Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Ливийский тупик НАТО

В Ливии после свержения тирании – война всех против всех. Фото Reuters
Ливийская война 2011 года, как и другие войны, в которых участвовало НАТО, оказалась скрыта под толстым слоем пропаганды. В подавляющем большинстве наших СМИ Муаммар Каддафи был представлен как выдающийся лидер, создавший процветающую страну и павший жертвой агрессии натовцев, традиционно рвавшихся к нефти.
Реальность довольно сильно отличалась от пропаганды. Ливия, имевшая огромные запасы нефти при очень небольшом населении, действительно должна была быть процветающей. Однако уровень жизни в этой стране был безобразно низким, разве что немного выше, чем в соседних африканских странах, где людей гораздо больше, а нефти совсем нет.
Психически не вполне адекватный Каддафи считал себя политическим теоретиком на уровне Карла Маркса, написав откровенно бредовую «Зеленую книгу» (цитата из нее: «Мужчина – это человек. Женщина – это тоже человек»). В 1970–1980-е годы Ливия на нефтедоллары закупила огромное количество оружия в СССР, Франции и Италии, но боеспособность ливийских ВС так и осталась нулевой, что было продемонстрировано в ходе многолетних войн в Чаде и других африканских странах («Военные эпопеи полковника Каддафи», «НВО», 01.11.19). После известного теракта над шотландским Локкерби в декабре 1988 года Каддафи был объявлен покровителем террористов и попал под санкции, добившие экономику и армию Ливии (хотя причастность ливийцев к этому теракту однозначно доказана не была). После событий 11 сентября 2001 года Каддафи успешно покаялся, примирился с Западом, продал ему практически всю нефть (за что тогдашний итальянский премьер Сильвио Берлускони в 2009 году поцеловал ливийскому лидеру руку), при этом почти ничего не сделал для восстановления практически умерших ВС своей страны. Да и уровень жизни населения почти не вырос (хорошо платили в Ливии лишь иностранцам).
Пожалуй, единственным положительным моментом правления Каддафи было сплочение страны, которая, по сути, представляла собой конгломерат трех территорий (Триполитания на северо-западе, Феццан на юго-западе, Киренаика на востоке), каждая из которых, в свою очередь, была конгломератом кочевых племен. Именно это обстоятельство оказалось миной замедленного действия. Она и взорвалась, когда сначала в Тунисе, а затем в Египте началась «арабская весна». В феврале 2011 года восстала Киренаика, ее крупнейший город Бенгази стал альтернативной столицей. Затем началось восстание в самой Триполитании, его центром стал город Мисурата. ВС и силы безопасности раскололись, поэтому война сразу стала классической – армия против армии, – а не партизанской.
В начале марта повстанцы из Киренаики начали наступление на Триполитанию для объединения с местными коллегами. Наступление шло по единственному прибрежному шоссе. Это очень напоминало события 1940–1943 годов, когда немецко-итальянские и английские войска воевали исключительно вдоль этого шоссе.
Сил у повстанцев, однако, не хватило. Их наступление на пятый день не просто захлебнулось, но перешло в контрнаступление сил, лояльных Каддафи. К 15 марта они достигли Аджедабии – последнего крупного города на пути к Бенгази. Создалось впечатление, что Каддафи находится в шаге от победы. Тут-то и возникло НАТО.
Как было сказано, у Запада не было никаких проблем с ливийской нефтью: почти вся она (более 80%) экспортировалась именно на Запад и добывалась в основном западными компаниями. Версия о том, что Каддафи собирался создать единую африканскую валюту и тем самым подорвать позиции доллара и евро, является даже большим бредом, чем «Зеленая книга». Но у Запада после окончания холодной войны возникла однозначная идеологическая установка на поддержку «народов, восставших против тирании». Насколько восставший народ является народом, а не незначительной его частью, не несет ли восстание еще худшую тиранию всему народу, почему сегодняшний тиран еще вчера на том же Западе считался авторитетным и уважаемым политиком – задавать все эти вопросы считается неприличным, поскольку в них просматривается поддержка тирании. Подобная линия выдерживается Западом неукоснительно, хотя как минимум в половине случаев она приносит вред самому Западу.
В случае с Ливией Западу удалось пробить через Совбез ООН резолюцию об установлении над этой страной бесполетной зоны. Однако данная резолюция (принята 17 марта) была сразу же истолкована очень расширительно, уже вечером 19 марта самолеты «Рафаль» ВВС Франции нанесли удары отнюдь не по авиации Каддафи (которой почти не было), а по его сухопутным войскам в районе Аджедабии.
Затем в ту же ночь ряд целей в районе Триполи атаковали английские бомбардировщики «Торнадо», прилетевшие непосредственно с территории Великобритании. Одновременно корабли и атомные подлодки ВМС США и Великобритании выпустили 112 «Томагавков», а затем удар нанесли прилетевшие из самих США стратегические бомбардировщики-невидимки В-2 в количестве трех единиц. Главными целями были ливийские средства ПВО. Средства эти с середины 1980-х не то что не обновлялись, но даже не ремонтировались, поэтому ни малейшей угрозы для натовской авиации уже не представляли. Но НАТО может воевать теперь только в том случае, если потери исключены полностью. Поэтому металлолом, имеющий вид оружия, с помощью очень дорогих боевых систем превратили собственно в металлолом. Ливийские ВВС в ходе натовской кампании потеряли 1 бомбардировщик Су-24.6 штурмовиков Су-22.1 истребитель МиГ-21 и 10 МиГ-23.2 перехватчика МиГ-25.21 учебно-боевой самолет (19 югославских «Галеб», 1 итальянский SF-260.1 чехословацкий L-39ZO), 4 ударных вертолета Ми-24 и 2 многоцелевых Ми-8. Почти все эти машины были уничтожены на земле, воевать с натовской авиацией ливийцы даже не пытались.
До конца марта в НАТО шла торговля по поводу того, будет ли воздушная кампания (возможность наземного вторжения даже не обсуждалась) идти под эгидой альянса? По уже сложившейся в предыдущих случаях традиции данный вариант был одобрен с тем условием, что нежелающие воевать члены блока имеют полное право этого не делать. В итоге «соскочила» ровно половина натовцев – 14 из 28.
Остальные создали группировки ВВС и ВМС, которые поначалу были довольно мощными. Группировка ВВС включала 100 самолетов США (в том числе 20 заправщиков), 60 британских (10 заправщиков), 60 французских (7 заправщиков), 30 итальянских, 9 канадских, а также по 6 F-16 ВВС Бельгии, Дании и Норвегии, 5 F-18 ВВС Испании. Группировка ВМС включала 12 кораблей США (в том числе 1 ПЛАРК, 1 ПЛА, 1 УДК, 1 ДВКД), 4 британских (в том числе 1 ПЛА), 6 французских (в том числе 1 ПЛА, единственный авианосец «Шарль де Голль», новейший эсминец «Форбин»), 6 турецких (в том числе 1 ПЛ), 15 итальянских (в том числе авианосец «Гарибальди», новейший эсминец «Андреа Дориа», 2 из 3 ДВКД), 2 испанских (в том числе 1 ПЛ), 2 греческих, по 1 бельгийскому, канадскому и польскому. Разумеется, активность флота Каддафи в течение всего конфликта была равна нулю (ибо он, как и техника ПВО, давно сгнил), поэтому морская служба натовцев не была напряженной. В ходе кампании агрессоры успешно потопили прямо у причалов ливийский фрегат советской постройки пр. 1159 и 6 ракетных катеров французской постройки типа «Комбатант-2». Скорее всего на фрегате и катерах даже не было экипажей.
22 марта в ливийской пустыне упал американский F-15Е, но это явно случилось по техническим причинам (силы Каддафи даже не претендовали на победу). К концу марта количество выпущенных «Томагавков» достигло 199 (по миллиону долларов каждый).
3 апреля США прекратили участие в операции, отозвав все свои самолеты и корабли и оставив лишь несколько беспилотников «Предатор». Честь добивания Каддафи была предоставлена европейцам и канадцам. Наибольшую группировку теперь предоставляла Франция. С учетом палубной авиации она составляла (на максимуме) 19 «Рафалей», 18 «Миражей-2000», 6 «Супер Этандаров», 6 разведчиков «Мираж-F1CR», 6 заправщиков КС-135, несколько самолетов ДРЛО и РЭБ. С борта УДК «Тоннер» (типа «Мистраль») работали 20 боевых вертолетов «Тигр» и «Газель». Великобритания дала 16 «Торнадо», 10 «Тайфунов», 2 заправщика VC-10, а также 5 вертолетов «Апач» с борта УДК «Океан». Итальянцы предоставили 12 «Торнадо» и 4 «Тайфуна», Канада – 7 F-18, Бельгия и Норвегия – по 6 F-16, Дания – 4 F-16. Для ударов по войскам и инфраструктуре сил Каддафи использовались исключительно высокоточные боеприпасы, других у НАТО теперь просто нет.
Формально участвовали в кампании страны, не входящие в НАТО, – Швеция (8 JAS-39 «Гриппен»), Иордания (6 F-16), Катар (6 «Мираж-2000»), ОАЭ (по 6 F-16 и «Мираж-2000»), но удары по наземным целям они не наносили, осуществляя лишь воздушное патрулирование с целью борьбы с давно прекратившей свое существование авиацией Каддафи. Тем же занимались испанские и голландские самолеты. Впрочем, ВВС Италии также «воевали» только с несуществующими ВВС Ливии.
Формально группировка кажется очень солидной, особенно с учетом высокой точности боеприпасов и в условиях полного отсутствия у противника ПВО. Впрочем, эта группировка составляла менее 5% авиапарка стран НАТО (без США). На большее альянс не потянул. Из-за достаточно больших размеров ТВД самолетов остро не хватало, но больше никто ничего не выделил (США не хотели, остальные не могли). В итоге удары наносились лишь через несколько часов после выявления целей, когда тактическая обстановка менялась кардинально. Отчеты натовцев о результатах ударов производили комическое впечатление: в них с гордостью сообщалось об уничтожении силами нескольких самолетов одного танка или САУ. Даже в годы Второй мировой, когда нынешние средства связи и нынешние ТТХ боевых самолетов никому и не снились, время реакции ВВС было гораздо меньше, а эффективность – гораздо выше. Причем уничтоженная ливийская техника советского производства 1970–1980-х, а иногда и 1960-х годов иногда стоила дешевле, чем примененные для ее уничтожения новейшие боеприпасы.
Более того, даже эта группировка начала разваливаться уже к лету – сначала отпала Дания, затем Норвегия. Их самолеты полностью израсходовали все имевшиеся в ВВС этих стран высокоточные боеприпасы, а также сожгли годовые лимиты топлива.
Война на суше при этом шла своим чередом. НАТО спас Бенгази, но не смог обеспечить контрнаступления повстанцев из Киренаики. Здесь фронт на несколько месяцев замер в районе Бреги. Бои шли на территории Триполитании, где силы Каддафи в марте так и не подавили очаги сопротивления в Мисурате и ряде других городов. Авиационные удары НАТО не позволили силам Каддафи победить и захватить мятежные города. Но и обеспечить успех повстанцев они тоже не могли. В основном в пустыне имела место Toyota war, то есть обе стороны использовали в боях в основном вооруженные джипы. Тем не менее до последних дней войны войска Каддафи применяли танки, артиллерию, даже РСЗО, натовская авиация так и не сумела выбить их полностью.
К концу августа серьезные проблемы с топливом и боеприпасами начали испытывать главные «герои» войны – англичане и французы. Американцы по-прежнему воевать не хотели. Возникла перспектива исхода войны, описанная за много лет до этих событий Владимиром Высоцким в «Песне о сентиментальном боксере»: «Мне руку поднял рефери, которой я не бил». Каддафи мог выиграть у противника, средств борьбы с которым не имел с самого начала войны. Вот тут-то Триполи внезапно пал.
История его падения довольно темная. Видимо, Запад и арабы (монархии, воевавшие вместе с НАТО) кого-то купили в ливийской столице. Кроме того, там поработал катарский спецназ, в котором, по некоторым данным, не было ни одного гражданина Катара. По сути, это была ЧВК, состоявшая из отставных западных спецназовцев.
После падения Триполи бои в центральной Ливии (за Брегу, Бени-Валид, Сирт) продолжались еще два месяца, до конца октября. Именно в Сирте 20 октября и был убит Каддафи. На этом война закончилась. Точнее, закончилась ее первая фаза. Вторая продолжается до сих пор, и неизвестно, когда закончится, поэтому описывать ее еще рано.
Всего с апреля по октябрь 2011 года натовско-шведско-арабская авиация совершила 26,1 тыс. вылетов, в том числе 9,6 тыс. боевых (на применение оружия). Было уничтожено, по данным коалиции, 5,9 тыс. целей (в том числе примерно 600 единиц бронетехники и 400 артсистем). Таким образом, на уничтожение одной цели пришлось 1,7 боевого вылета, или 4,4 вылета в целом. Стоимость сожженного топлива и истраченных боеприпасов как минимум была сопоставима со стоимостью уничтоженных целей, если не превзошла ее, поскольку новейшими очень дорогими боеприпасами уничтожалась очень старая техника, почти полностью выработавшая ресурс (интересно, имеют ли сейчас хоть какую-то отличную от нуля рыночную цену Т-55 или БТР-60?). Авиационное топливо тоже очень недешево (особенно с учетом тогдашних цен на нефть), а сожгли его невероятное количество. Нужно еще добавить цену упавшего (пусть и без участия противника) F-15Е. При этом, как было сказано выше, победа была достигнута другим способом, тоже, видимо, недешевым.
Более того, возможно, реальная эффективность высокотехнологичного высокоточного НАТО оказалась даже еще ниже. На данный момент точно установленные потери ливийской бронетехники в марте-октябре 2011 года составили 142 танка (88 Т-72.16 Т-62.38 Т-55), 45 БМП-1.21 БТР (5 М113.16 БТР-60). То есть бронетехники уничтожено не 600, а немногим более 200 единиц. Возможно, какое-то количество потерь здесь не учтено, но уж точно не 400 машин. Еще интереснее с артиллерией. Точно установлено уничтожение 5 ПУ ОТР Р-17.15 САУ (14 «Палмария», 1 2С1), 4 буксируемых орудий (2 Д-30.2 М-46), 28 РСЗО (23 БМ-21.4 БМ-11.1 RM-70), 5 ПУ ЗРК «Квадрат», 5 ЗРК «Оса», 12 ЗСУ «Шилка», 1 зенитного орудия С-60.8 ПУ берегового ПКРК «Рубеж». Получается немногим более 80 единиц артиллерийских и ракетных систем, включая средства ПВО и береговой обороны. До 400 единиц здесь совсем далеко. Причем приведенные здесь потери в бронетехнике и артиллерии распространяются на обе стороны ливийской гражданской войны. И это потери по всем причинам, а не только от действий натовской авиации. Возможно, на одну уничтоженную цель приходилось не менее пяти боевых вылетов, а это уже совершенно убийственно. Для НАТО, а не для его противников.
Разумеется, на Западе победу над Каддафи объявили очередным выдающимся достижением натовского военного искусства, у нас тоже очень многие восприняли это аналогично. Однако был продемонстрирован тупик нынешнего натовского способа ведения войны: все более огромными деньгами достигается победа над все более слабыми противниками. Уже тогда стало ясно, что НАТО не будет воевать против Сирии (это полностью подтвердилось осенью 2013 года), поскольку там пришлось бы потратить на пару порядков больше денег, а без потерь все равно не обойтись (ибо Сирия – это совсем не Ливия в смысле боевого потенциала ВС вообще и ПВО в частности). Обсуждение же возможности агрессии НАТО против России (например, в связи с событиями в Крыму, на Украине и в той же Сирии) – это либо полная некомпетентность, либо очень примитивная пропаганда.
В Ливии после свержения тирании, как и следовало ожидать, – война всех против всех. Жизнь без тирана стала во всех отношениях гораздо хуже, чем была при тиране. Страна существует скорее как географическое понятие, государственные институты лишь имитируются. Добыча нефти и ее экспорт упали в разы по сравнению с довоенным периодом. Разумеется, Запад не предпринимает ни малейших усилий для ее захвата. К тому же Ливия превратилась в основной перевалочный пункт для африканских мигрантов в Европу. В связи с этим в стране возник вполне реальный рынок рабов.
Западный гуманизм, выразившийся сначала в свержении тирана, а затем в приеме беженцев, оказался даже еще более эффективен, чем натовская военная машина.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

239

Похожие новости
13 декабря 2019, 01:20
12 декабря 2019, 06:20
12 декабря 2019, 22:40
12 декабря 2019, 11:40
12 декабря 2019, 14:20
12 декабря 2019, 06:20

Новости партнеров