Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Линейные крейсера типа "Конго"

Строго говоря, на этом месте должна была быть статья, посвященная британскому линейному крейсеру «Тайгер», но в связи с тем, что на его создание оказал большое влияние строившийся на верфи Виккерса «Конго», то имеет смысл уделить ему отдельную статью.

История японских линейных крейсеров берет свое начало в битве при Ялу, в ходе которой быстроходное крыло крейсеров сыграло значительную, если не сказать – решающую роль. Однако по результатам анализа этого сражения японцы пришли к выводу, что их малые бронепалубные крейсера не слишком-то отвечают задачам эскадренного сражения с броненосцами, и что для этого им нужны совершенно другие корабли. Вне всякого сомнения, новые крейсера должны были стать быстроходными, вооружаться скорострельной артиллерией по 8 дюймов включительно, но при этом их также следовало защитить броней, способной противостоять снарядам того же калибра. В результате этого решения японский флот получил шесть весьма мощных броненосных крейсеров, а затем, накануне войны с Россией, смог по самой сходной цене прикупить еще и два итальянских корабля, получивших в Объединенном флоте наименования «Ниссин» и «Касуга».


Как известно, морская мощь Российской империи в войне 1904-1905 гг. была сокрушена. Японцы остались весьма довольны действиями своих броненосных крейсеров, и все их последующие кораблестроительные программы в обязательном порядке предусматривали наличие подобных кораблей в составе флота.


Честно говоря, данное решение японцев является, по меньшей мере, спорным. Ведь если вдуматься, то чего уж такого добились их броненосные крейсера? Вне всякого сомнения, комендорам «Асамы», пребывающим под защитой весьма неплохой брони, было несложно расстрелять бронепалубный крейсер «Варяг», даже в том случае, если бы русские артиллеристы смогли бы вбить в броненосный крейсер японцев несколько своих снарядов.



Но «Варяг» в любом случае был обречен, вне зависимости от того, была у Чемульпо «Асама» или нет – превосходство в численности у японцев было колоссальным. В бою 27 января броненосные крейсера Японии себя ничем не проявили. В сражении в Желтом море участвовало четыре броненосных крейсера японцев, но как? «Ниссин» и «Касуга» были поставлены в одну колонну с броненосцами, то есть японцы сознательно отказались от выгод, которые давало им использование броненосных крейсеров как быстроходного крыла. Вместо этого «Ниссин» и «Кассуга» вынуждены были изображать классические броненосцы, но они были слишком плохо бронированы и вооружены для этой роли. И только плохая стрельба русских комендоров спасла эти крейсера от тяжелых повреждений.

Что же до двух других броненосных крейсеров, то они также не снискали никаких лавров – «быстроходная» «Асама» так и не смогла присоединиться к броненосцам Того и в сражении главных сил участия не приняла, а «Якумо» это все же удалось, но лишь во второй половине боя. Сколько-то серьезных достижений за ним не числится, а единственный попавший в него 305-мм русский снаряд причинил «Якумо» существенные повреждения, чем подтвердил опасность использования крейсеров данного типа в бою против полноценных эскадренных броненосцев. В Цусиме «Ниссин» и «Кассуга» опять вынуждены были изображать из себя «линейные корабли», а отряд Камимуры, хотя и имел определенную самостоятельность, также не выступил в роли «быстроходного крыла», а действовал просто как еще один отряд броненосцев. Что же до боя в Корейском проливе, то здесь японцев постигло настоящее фиаско – после того, как удачное попадание выбило «Рюрик» из строя, четыре броненосных крейсера Камимуры, имея перед собой вдвое уступающего по численности противника («Громобой» и «Россия»), в ходе многочасового боя не смогли ни уничтожить, ни даже подбить хотя бы один из этих кораблей, и это при том, что противостоявшие им русские броненосные крейсера никогда не предполагалось использовать в эскадренном сражении.

Вне всякого сомнения, любой броненосный крейсер японцев стоил ощутимо дешевле полноценного броненосца в 15 000 тонн, и можно предположить, что два броненосца типа «Асахи» или «Микаса» стоили примерно, как три броненосных крейсера. Однако не приходится сомневаться также и в том, что будь у японцев в начале войны 4 броненосца вместо 6 броненосных крейсеров, то их флот смог бы добиться большего успеха. В общем, по мнению автора настоящей статьи, броненосные крейсера Объединенного флота как класс боевых кораблей совершенно себя не оправдали, но у японцев, очевидно, было иное мнение по этому вопросу.

Тем не менее, кое-какие выводы японские адмиралы сделали, а именно – они поняли абсолютную недостаточность 203-мм пушек для эскадренного сражения. Все броненосцы и броненосные крейсера Того и Камимуры были построены за границей, а после русско-японской войны в состав Объединенного флота вошли еще два броненосца, построенных в Англии: «Касима» и «Катори» (оба были заложены в 1904 г). Однако впоследствии Япония прекратила данную практику, и приступила к строительству тяжелых боевых кораблей на собственных верфях. И первые же японские броненосные крейсера собственной постройки (тип «Цукуба») получили на вооружение 305-мм артсистемы – такие же, как у броненосцев. И корабли типа «Цукуба», и последовавшие за ними «Ибуки» и «Курама» представляли собой корабли с главным калибром, как у броненосцев, при этом более высокая скорость хода (21,5 уз против 18,25 уз) достигалась за счет ослабления среднего калибра (с 254-мм до 203 мм) и бронирования (с 229 мм до 178 мм). Таким образом, японцы первыми в мире пришли к осознанию необходимости вооружать большие крейсера тем же главным калибром, как и линкор, и их «Цукубы» и «Ибуки» рядом с «Касимами» и «Сацумой» смотрелись весьма органично.

Но затем англичане потрясли мир своим «Инвинсиблом» и японцы задумались над ответом – они хотели иметь корабль, ни в чем не уступающий английскому. Все бы ничего, но в Японии не знали точных тактико-технических характеристик «Инвинсибла», а потому был создан проект броненосного крейсера водоизмещением 18 650 т с вооружением из 4 305-мм, 8 254-мм, 10 120-мм и 8 малокалиберных пушек, а также 5 торпедных аппаратов. Бронирование оставалось на прежнем уровне (178 мм бронепояс и 50 мм палуба), но скорость должна была составить 25 узлов, для чего мощность энергетической установки следовало довести до 44 000 л.с.

Японцы были уже готовы заложить новый броненосный крейсер, но в это время, наконец, появились достоверные данные о главном калибре «Инвинсиблов». Адмиралы Микадо схватились за голову – спроектированный корабль явно устарел еще до закладки, и конструкторы немедленно приступили к работе. Водоизмещение броненосного крейсера увеличилось на 100 т, мощность энергетической установки и бронирование остались теми же, но корабль получил на вооружение десять 305-мм/50 орудий, столько же шестидюймовок, четыре 120-мм пушки и пять торпедных аппаратов. Видимо, японцы как следует «поколдовали» над обводами корабля, потому что при той же мощности теперь рассчитывали получить 25,5 узлов максимальной скорости.

Японцы составили несколько проектов нового корабля – в первом из них артиллерия главного калибра располагалась подобно германскому «Мольтке», в последующих же пять башен размещались в диаметральной плоскости, по две в оконечностях и одна – в середине корпуса. В 1919 г проект первого линейного крейсера Японии был закончен и утвержден, все необходимые чертежи и спецификации для начала его строительства были разработаны, а средства для строительства – выделены бюджетом. Но в этот самый момент из Англии пришли сообщения о закладке линейного крейсера «Лайон»… И полностью готовый проект устарел повторно.

Японцы поняли, что прогресс в создании морских вооружений пока еще слишком быстр для них, и что, пытаясь повторить проекты Англии, им не удается создать современный корабль – пока они воспроизводят то, что построила Великобритания (пусть даже и с некоторыми улучшениями), английские инженеры создают что-то совершенно новое. Поэтому при разработке следующего проекта японцы широко воспользовались английской помощью.

Фирма «Виккерс» предложила создать линейный крейсер по усовершенствованному проекту «Лайон», «Армстронг» - совершенно новый проект, но после определенных колебаний японцы склонились к предложению «Виккерс». Контракт был подписан 17 октября 1912 г. При этом японцы, разумеется, рассчитывали не просто на помощь в проектировании, но на получение новейших английских технологий производства энергетических установок, артиллерии и прочего корабельного оборудования.

Теперь линейный крейсер для Объединенного флота создавался как улучшенный «Лайон», и его водоизмещение быстро «доросло» до 27 000 т., и это, конечно, исключало возможность строительства этого корабля на японских верфях. Что же до калибра орудий, то после длительных дискуссий о пользе увеличения калибра, японцы все еще были уверены в том, что наилучшим выбором для их корабля будут 305-мм/50 пушки. Тогда британцы устроили «слив» информации - японский военно-морскому атташе попали совершенно секретные данные сравнительных испытаний, в ходе которых выяснилось, что 343-мм артсистемы, устанавливающиеся на новейшие британские линейные крейсера, по скорострельности и живучести значительно превосходят 305-мм/50 пушки англичан.

Ознакомившись с результатами испытаний, японцы кардинально поменяли свой подход к главному калибру будущего корабля – теперь их не устраивали даже 343-мм пушки, и они пожелали 356-мм артсистему. Разумеется, к вящей радости «Виккерса», которому было поручено разработать новое 356-мм орудие для японского линейного крейсера.

Артиллерия

Надо сказать, что главный калибр линейных крейсеров типа «Конго» не менее загадочен, чем 343-мм пушки англичан. Как мы уже говорили ранее, артиллерия «Лайона» и дредноутов типа «Орион» получила 567 кг снаряды, последующие британские корабли с 13,5-дюймовыми пушками получили более тяжелые боеприпасы массой 635 кг. По поводу начальной скорости точных данных нет – по мнению автора, наиболее реалистичны цифры В.Б. Муженикова, дающего 788 и 760 м/сек для «легкого» и «тяжелого» снарядов соответственно.



А вот что известно о 356-мм/45 пушке японского флота? Очевидно, что она создавалась на основе британской артсистемы, при этом ее конструкция (проволочная) повторяла конструкцию тяжелых британских пушек. Но вот о снарядах для них практически ничего не известно: мы знаем лишь то, что англичане, вне всякого сомнения, поставили Японии некоторое количество бронебойных и фугасных 356-мм снарядов, однако впоследствии японцы освоили их производство на отечественных предприятиях.

Какая-то ясность имеется лишь с послевоенными боеприпасами – японский бронебойный снаряд Type 91 имел массу 673,5 кг и начальную скорость 770-775 м/сек. С фугасным уже сложнее – предполагается, что Type 0 имел 625 кг при начальной скорости 805 м/сек., но в некоторых публикациях указывается, что его масса была выше и составляла 652 кг. Однако, хотелось бы отметить, что на фоне 673,5 кг и 775 м/сек бронебойного снаряда, 625 кг и 805 м/сек фугасного выглядят вполне органично, а вот 852 кг и 805 м/сек – нет, что заставляет нас заподозрить банальную опечатку (вместо 625 кг – 652 кг).

Таким образом, мы можем предположить, что изначально 356-мм/45 орудия линейных крейсеров типа «Конго» получили равный по массе 343-мм британскому 635 кг снаряд, который это орудие отправляло в полет с начальной скоростью примерно 790-800 м/сек или около того. Кстати, подобные характеристики очень хорошо «перекликаются» и с американскими 356-мм/45 орудиями, установленными на линкоры типов «Нью-Йорк», «Невада» и «Пенсильвания» - те стреляли 635 кг снарядом с начальной скоростью 792 м/сек. К сожалению, данные о наполнении ВВ снарядов, поставленных Англией, отсутствуют, но можно предположить, что содержание взрывчатых веществ не превосходило таковое у аналогичных 343-мм снарядов англичан, то есть 20,2 кг для бронебойного и 80,1 кг для фугасного, но это только догадки.

Вне всякого сомнения, японцы получили отличное орудие, которое по своим баллистическим качествам не уступало американскому, при этом несколько превосходило 343-мм пушки англичан, а кроме того, располагало большим ресурсом – если британские орудия были рассчитаны на 200 выстрелов 635 кг снарядами, то японские – на 250-280 выстрелов. Пожалуй, единственно, что им можно поставить в упрек, так это британские бронебойные снаряды, которые оказались весьма некачественными (что показало Ютландское сражение), но впоследствии японцы устранили этот недостаток.

Надо сказать, что японцы заказали англичанам 356-мм орудия «Конго» еще до того, как узнали о переходе флота США на 14-дюймовый калибр. Поэтому известие о 356-мм калибре на «Нью-Йорке» было воспринято японскими адмиралами с удовлетворением – наконец-то им удалось верно предугадать направление развития тяжелых артиллерийских кораблей, Объединенный флот не стал аутсайдером.

Кроме превосходства самих артсистем, «Конго» получил преимущество в расположении артиллерии. Как известно, третья башня линейных крейсеров типа «Лайон» располагалась между котельными отделениями, то есть между дымовых труб, что ограничивало углы ее обстрела. В то же время третья башня «Конго» была размещена между машинными и котельными отделениями, что позволило разместить все три трубы линейного крейсера на пространстве между второй и третьей башнями, отчего «ретирадный» огонь корабля ничем не уступал «погонному». В то же время разнесение третьей и четвертой башен не позволяло вывести их обеих одним попаданием, чего опасались немцы и как это фактически произошло с «Зейдлицем» в бою у Доггер-Банки. Вероятно, все же расположение башни между машинными и котельными отделениями имело свои недостатки (да хотя бы необходимость тянуть паропроводы рядом с артиллерийскими погребами), но ведь и на «Лайоне» было то же самое, так что в целом, конечно, расположение главного калибра «Конго» было заметно прогрессивнее принятого на британских линейных крейсерах. Дальность стрельбы 356-мм пушек для японского флота, по всей видимости, также превосходила британские корабли – здесь возможна путаница, поскольку башни линейных крейсеров типа «Конго» неоднократно модернизировались, но предположительно, их максимальный угол вертикального наведения уже при создании достигал 25 град.

Что до средней артиллерии «Конго», то и здесь есть свои странности. В самих артсистемах никакой загадки нет – первый линейный крейсер Японии получил на вооружение 16 152-мм/50 пушек, разработанных все тем же «Виккерсом». Данные орудия были вполне на уровне, лучших мировых аналогов, отправляя в полет 45,36 кг снаряды с начальной скоростью 850-855 м/сек.

Обычно источники указывают на то, что японцы не одобрили идей Фишера о минимальном противоминном калибре, поскольку очень хорошо знали по опыту русско-японской войны, что для надежного поражения атакующих миноносцев нужны более тяжелые орудия, нежели 76-102 мм артсистемы, устанавливавшиеся на британских линкорах и линейных крейсерах. Но в эту, вроде бы совершенно логичную точку зрения, категорически не укладывается наличие на линейных крейсерах Японии второго противоминного калибра – шестнадцати 76-мм/40 установок, расположенных частично на крышах башен главного калибра, а частично – в средней части корабля. Все это позволяет заподозрить японцев в чисто немецком подходе, ведь в Германии не видели ни одной причины, по которой концепция «только большие пушки» должна исключить наличие среднего калибра. В результате германские дредноуты и линейные крейсера вооружались как средним (15-см), так и противоминным (8,8-см) калибрами, и нечто схожее мы видим на линейных крейсерах типа «Конго».

Торпедное вооружение японских кораблей также получило усиление – вместо двух 533-мм торпедных аппаратов «Лайона», «Конго» получили восемь.

Бронирование



К сожалению, сведения о первоначальном бронировании линейных крейсеров типа «Конго» весьма противоречивы. Пожалуй, единственным элементом защиты корабля, по которому источники пришли к единому мнению, является его главный бронепояс. Японцам совершенно не пришлась по нраву британская «мозаичная» система защиты, при которой машинные и котельные отделения линейных крейсеров типа «Лайон» защищались 229-мм, но районы артиллерийских погребов носовых и кормовой башен – всего лишь 102-152-мм броней. Поэтому японцы пошли иным путем – они уменьшили толщину цитадели до 203 мм, но при этом она защищала борт, включая районы башен главного калибра. Точнее, бронепояс немного не доходил до обращенного в корму края барбета четвертой башни, но от него шел наклонный (от края бронепояса через корпус к барбету) траверз толщиной 152-203 мм. В носовой части цитадель закрывал траверз такой же толщины, но расположенный перпендикулярно борту.

Итак, уступая 229 мм защите «Лайона» по толщине, главный бронепояс «Конго» имел большую длину, а также и высоту, которая составляла 3,8 м против 3,5 м у «Лайона». При нормальном водоизмещении 203-мм бронеплиты «Конго» погружались в воду примерно наполовину, что также выгодно отличало защиту японского корабля от его английских «предшественников» (229 мм бронепояс «Лайона» углублялся на 0,91 м). При этом ниже 203 мм бронепояса по всей длине от носовой до кормовой башен включительно, подводную часть корпуса защищала еще и узкая (65 см высоты) полоса 76 мм брони.

Вне цитадели борт защищала 76 мм броня, имевшая в нос ту же высоту, что и 203-мм бронепояс, а вот в корму высота 76-м бронеплит была существенно меньше. Оконечности «Конго» были бронированы почти на всем протяжении, защита лишь немного не доходила до форштевня и ахтерштевня. Выше главного бронепояса борт защищался 152 мм броней вплоть до верхней палубы, включая и расположенные в корпусе корабля казематы 152-мм орудий.

Горизонтальная защита «Конго» служит предметом многочисленных споров, и, увы, достоверно о ней ничего не известно. О.А. Рубанов в своей монографии, посвященной линейным крейсерам типа «Конго», пишет:

«Так, например, "Jane's", "Brassey" и "Watts" указывают толщину главной палубы в 2,75 дм (60 мм), а "Вгеуег" говорит о 2 дм (51 мм). Сейчас, основываясь на сравнении "Конго" с "Лайоном" и "Тайгером", многие зарубежные специалисты считают, что вышеприведенные данные наиболее вероятны.»


Хотелось бы сразу отметить опечатку – 2,75 дюйма составляют примерно 69,9 мм, но крайне сомнительно, чтобы бронепалуба имела подобную, или сходную толщину. Просто нужно помнить, что «Лайон» имел несколько палуб, некоторые из которых (главная палуба, палуба полубака) имели увеличенную толщину. Так, например, толщина броневой палубы «Лайона» и в горизонтальной части, и на скосах составляла 25,4 мм (то есть – один дюйм), но при этом верхняя палуба в пределах цитадели была утолщена также до 25,4 мм, так что теоретически есть основания заявлять о 50 мм вертикальной защите «Лайона». А на протяжении небольшого участка палуба полубака в районе дымоходов имела 38 мм толщины – и это опять же можно «засчитать» дополнительно к ранее исчисленным 50 мм. Но даже не прибегая к подобного рода подтасовкам, легко вспомнить, что в носу и корме, вне пределов цитадели, бронепалубы «Лайона» достигали 64,5 мм толщины.

Иными словами, мы видим, что бронирование «Лайона» совершенно невозможно охарактеризовать, назвав одну какую-то толщину, потому что не будет ясно, что туда входит. Вполне возможно, например, что бронепалуба «Конго» действительно достигала 70 мм – вне пределов цитадели, там, где «Лайон» имел 64,5 мм броню, но что это нам может сказать о горизонтальной защите «Конго» в целом? Ничего.

Все же автор склоняется к мысли, что в пределах цитадели «Конго» был защищен 50 мм броней, поскольку эта толщина вполне соответствует защите, которую японцы предусматривали в предварительных проектах линейных крейсеров. Кроме того, Объединенный флот предполагал, что его будущие сражения будут проходить на больших дистанциях и было бы разумно, если его требования к горизонтальному бронированию превосходили таковые у англичан. В то же время 50 мм бронепалуба не выглядит чрезмерно тяжелой для линейного крейсера габаритов «Конго». Но, конечно, нельзя исключать и того, что линейный крейсер, как и его английские «коллеги», имел 25 мм броневую палубу и 25 мм верхнюю палубу.

О защите башен, увы, также нет полных данных, указывается, что башни и барбеты защищала 229 мм броня (хотя ряд источников указывает 254-мм), но очевидно, что барбеты могли иметь такую защиту только над верхней палубой – ниже, напротив бортов, защищенных сначала 152 мм, а затем, возможно, 203 мм броней (к сожалению, совершенно неизвестно на какой высоте от ватерлинии находилась бронепалуба) барбеты, очевидно, должны были бы иметь меньшую толщину.

О боевой рубке, к сожалению, автору настоящей статьи ничего не известно, можно лишь предполагать, что ее максимальная толщина, по аналогии с «Лайоном», не превышала 254 мм.

Энергетическая установка

Номинальная мощность машин «Конго», состоявших из 4 турбин Парсонса и 36 котлов Ярроу, составляла 64 000 л.с., что было даже несколько меньше, чем у «Лайона» с его 70 000 л.с. При этом «Конго» был тяжелее, его нормальное водоизмещение составляло 27 500 т против 26 350 т британского линейного крейсера, но все же главный конструктор Д. Тэрстон полагал, что японский корабль достигнет 27,5 уз., то есть на пол узла выше контрактной скорости «Лайона». Максимальный запас топлива достигал 4 200 т угля и 1 000 т мазута, с этим запасом дальность хода «Конго» должна была составить 8 000 миль при скорости 14 узлов.



В целом же можно констатировать, что «Конго» стал линейным крейсером в традиционном британском стиле – мало брони и много скорости при самых больших пушках. Но при всем при этом он превосходил корабли типа «Лайон» и «Куин Мэри» - его артиллерия была более мощна, а защита – более рациональна. Соответственно, сложилась забавная ситуация - на британских верфях для азиатской державы строится более совершенный корабль, чем для флота Его Величества. Разумеется, это было неприемлемо, и четвертый линейный крейсер Великобритании, несущий 343-мм орудия, который изначально предполагалось строить копией «Куин Мэри», создавался по новому, усовершенствованному проекту.

Продолжение следует...
Автор: Андрей из Челябинска

Подпишитесь на нас Вконтакте

72

Похожие новости
24 мая 2018, 15:20
25 мая 2018, 08:00
25 мая 2018, 08:00
24 мая 2018, 18:40
25 мая 2018, 02:40
25 мая 2018, 02:40

Новости партнеров