Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
14 августа 2018, 00:20
14 августа 2018, 09:00
14 августа 2018, 08:40
14 августа 2018, 08:40
14 августа 2018, 00:20

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Лучшее противокорабельное оружие



Ценой относительно низких потерь пилоты-камикадзе смогли разбить половину военного флота США!

Относительно низких потерь? Все познается в сравнении: за годы войны с задания не вернулись 60.750 японских пилотов. Из них только 3912 были “официальными” камикадзе. Случаи самопожертвования в безвыходной ситуации по собственной инициативе следует рассматривать отдельно.


В данной статье оценивается эффективность “специальных атак” как основной тактики японской авиации на завершающем этапе войны.

Итак, на что разменяли свою жизнь 3912 летчиков-самоубийц?

За полгода боевых действий — 16 тяжелых авианосцев в хлам. Это было похоже на еженедельный марафон “Мидуэй”. Только во всех эпизодах того марафона “огребал” американский флот. "Эссекс", "Саратога", "Франклин", "Интрепид"... не по одному разу!

Счет взорванных и сгоревших крейсеров и эсминцев шел на многие десятки; транспортов и десантных кораблей — на сотни единиц!


Черт возьми, что это было?

Скоростное маневрирующее средство воздушного нападения, оснащенное самой лучшей, отказоустойчивой и непревзойденной по точности системой наведения. Глазами живого человека.

Японцы просчитали всё.

При “цивилизованных” методах ведения боя летчик производил сброс бомб с определенного расстояния от цели (больших или малых высот), оставляя себе возможность для выхода из атаки. В ущерб для точности нанесения удара.

Камикадзе разрушили сложившиеся стереотипы. Словно ГСН современной ракеты, смертник “запирал” свой самолет на выбранную цель и шел в бессмертие.


Пожар на авианосце "Белла Вуд", на заднем плане горит "Франклин", также атакованный камикадзе. В цивилизованных условиях для атаки на авианосное соединение потребовались бы несколько авиаполков, оснащенных техникой и не уступающих по качеству американским "Хэллкэтам" и "Корсарам". Ударные группы, группы прикрытия… У японцев не было ни того, ни другого, ни третьего… Но был результат

Зенитчики могли стрелять до посинения, но если смертник выходил на прицельную дальность огня автоматических пушек (“Бофорс” ≈ 7 км, в реальной остановке еще меньше — ближняя зона обороны), то ситуация приобретала фактор неизбежности. Подбить самолет было недостаточно. Смертельные выстрелы в упор часто оказывались бесполезны. Изрешеченный “зеро” с убитым пилотом продолжал свой путь в направлении цели.

Осознав масштабы катастрофы, американцы начали работы по перевооружению на 76-мм зенитки — у проверенных 40-мм “Бофорсов” просто не хватало могущества, чтобы разметать воздушную цель на мелкие обломки.

Единственным надежным способом был перехват на дальних подступах силами истребительной авиации благодаря возможностям мощнейшей авиатехники ВМС США. Благо японцы, помимо боевых самолетов, использовали все, что могло летать, вплоть до неуклюжих гидропланов.

Способ имел много преимуществ и всего один недостаток — ввиду непредсказуемости обстановки и сложности в распознавании воздушных целей перехватить каждого камикадзе было невозможно.

14% камикадзе сумели прорвать эшелонированную оборону соединений, повредив 368 кораблей и потопив еще 34. Жертвами этих атак стали 4900 моряков, еще около 5 тыс. получили ранения. (По данным отдела исторических исследований Минобороны США.)


По совокупности поражающих факторов поршневой самолет превосходил крылатые ракеты нашего времени. В первую очередь своей механической прочностью. Вместо пластиковых обтекателей и антенн в головной части “Гарпунов” и “Калибров” японский “зеро” наносил оглушительный удар 600-килограммовой стальной “чушкой” (14-цилиндровый мотор “Накадзима Сакае”). Отсюда повышенная проникающая способность у этого дьявольского оружия.

Словно раскаленный нож, камикадзе прошивали борта и переборки (в отдельных случаях даже броневые полетные палубы и горизонтальную защиту линкоров), обрушивая в отсеки груды раскаленных обломков ливень из полыхающего горючего и своё “боевое оснащение”, которое не уступало по мощи боевым частям современных ПКР. К примеру, модификация “зеро” А6М5 в варианте смертника штатно оснащалась 500-кг авиабомбой на подфюзеляжном держателе (что было сравнимо с БЧ “Калибра”, Томагавк-TASM, или новейшей LRASM).

Рекордсменом по количеству взрывчатки стала реактивная “Ока”, несшая на своих крыльях смерти 1,2 тонны аммонала. Впрочем, применение самолетов-снарядов MXY7 оказалось малоэффективным из-за высокой уязвимости их носителей — двухмоторных бомбардировщиков G4M.

В вопросах нанесения ущерба масса самого летательного аппарата значения не имела. Крылья, жестяную обшивку и другие “мягкие” элементы мгновенно отрывало при встрече с преградой. Вперед шли только боевая часть и массивные детали мотора.

Что касается скорости, то подавляющее большинство крылатых ракет (~0,8М) недалеко ушли от японских камикадзе на поршневых самолетах (их скорость в момент встречи с целью могла превышать 500 км/ч).

Что касается дальности, то рекорды смертников остаются недостижимыми для современных противокорабельных средств. В ходе операции “Тан №2” живые бомбы были выпущены в атаку с расстояния 4000 км против стоявшей на якоре у атолла Улити американской эскадры. Корабли США укрыла ночная мгла, в которой японские “ниндзя” подкрадывались к цели. И все же ударный авианосец “Рэндолф” оказался выведен из строя (пробита полетная палуба, 27 погибших, 100+ раненых, потери в авиатехнике).



С учетом мощности заряда (800 кг), которым были оснащены двухмоторные бомбардировщики “Йокосука P1Y”, участвовавшие в атаке на Улити, и других примеров встреч с камикадзе экипажу “Рэндолфа” просто сказочно повезло.

Сравнение японский пилотов с противокорабельными ракетами есть попытка объяснить на популярных примерах, что камикадзе не были хрупкими смешными “кукурузниками”, управляемыми безусыми юнцами. Которые были брошены в бессмысленную атаку преступным решением командования.

Это были опаснейшие боевые машины, которые, с учетом возможностей корабельной ПВО того периода, имели высокие шансы на прорыв к целям. А далее наступал апокалипсис для противника.

Самое совершенное оружие

Признаюсь, я сам какое-то время назад сомневался насчет эффективности самоубийственных атак. В верхних строках списка официальных потерь ВМС США фигурируют лишь 14 потопленных эсминцев и три эскортных авианосца. С намеком, что ничего крупнее камикадзе потопить не смогли.

Интерес к теме боевых повреждений кораблей заставил по-новому взглянуть на ситуацию: реальный ущерб от действий камикадзе был огромен. В этом смысле заявления японской пропаганды о “десятках уничтоженных авианосцев” более близки к истине, чем нарочито сдержанные заявления американцев о “потопленных эсминцах”.

Начать нужно с того, что попадания выше ватерлинии редко способны нарушить плавучесть крупного корабля. На палубах мог часами полыхать неконтролируемый пожар, выходили из строя все приборы и механизмы, мог сдетонировать боекомплект. Но корабль (вернее, то, что от него осталось) по-прежнему держался на плаву. Эпический пример из морской истории — агония тяжелого крейсера “Микума”, развороченного взрывом 20 собственных торпед.

Именно с этой позиции нужно исходить при оценке результативности атак камикадзе.

Что имело большее значение в масштабах флота: потопление эсминца или “всего лишь повреждение” авианосца “Банкер Хилл” полным водоизмещением 36 тыс. тонн? На котором в результате двойной атаки смертников сгорело 400 человек и все авиакрыло. “Банкер Хилл” так никогда и был восстановлен.


Каноническое фото горящего "Банкер Хилл"


А вот легендарный “Энтерпрайз”. В литературе красочно описываются его подвиги во всех важнейших сражениях Тихоокеанского ТВД. Но редко можно слышать о том, как закончилась его судьба.

…Лейтенант Томиясу ввел свой “зеро” в последнее пике. “Если захочешь услышать мой голос, прижми к уху ракушку, я тихо спою”.



Взрывом вырвало носовой самолетоподъемник — на этом история “Энтерпрайза” и завершилась. До этого корабль уже дважды становился жертвой атак камикадзе (в т.ч. случай с пожаром, вызванным зенитным огнем при отражении атаки смертника), но всякий раз признавался ремонтопригодным и возвращался в строй.

Третья встреча с камикадзе поставила точку в боевой карьере авианосца.



Броневая полетная палуба толщиной 80 мм стала спасением для находившихся поблизости британских авианосцев (“Викториэс”, “Формидэбл”, “Илластриэс”, “Индомитэбл” и “Индифатигэбл”). По воспоминаниям англичан, после каждого тарана матросы выбрасывали за борт обломки камикадзе, драили палубу, затирали царапины, и авианосец вновь приступал к выполнению боевых заданий. Красота! Ничего подобного тому аду, который творился на “Эссексах” и “Йорктаунах”.

“Взрывом вышибло кусок броневой палубы размером 0,6х0,6 метров. Её обломками были распороты проходившие в этом месте шахты газоходов. По ним раскаленные куски металла проникли в машинное отделение и, пробив магистрали, застряли в днище авианосца. “Формидэбл” окутался клубами дыма и перегретого пара, скорость упала до 14 узлов. С полетной палубы полетели за борт горящие самолеты”.


Все, что оставалось, — только аккуратно затереть шкуркой “царапину”...



Здесь не о том, что конструктивная защита не выполнила своего назначения. Нет никаких сомнений в том, что устойчивость британских авианосцев оказалась выше, чем у американских “Эссексов” и “Йорктаунов”, понесших значительно больше потери. Приведенный случай лишь указывает, что разрушительная мощь камикадзе позволяла им бороться даже с защищенными целями.

И вновь строки военной хроники:

“Жертвами первого камикадзе стали 11 стоявших на палубе истребителей. В ходе второй атаки “Формидебл” получил новые повреждения и лишился еще 7 машин. В составе авиакрыла на тот момент осталось 15 боеспособных самолетов...”


Боеспособность самого “Формидэйбла” в тот момент выглядела очевидным образом: авианосец с выбитым авиакрылом.



Повреждения не могли оставаться без последствий. Накопленный ущерб приводил к снижению боевой устойчивости. Под конец похода на ангарной палубе “Формидебла” возникло возгорание при выполнении технического обслуживания самолета. Пожар быстро распространился и охватил весь ангар из-за отказа приводов противопожарных перегородок, поврежденных атаками камикадзе. В огне погибла вся стоявшая в ангаре авиатехника.

Авианесущие корабли являлись для камикадзе целью №1. Один из важнейших инструментов морской войны, который привлекал смертников своими размерами и уязвимой конструкцией. Обилие взрывоопасных и легковоспламенимых материалов, размещенных безо всякой защиты на верхней (полетной) палубе, что гарантировало зрелищный результат.

Большинству смертников не посчастливилось исполнить мечту: им предстояло атаковать корабли других классов. Многие, не решаясь “искушать судьбу”, выбирали целью эсминцы, обладавшие более слабым зенитным огнем, чем крупные корабли 1 ранга. Особенно доставалось эсминцам радиолокационного дозора, жертвенным “агнцам” флота, патрулировавшим в стороне от основных сил, на самых опасных направлениях.

В этом смысле тактика ВМС США фактически не отличалась от японских камикадзе: эсминцы и их экипажи были заведомо отправлены на убой, следуя жестокой логике войны.

Более крупные и защищенные корабли камикадзе брали измором. А по масштабности разрушений последствия от серий таких атак не уступали улетевшему в небо самолетоподъемнику “Энтерпрайза”.

Обратимся к боевой хронике:

“Удар второго камикадзе пришелся в палубу “Австралии” между установок среднего калибра по правому борту (14 убитых, 26 раненых). На крейсере стал остро ощущаться недостаток подготовленных расчетов для зенитных орудий (с учетом первой атаки, жертвами которой стали 50 из находившихся на верхней палубе моряков). Действующими остались только две универсальные установки — по одной на борт."


Вечером того же дня “Австралия” подверглась атаке третьего камикадзе, но его самолет был сбит зенитным огнём американского крейсера “Колумбия” — который тоже стал жертвой смертников.

На американском крейсере приключилась неприятность: камикадзе протаранил кормовую часть и взорвался на нижних палубах (13 погибших, 44 раненых), устроив мощный пожар в опасной близости от погребов кормовых башен ГК. Последовавшее их затопление, вкупе с повреждениями в этой части корпуса, лишило “Колумбию” половины артиллерии главного калибра. К чести экипажа, крейсер продолжил оказание огневой поддержки десанту в заливе Лингаен, одновременно отбиваясь зенитным огнем, прикрывая себя и другие корабли от атак с воздуха. До тех пор, пока на его палубу не рухнул следующий смертник, выбив шесть директоров управления огнем и 120 человек экипажа. Только после этого “Колумбия” получила разрешение покинуть зону боевых действий и ушла на полугодовой ремонт в США.

Что касается, упомянутой “Австралии”, то та подверглась в сумме пяти атакам. В финале адского представления изувеченный крейсер с креном 5° (результат падения камикадзе в районе ватерлинии и образовавшейся в этом месте пробоины 2х4 метра) покинул зону БД и более никогда не принимал участия в войне.



Столкновения 180-метровых громадин водоизмещением 14 тысяч тонн с самолетами имели очевидные результаты. Чтобы заставить крейсер прекратить участие в операции, требовались неоднократные попадания камикадзе.

Понятно, что для борьбы с еще более крупными и защищенными единицами тактика "камикадзе" начала давать сбой. Конструкция "кораблей линии" была рассчитана на противостояние ударам, от которых более слабые корабли сразу разваливались на части, осыпая обломками дно океана.

Камикадзе 15 раз удалось протаранить линкоры (ЛК), но ни один из атакованных кораблей не прервал своего участия в операции.

Технический уровень не позволял обеспечить дистанционное управление орудиями и приборами, вынуждая иметь на палубе ЛК десятки боевых постов. Взрывами сильно побивало орудийную прислугу и всех, кто находился поблизости. В результате прямого тарана в надстройку, на ЛК “Нью-Мексико” погибли командир и 28 офицеров, включая высокопоставленных членов британской делегации.



Момент 0:40 на видео: попадание камикадзе в ЛК “Теннесси”. В неразберихе боя и клубах дыма, поднимавшихся с горящего эсминца “Зелларс” (поражен другим камикадзе с 500-кг бомбой), очередной смертник был замечен с расстояния всего около 2 км. Несмотря на плотный заградительный огонь, оторвавший шасси пикировщика “Аичи” D3A (по воспоминаниям очевидцев) и поразивший его мотор, самолет врезался в надстройку, убив 22 и ранив 107 моряков. Повреждения самого корабля оказались невелики: линкор оставался в зоне боевых действий в течение следующих 4 месяцев, до самого окончания войны.

Несмотря на все усилия, у начиненных взрывчаткой самолетов явно не хватало могущества для борьбы с ЛК. Что неудивительно: за годы войны каждый, кто попытался решить такую задачу, убедился в её исключительной сложности. Особенно на ходу, в открытом море.

Оружие последнего шанса

Расклад по ситуации с камикадзе очевиден: 34 потопленных и 368 поврежденных корабля.

Что касается потерь личного состава, то союзники понесли, как минимум, вдвое большие потери, включая получивших ранения членов экипажей кораблей.

Неприступные стены Японии — листы обшивки её самолетов. Действия “корпуса специальных атак” могли остановить любой флот. Надводные силы Кригсмарин, итальянский “Реджиа Марина” или ВМФ СССР прекратили бы свое существование на следующий день. Единственное, о чем не догадывались Такидзиро Ониси и его крылатые самураи: промышленные возможности США позволяли компенсировать любые потери. Взамен сотен искалеченных, полностью выведенных из строя единиц на горизонте возникали силуэты новых кораблей.

А если учесть к этому морские силы Британской империи, то имевшегося количества смертников (даже с учетом их поразительной эффективности) было явно недостаточно для изменения баланса на театре военных действий.

Великих целей всегда много, а жизнь — одна

В военном отношении никаких сомнений в эффективности камикадзе не возникает. Война — тот же бизнес. Если бизнес организован правильно, то большие потери — у противника.

Что касается морально-этических аспектов, касающихся подготовки летчиков-камикадзе, то мне представляется следующее. Если японское общество признавало и допускало существование подобных отрядов, то это личное дело японцев. Как в поэме у Твардовского: “Враг был храбр. / Тем больше наша слава”.
Автор: Олег Капцов

Подпишитесь на нас Вконтакте

124

Похожие новости
10 августа 2018, 08:20
10 августа 2018, 08:00
11 августа 2018, 14:40
13 августа 2018, 16:20
13 августа 2018, 19:00
10 августа 2018, 16:40

Новости партнеров