измерения углов наклона и курса, повысить устойчивость контура управления зенитными автоматами.

Не вполне понятно, получил ли ЗПРК «Тунгуска-М1» возможность работать ракетами в ночное время. В ряде источников говорится, что наличие на установке тепловизионного и телевизионного каналов с автоматом сопровождения цели гарантирует присутствие пассивного канала сопровождения цели и всесуточность использования имеющихся ракет. Однако реализовано ли это на комплексах имеющихся в Российской армии не ясно.

В связи с распадом СССР и начавшимися «экономическими реформами» модернизированные ЗПРК «Тунгуска-М/М1» поставлялись в основном на экспорт, и наши вооруженные силы получили их очень немного. Согласно информации опубликованной The Military Balance 2017 в Российской армии имеется более 400 ЗПРК «Тунгуска» всех модификаций. С учётом того, что значительная часть этих самоходных зенитных установок построена во времена СССР, многие из них нуждаются в восстановительном ремонте. Эксплуатация и поддержание «Тунгусок» в работоспособном состоянии требует проведения затратных и трудоёмких операций. Косвенно, это подтверждается тем, что в российских вооруженных силах до сих пор активно эксплуатируются ЗСУ-23-4 «Шилка», которые даже после модернизации и введения в состав вооружения ракетного комплекса «Стрелец» по боевой эффективности значительно уступают всем вариантам «Тунгусок». Кроме того, радиолокационные средства модернизированных ЗСУ-23-4М4 «Шилка-М4» и ЗПРК «Тунгуска-М» уже не в полной мере удовлетворяют требованиям помехозащищённости и скрытности.

ЗРПК «Панцирь» 1С и 2С



В 1989 году МО СССР высказало заинтересованность в создании зенитного ракетно-пушечного комплекса предназначенного для защиты войсковых колонн на марше, и обеспечения противовоздушной обороны важных стационарных объектов. Хотя комплекс получил предварительное обозначение «Тунгуска-3», с самого начала предусматривалось, что его основным оружием будут ракеты, а пушки предназначались для дострела воздушных целей и самообороны от наземного противника. При этом в тактико-техническом задании особо оговаривалась возможность всесуточного применения всех видов вооружения и устойчивость к организованным радиоэлектронным и тепловым помехам. Так как комплекс предусматривалось использовать вне линии соприкосновения с противником, с целью удешевления его решили разместить на частично бронированном колёсном шасси. Перспективный ЗРПК создаваемый в тульском «Конструкторском бюро приборостроения» имел высокую преемственность с ЗПРК «Тунгуска».

Первая модификация нового комплекса на автомобильном шасси Урал-5323.4 была вооружена двумя 30-мм пушками 2А72 (использовались в составе вооружения БМП-3) и зенитными управляемыми ракетами 9М335 была испытана в 1996 году. Однако комплекс с дальностью поражения – 12 км, и по высоте – 8 км не произвёл впечатления на специалистов. Радиолокационная станция 1Л36 «Роман» работала ненадёжно и не смогла продемонстрировать заявленные характеристики, комплекс не был способен уничтожать цели за пределами 12 км, и мог вести огонь только после остановки. Эффективность стрельбы по воздушным целям из 30-мм пушек 2А72 с суммарным темпом стрельбы 660 выстр/мин была неудовлетворительной.

В середине 1990-х в условиях радикального сокращения военного бюджета страны и наличия в войсках большого числа различных зенитных комплексов, доставшихся от СССР, необходимость доводки нового ЗРПК до кондиции руководству МО РФ казалась неочевидной. В связи с недоведённостью радиолокационного оборудования прорабатывался вариант с пассивной оптоэлектронной системой и тепловизионным каналом обнаружения воздушных целей и наведения ЗУР, но в этом случае не имелось особого преимущества перед ЗПРК «Тунгуска-М1»

Путёвку в жизнь ЗРПК «Панцирь» получил благодаря контракту заключённому с Объединёнными Арабскими Эмиратами в мае 2000 года. Российская сторона обязалась поставить 50 комплексов, общей стоимостью $734 млн. (50% оплачивал Минфин РФ в счет погашения долга России перед ОАЭ). При этом иностранный заказчик выделил аванс в размере $100 млн., на финансирование НИОКР и испытания.

Комплекс получивший наименование «Панцирь-С1» во многом отличался от прототипа представленного в 1996 году. Изменения коснулись как вооружения, так и аппаратной части. Экспортный вариант «Панцирь-С1Э» размещался на восьмиосном грузовом шасси MAN-SX45. На данной модификации использовалось оборудование иностранного производства, зенитные автоматы 2А38 и ЗУР 9М311 — применяемые также в составе ЗПРК «Тунгуска».

В ноябре 2012 года ЗРПК «Панцирь-С1» на шасси КамАЗ-6560 поступил на вооружение российской армии. Машина массой около 30 т с колёсной формулой 8х8 способна развить по шоссе скорость до 90 км/ч. Запас хода – 500 км. Экипаж комплекса – 3 человека. Время развертывания – 5 минут. Время реакции на угрозу – 5 секунд.

Боевой модуль вооружен двумя блоками с шестью зенитными управляемыми ракетами 57Э6 и двумя двуствольными 30-мм пушками 2А38М.


В составе боевого модуля имеются: фазированная радиолокационная станция обнаружения, радарный комплекс сопровождения целей и ракет, и оптоэлектронный канал управления огнем. Боекомплект составляет 12 зенитных ракет 57Э6 и 1400 готовых к применению 30-мм выстрелов.


Зенитная ракета 57Э6 и зенитный автомат 2А38М

Зенитная ракета 57Э6 внешне и по компоновке похожа на ЗУР 9М311 используемую в составе ЗРПК «Тунгуска». Бикалиберная ракета выполнена по аэродинамической схеме "утка". Для наведения на цель используется радиокомандное управление. Двигатель находится на первой отделяющейся ступени. Длина ракеты — 3160 мм. Диаметр 1 ступени — 90 мм. Масса в ТПК — 94 кг. Масса без ТПК – 75,7 кг. Масса стержневой боевой части – 20 кг. Средняя скорость полёта ЗУР при дальности 18 км — 780 м/с. Дальность стрельбы — от 1 до 18 км. Высота поражения – от 5 до 15000 м. Подрыв боевой части при прямом попадании обеспечивается контактным взрывателем, при промахе – неконтактным взрывателем. Вероятность поражения воздушной цели – 0,7-0,95. Возможна стрельба по одной цели двумя ЗУР.


Два двуствольных 30-мм зенитных автомата 2А38М имеют суммарный темп стрельбы до 5000 выстр./мин. Начальная скорость снаряда — 960 м/с. Эффективная дальность стрельбы – до 4000 м. Досягаемость по высоте – до 3000 м.


Радиолокационная станция кругового обзора дециметрового диапазона способна обнаружить воздушную цель с ЭПР 2 кв. м на дальности до 40 км и вести одновременно до 20 целей. РЛС сопровождения цели и наведения ракеты с ФАР работающая в миллиметровом и сантиметровом частотных диапазонах обеспечивает обнаружение и поражение целей с ЭПР 0,1 кв. м на дальности до 20 км. Помимо радиолокационных средств, система управления огнём также содержит пассивный оптоэлектронный комплекс с инфракрасный пеленгатором, который способен осуществлять цифровую обработку сигналов и автоматическое сопровождение цели. Вся система может работать в автоматическом режиме. Оптоэлектронный комплекс предназначен для всесуточного обнаружения целей, их сопровождения и наведения ракет. Дальность сопровождения в автоматическом режиме для цели типа «истребитель» составляет 17-26 км, противорадиолокационная ракета HARM может быть обнаружена на дальности 13-15 км. Оптоэлектронный комплекс используется также при стрельбе по морским и наземным целям. Цифровая обработка сигналов осуществляется центральным вычислительным комплексом, который обеспечивает одновременное сопровождение 4 целей радиолокационным и оптическим каналом. Максимальная скорость захвата воздушных объектов до 10 единиц в минуту.

ЗРПК «Панцирь-С1» способен работать как индивидуально, так и в составе батареи. В батарее до 6 боевых машин. Эффективность комплекса существенно увеличивается при взаимодействии с другими боевыми машинами и при получении внешнего целеуказания с центрального командного пункта ПВО прикрываемого района.


Комплекс «Панцирь-С1» является очень разрекламированным российскими СМИ и несёт ореол «супероружия», но при этом он не лишён ряда существенных недостатков. В частности, российские военные неоднократно указывали на неудовлетворительную проходимость базового шасси КамАЗ-6560 и его склонность к опрокидыванию. В прошлом отрабатывались варианты размещения боевого модуля на различных колёсных и гусеничных шасси, но в нашей армии таких машин нет. Кроме того, возможности оптоэлектронной станции в части обнаружения цели и сопровождения ракеты очень сильно зависят от прозрачности атмосферы, в связи, с чем рационально перейти на радиолокационное сопровождение ЗУР, но это может повысить стоимость комплекса. Поражение активно маневрирующих малоразмерных целей затруднено и требует большего расхода ракет.

В 2016 году начались поставки в войска усовершенствованной модификации «Панцирь-С2». От предыдущего варианта обновленный ЗРПК отличается наличием радара с улучшенными характеристиками и расширенной ракетной номенклатурой. В 2019 году в СМИ появилась информация об испытаниях ЗРПК «Панцирь-СМ». Особенностями этого комплекса являются: новая многофункциональная радиолокационная станция с ФАР способная видеть цель на дальности до 75 километров, быстродействующий вычислительный комплекс и более дальнобойные зенитные ракеты. Благодаря этим нововведениям дальность стрельбы "Панцирь-СМ" увеличилась до 40 километров.

Хотя комплексы семейства «Панцирь» приняты на вооружение российской армии относительно недавно, они уже прошли боевое крещение. По данным РИА «Новости», в 2014 году ЗРПК «Панцирь-С1» сбили в Крыму несколько беспилотников, залетавших со стороны Украины. По сведениям, публикуемым в открытых источниках, ракетно-пушечные комплексы, дислоцированные на авиабазе Хмеймим в Сирии, неоднократно привлекались для перехвата неуправляемых реактивных снарядов и беспилотных летательных аппаратов.


В конце декабря 2017 года министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что за всё время присутствия контингента ВС РФ в Сирии при помощи ЗРПК «Панцирь-С1» были уничтожены 54 НУРС и 16 БПЛА. Однако использование для уничтожения таких целей ЗУР 57Э6 является очень дорогим удовольствием, поэтому принято решение о создании относительно недорогих компактных ракет с меньшей дальностью пуска.


В настоящее время основной задачей ЗРПК семейства «Панцирь» является защита важных стационарных объектов от ударов средств воздушного нападения, действующих на малых высотах. В частности, батареи «Панцирь-С1/С2» приданы некоторым зенитно-ракетным полкам вооруженным ЗРС большой дальности С-400. Такой подход является вполне оправданным, позволяет не тратить дорогостоящие дальнобойные ракеты «четырёхсоток» на второстепенные цели и сводит к минимуму опасность прорыва крылатых ракет к позициям С-400 на малой высоте. Это является значительным шагом вперёд. Исходя из личных воспоминаний, могу сказать, что в прошлом позиции ЗРК С-200ВМ и С-300ПТ/ПС в «угрожаемый период» должны были защищаться 12,7-мм пулемётами ДШК и ПЗРК «Стрела-2М». Отдельным радиолокационным ротам до середины 1990-х годов придавались 14,5-мм буксируемые установки ЗПУ-4.

Согласно информации, опубликованной в открытых источниках, по состоянию на 2018 год комплексом «Панцирь-С1» было вооружено 23 батареи. Иностранные исследовательские организации, специализирующиеся на оценке военной мощи различных государств, сходятся во мнении, что в российских вооруженных силах имеется более 120 ЗРПК «Панцирь-С1/С2». С учётом размеров нашей страны и количества стратегически важных объектов, нуждающихся в защите от ударов с воздуха, это не такое большое число. Следует признать, что наша армия ещё далека от насыщения достаточным количеством современных средств ПВО, ракетно-пушечными комплексами пока прикрыта только часть позиций ЗРС большой дальности.

Продолжение следует…
Линник Сергей

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

462

Похожие новости
04 сентября 2020, 00:00
18 сентября 2020, 00:20
25 сентября 2020, 01:20
04 сентября 2020, 00:00
17 сентября 2020, 13:00
10 сентября 2020, 23:20

Новости партнеров