Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Мир в точке перегиба

USSOCOM пытается определить, как США могут выявлять, диагностировать и оценивать косвенные стратегии. Фото с сайта www.defense.gov
С приходом в Белый дом новой администрации в числе перемен важное место занимает переход концепции серой зоны из предмета научных исследований в практическую сферу. С легкой руки президента Байдена, объявившего вхождение мира «в точку перегиба», концепция получила «прописку» в документе «Временные указания по стратегии национальной безопасности» от 3 марта 2021 года. Байден пообещал «поддерживать квалификацию войск специального назначения, чтобы сосредоточиться на кризисном реагировании и приоритетном противодействии терроризму и нетрадиционной войне и развивать возможности для лучшей конкуренции и сдерживания действий серой зоны».
ПРАКТИЧНЫЙ ЦВЕТ
Впервые в американском официальном документе высшего уровня используется понятие «серая зона» (СЗ). Уже не один год США создают СЗ в различных регионах мира и используют их в качестве плацдармов гибридных войн не только против стратегических противников (России и Китая), но и против других государств (Ирана, Венесуэлы, Сирии). Сегодня для сдерживания России часть функций СЗ спроецированы на территорию всей Европы, где многие государства послушно следуют в фарватере провокационных действий Вашингтона.
Подавляющая часть американского «политического класса» понимает опасность для самих США прямого военного столкновения с Россией и Китаем. Американские политики, дипломаты и военные исходят из того, что эскалация насилия в подобном противоборстве может принять непредсказуемый характер, чреватый катастрофическим ядерным конфликтом.
В связи с этим делается ставка на противоборство в СЗ, что предполагает активное использование не силовых (информационно-пропагандистских, экономических, политико-дипломатических и др.) средств вплоть до порога прямого применения военной силы.
Для организации противодействия операциям гибридной войны, опирающимся на возможности СЗ, нужно составить четкое представление о стратегии использования феномена СЗ в межгосударственном противоборстве.
СЕРАЯ ЗОНА В ГЛОБАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ США
Стратегия СЗ использует два взаимосвязанных измерения – пространства и времени.
Пространство СЗ следует разделить на физическое и политическое. Физическое пространство характеризуется границами и размерами СЗ, количественными характеристиками объектов. К политическому пространству относятся особенности взаимодействия объектов друг с другом и длительность (время) существования.
Именно в пределах стратегического политического пространства СЗ международная система, балансируя между состояниями войны и мира, переформатируется под правила нового миропорядка. Политическое пространство обладает свойством относительности – оно расширяется или сужается в зависимости от активности субъекта политики. А также свойством многомерности – оно включает в себя множество возможностей, направлений политического действия.
Свойства пространства и времени порождены обособленностью объектов СЗ, их отделенностью друг от друга, возможностью самостоятельного существования.
СЗ включает две категории объектов:
– силовые: вооруженные силы и силы специальных операций, иррегулярные формирования, силы и средства разведки и контрразведки и т.п.;
– несиловые: политико-дипломатические, объекты в кибернетической сфере, СМИ, НПО и другие средства информационной войны, политические партии и неформальные объединения и т.д.
Применительно к СЗ категория пространства выражает такие ее свойства, как протяженность, в рамках которой сосуществуют объекты СЗ; структурность объектов, которую определяет внутренняя организация; строение отдельных объектов; взаимодействие объектов, обусловленное стратегией СЗ.
Свойства пространства СЗ разделяют на метрические (те, которые могут быть измерены и изменены, – например, границы СЗ, размер объектов и расстояние между ними, количество объектов в пространстве СЗ) и топологические (не зависящие от количественных параметров объектов СЗ – например, равномерность и непрерывность пространства СЗ, его структурность (наличие внутреннего строения), иерархия объектов).
Свойства времени также разделяются на метрические (отражающие скорость происходящих изменений) и топологические (отражающие последовательность сосуществования и смены состояний различных объектов).
Время связано с изменениями. Гипотетически можно предположить, что время в СЗ может остановиться (если не будет абсолютно никаких изменений), ускориться или замедлиться в зависимости от скорости и темпов происходящих изменений. Изменения могут быть вызваны неопределенностью развития событий и хаотизацией обстановки. Или проявиться как результат сознательного использования катализаторов – ускорителей процессов в СЗ (например, цветной революции, покушения на политических и военных лидеров). Изменения могут и течь вспять (если происходит полное восстановление того, что было).
Для СЗ системообразующими являются такие понятия, как геополитические интересы, геополитическая катастрофа и геополитическая стабильность, Евразия, геостратегический паритет.
При выборе государства или региона как объекта формирования СЗ важную роль имеют следующие геополитические и военно-стратегические факторы:
– зависимость геополитического потенциала СЗ от территории, населения, экономической и военной мощи, национальных особенностей;
– степень влияния субъекта на территории СЗ, от которой зависит контроль над оптимально возможным политическим пространством в ее пределах и возможность проецировать политическое влияние за пределы СЗ.
Потеря контроля над политическим пространством СЗ означает его приобретение другим субъектом международных отношений.
АНАКОНДА, СЕРАЯ ЗМЕЯ
Объединение СЗ в «кольцо анаконды» в Евразии и окружающих ее океанах представляет собой инструмент попыток удушения и изоляции России и других геополитических соперников США. Торпедируются интеграционные проекты в Евразии, создается фундамент для доминирования Запада путем управляемой региональной дестабилизации неподконтрольных субъектов.
Все больший размах приобретает разработка стратегий упомянутой Байденом нетрадиционной войны, способных в ряде случаев прийти на смену военным операциям. Что требует умения эффективно бороться с «неявным» противником в условиях неопределенности. А также умения нивелировать сильные стороны «высокотехнологичного» противника.
В конкурентной борьбе соперники, с одной стороны, осознают опасности возможной войны и основательно прорабатывают военно-доктринальные аспекты проблемы применения силы. Наращивают производство новых систем оружия, модернизируют имеющееся, подстегивают союзников, требуя от них увеличения военных расходов.
С другой стороны, возможный конфликт с участием равных по мощи держав, наличие ядерного оружия, использование которого несет угрозу существованию цивилизации, стимулируют поиск альтернативных военных и дипломатических стратегий.
По словам политолога Игоря Бочарникова, «все это выдвигает в мировую повестку дня актуальный вопрос о необходимости поиска культурно-цивилизационной и духовно-ценностной платформы, которая могла бы заменить англосаксонскую идиому глобальной демократизации… или хотя бы составить ей конкурентную альтернативу… Российской внешней политике нужны новые теоретические ориентиры, выводящие ее за пределы чрезмерно абстрактной и дезориентирующей теории многополярного мира».
Будущее мировой политики – за международными субъектами, имеющими гибридную, комбинированную природу и структуру, состоящую из союзов государств и негосударственных организаций, существующих и взаимодействующих в интеграционном режиме симбиоза.
Стратегия СЗ предусматривает активные действия государства/коалиции по формированию в административно-политической, финансово-экономической и культурно-мировоззренческой сферах страны-жертвы нужного состояния обстановки с целью ее дестабилизации и развала.
Стратегия удушения противника неоднократно применялась в войнах прошлого. Она получила развитие в работах американского дипломата Джорджа Кеннана («Гнать, держать, пугать и принуждать. Новая стратегия новой администрации США», «НВО» от 25.03.21) и в работах известного политика Збигнева Бжезинского.
СЕРЫЕ СТРЕЛЫ НА СТРАТЕГИЧЕСКОЙ КАРТЕ
Сегодня стратегия использования СЗ с циничной прямотой раскрыта в уже не раз упомянутом в «НВО» докладе американской исследовательской корпорации РЭНД «Перенапряженная и несбалансированная Россия. Оценка воздействия вариантов наложения расходов».
Эта близкая к ЦРУ и Пентагону структура в апреле 2019 года опубликовала примерный план операций в СЗ, которые сегодня составляют суть стратегии Белого дома в отношении России. Смысл стратегии в том, чтобы увеличением числа и интенсивности конфликтов в искусственно созданных СЗ на периферии России дестабилизировать нашу страну, надорвать ее силы и перевести в категорию вассалов США.
Суть военных мер сводится к «перенапряжению России» и достижению технологических преимуществ в воздушно-космической, информационной и кибернетической областях. «Инвестиции в более революционные технологии следующего поколения (в том числе разработки оружия на новых физических принципах, включая направленную энергию, электромагнитное, геофизическое, генетическое и радиологическое оружие, искусственный интеллект) могут иметь еще больший эффект и угрожать России, подрывая ее безопасность и стабильность режима».
Планируемые шаги предусматривают создание СЗ как очагов «управляемого хаоса» по периметру России с целью вызвать стратегическое перенапряжение, вынудить Москву постоянно отвлекаться на тактические вызовы. При этом доклад РЭНД представляет собой лишь верхнюю часть айсберга, поскольку одновременно разрабатывается секретный перечень подрывных мероприятий в СЗ.
На рубежах России создаются СЗ, рассчитанные на долгосрочную перспективу. Сегодня интенсивность использования сформированных в СЗ ресурсов гибридной войны и их готовность к действиям разные. Однако такие зоны объединены общими стратегиями – антироссийской, антикитайской и антииранской.
СОЗНАНИЕ НАСЕЛЕНИЯ КАК КЛЮЧЕВОЙ ФАКТОР
Важное место в противоборстве в СЗ отводится войскам СпН, командование которых (USSOCOM) провело стратегический многоуровневый анализ с целью «определить, как правительство США может выявлять, диагностировать и оценивать косвенные стратегии, а также разрабатывать варианты реагирования на связанные типы конфликтов серой зоны».
В исследованиях по этой тематике пока не выработано единого критерия, который может идентифицировать противоборство как относящееся к сфере СЗ. Стратегия противоборства предусматривает борьбу в различных сферах: политической, информационной, военной, социально-экономической, культурно-мировоззренческой. Эти тенденции предвещают расширение СЗ, поскольку страны все более сдержанно относятся к открытой войне.
Проблемы СЗ в СпН понимаются как совокупность разнообразных конфликтов, проявляющих общие характеристики. Объединение этих проблем не предполагает единого решения, поскольку каждая ситуация содержит уникальные аспекты.
Считается, что стратегия СЗ характеризуется низким уровнем риска и относительно невысокими затратами. В целом приоритетным объектом в противоборстве в СЗ является население, на изменение сознания которого направляются главные усилия.
С этой целью подрывается авторитет страны-жертвы. Дискредитируются ее достижения в промышленности, науке, искусстве, спорте. Демонизируется руководство, ставится под сомнение верность союзническим и партнерским обязательствам. Эти меры направлены на снижение мотивации государств к сотрудничеству со страной-жертвой.
Важной считается своевременная и оперативная реакция на действия противника в СЗ, поскольку отсутствие такой реакции может со временем создать «новую реальность», которая угрожает интересам и безопасности США.
ВЕКТОРЫ ПОДГОТОВКИ
В документе командования СпН предлагается создать две категории сил. Силы первой категории должны сосредоточиться на обычных боевых действиях и быть достаточно мощными, чтобы нанести поражение потенциальным противникам – таким как Северная Корея. Силы второй категории сосредоточатся на действиях в СЗ. Они будут иметь меньшие и более маневренные подразделения.
Эти две группы сил могут поддерживать друг друга. Однако их комплектование, обучение и оснащение различаются. Они будут иметь разные наборы навыков, ориентацию и повседневные задачи. Вызовы СЗ быстро возрастают в гиперсвязанном мире XXI века, и наличие силовой структуры, отражающей эту реальность, является стратегическим императивом.
В итоговом докладе Консультативного совета по международной безопасности по проблемам СЗ сформулированы рекомендации правительству США:
– сформулировать единый правительственный подход к противодействию попыткам использовать возможности СЗ в ущерб интересам США, в том числе привлечь агентства, которые непосредственно не связаны с обеспечением международной безопасности;
– создать организационную структуру, которая будет способствовать координации в СЗ с привлечением всех задействованных государственных учреждений США;
– разработать новый подход к планированию действий в СЗ, включая оценку целей, задач и интересов США в разных странах и регионах мира;
– устранять основные источники насилия и условия, которые делают стратегию СЗ потенциально эффективной для противников США путем предоставления экономических льгот, акций в защиту прав человека, помощи в организации управления, повышения уровня общественного здравоохранения и обеспечения верховенства закона (что сегодня внедряется на Украине, в Грузии, Молдавии и др. – А.Б.);
– разработать и внедрить в Госдепартаменте и правительстве систему «последействия извлеченных уроков», а также дополнительных мер по отработке сценариев СЗ в военных учениях.
«ТЫ СЕР, А Я, ПРИЯТЕЛЬ, СЕД»
При разработке российской стратегии противоборства в СЗ следует исходить из того, что в XXI веке расширился спектр военных конфликтов. К существующим классическим и противоповстанческим войнам добавились гибридные, ведущиеся скрытно в СЗ.
Противоборство в СЗ может осуществляться с участием подразделений регулярных войск, сил специальных операций, иррегулярных вооруженных формирований, их сочетаний, частных военных компаний, сетевых структур на низовых уровнях.
С учетом действий США по использованию СЗ для дестабилизации и развала России особого внимания требует обеспечение национальной безопасности в новых условиях. Какие средства следует применять, как организовать разведку и управление, взаимодействие и всестороннее обеспечение – эти вопросы должны стать предметом пристального изучения политиков и военных.

Подпишитесь на нас Вконтакте


472

Похожие новости
15 июля 2021, 22:00
15 июля 2021, 22:00
14 июля 2021, 21:20
15 июля 2021, 22:00
22 июля 2021, 19:20
14 июля 2021, 15:40

Новости партнеров