Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Лучший танк Второй мировой стал ответом на Т-34

Любой танк представляет собой некий компромисс — ведь требования к такой махине принципиально несовместимы друг с другом: ее конструкция должна обеспечивать надежную защиту экипажа, но это неминуемо отрицательно сказывается на ее маневренности. Максимальная огневая мощь предполагает большую и массивную конструкцию, что, однако, ограничивает скорость и запас хода. Чтобы эта махина передвигалась быстро, ей требуется максимально мощный двигатель, что опять же ограничивает ее запас хода.

В начале лета 1943 года командование Вермахта рассчитывало на важную техническую инновацию, с помощью которой немецкая армия могла бы добиться перелома на Восточном фронте. Это была «Специальная машина 171», более известная под названием «Пантера».

Этот танк представлялся оптимальным компромиссом между вышеупомянутыми требованиями и должен был, по возможности, быстро заменить предыдущий немецкий «стандартный танк» — «Модель III». Его разработка стала прямым следствием «танкового шока» летом 1941 года, когда новые советские танки Т-34 без проблем справились с немецкими бронемашинами. Лишь благодаря разумной тактике немецкого командования Вермахту удалось избежать поражения уже в первый год войны на Восточном фронте.


Немецкая оборонная промышленность отреагировала на этот заказ сразу трижды: сначала был серьезно модернизирован тяжелый «Танк IV». Затем был построен сверхтяжелый «Танк VI» «Тигр», разработка которого началась еще до реализации «Плана Барбаросса». И, наконец, появился совершенно новый танк, при работе над которым были учтены неудачи первого полугодия 1941 года — собственно, это и была «Пантера».

Все технические детали этой машины чрезвычайно подробно описал в своей новой книге Франк Кёлер (Frank Köhler), использовавший при работе над ней материалы Военно-технического архива Бундесвера в Кобленце.

В отличие от других книг, посвященных танкам вообще и «Пантере», в частности, Кёлер основной акцент сделал не на ее вооружении и возможностях по защите экипажа, мощи мотора и других поддающихся подсчету свойствах. Вместо этого его книга начинается с подробного описания концептуально нового шасси. И именно в этой части имелась важная инновация.

Ведь в реальном бою мобильность танка играет для защиты экипажа не меньшую роль, чем толщина брони. Чтобы уничтожить вражеский танк, нужно его обнаружить, навести прицел и поразить.

Во времена Второй мировой войны танкисты, в отличие от их современных коллег, практически никогда не могли стрелять по противнику в движении, реально рассчитывая на успех. Хотя уже появились первые простейшие стабилизаторы, на практике стрельба в ходе танкового сражения была, по сути, пустой тратой боеприпасов. Танки Вермахта ввиду недостатка снарядов попросту не могли себе этого позволить — в отличие от Красной армии и особенно американской армии, которые постоянно получали подкрепление.

В свою очередь, немецкие танки имели преимущество перед противником, обладая прицельной оптикой — причем это преимущество оставалось на их стороне до самого конца войны. Это и был один из инновационных элементов «Пантеры», которые не поддавались чисто цифровому подсчету.

Однако, конечно, у «Пантеры» имелись и недостатки. Так, конструкторы сделали прекрасный выбор в пользу скошенной лобовой брони, но боковая броня была при этом слишком тонкой. Поэтому во многих боях прорывы «Пантер» с флангов поддерживали менее мощные «Танки IV» в модификациях G и Н.

Еще один недостаток был связан со слишком массивной для 700-сильного двигателя башней. По этой причине экипажу было весьма трудно наводить пушку на цель, когда танк находился на наклонной плоскости. В частности, именно поэтому для одной из последующих модификаций разрабатывалась значительно меньшая по размеру башня, которой, впрочем, уже не суждено было вступить в реальный бой.

«Слабым местом» оказался также округлый кожух пушки. Так, рикошеты от его нижней половины могли отскакивать на недостаточно хорошо защищенную крышу корпуса. Поэтому для новой, модифицированной башни был предусмотрен конусообразный кожух пушки, благодаря чему предполагалось решить эту проблему.

Однако одну важную техническую проблему инженерам фирмы MAN, работавшим над «Пантерой», решить так и не удалось: слишком короткий срок службы комбинации «двигатель-коробка передач».

Согласно докладам двух немецких танковых полков, имевших в своем распоряжении «Пантеры», от февраля, марта и апреля 1944 года, а также по оценке французских инженеров от 1947 года, реалистичным пробегом мотора представлялась дистанция от 1 000 до 1 500 километров.

Однако коробка передач часто выходила из строя всего через несколько сотен километров. При этом гусеницы, с которыми традиционно связаны многие проблемы танков, оставались пригодными к использованию не менее 1 500 километров. А согласно некоторым исследованиям, они вполне могли проезжать в среднем до 3 000, а в отдельных случаях даже до 8 000 километров.

К достоинствам книги Кёлера можно причислить то, что автор противопоставлял друг другу различную противоречивую информацию, воздерживаясь при этом от субъективных оценок. Ведь если у одной отдельно взятой «Пантеры» всего через несколько десятков километров вышла из строя КПП, то этот факт не говорил ни о полной непригодности конструкции танка, ни об обратном.

Но самым главным недостатком танка «Пантера» оказался фактор, на который инженеры были просто не в силах повлиять: было построено слишком малое количество «Танков V». Конечно, их сверхсовременная по тем временам конструкция, по сравнению с американскими танками Sherman и советскими Т-34, была слишком сложной, и если за годы войны было построено более 50 тысяч «Шерманов» и «тридцатьчетверок», то количество «Пантер» ограничилось всего примерно шестью тысячами.

Подпишитесь на нас Вконтакте

388

Похожие новости
10 июля 2018, 12:40
06 июля 2018, 15:20
13 июля 2018, 04:00
06 июля 2018, 12:40
12 июля 2018, 22:40
15 июля 2018, 13:40

Новости партнеров