Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Ленинградские испытания немецкого тягача Famo. За пять месяцев до войны


Качественных изображений с ленинградских испытаний Sd.Kfz.9 Famo в широком доступе нет, поэтому приходится ограничиваться сторонними архивами. Источник: worldwarphotos.info


Немецкий трактор


Секретный отчет артиллерийского научно-исследовательского опытного полигона Красной Армии об испытаниях 18-тонного трактора Famo вышел в феврале 1941 года. В традициях того времени машину именовали «трактором», хотя с ним Famo роднили только гусеницы. Основной целью было определение пригодности полугусеничного трактора для буксировки тяжёлых артиллерийских систем большой мощности. При этом планировалось заодно испытать и 12-тонный полугусеничный трактор Daimler-Benz Sd.Kfz.8, но он пришел на полигон в неисправном виде. Как утверждают в отчете, он уже в нерабочем состоянии поступил на артиллерийский полигон с «танкового» полигона в Кубинке. Вывели ли его из строя в ГАБТУ неизвестно, но артиллеристы не смогли своими силами отремонтировать мотор Daimler-Benz. Налицо была серьезная поломка: вода из системы охлаждения поступала в картер двигателя. Когда мотор разобрали, оказалось, что прокладка головки блоков в исправном состоянии, а три из шести маслоотражателей цилиндров разрушены. Течь воды наблюдалась через резиновые кольца между блоком гильзами цилиндра и при работающем моторе достигала двух литров в час. Вполне возможно, как отмечали испытатели, в блоке цилиндров также были трещины. В общем, возиться с восстановлением мотора Daimler-Benz Sd.Kfz.8 специалисты полигона не стали и занялись испытанием старшего брата — Sd.Kfz.9 Famo.


У немцев 18-тонный трактор использовался не только в качестве артиллерийского тягача. Источник: worldwarphotos.info

Немецкому тягачу, купленному незадолго до войны в Германии, предстояла тяжелая работа: на полигоне с 25 января по 5 февраля 1941 года он должен был таскать части тяжелых артиллерийских орудий по снегу полуметровой глубины, по укатанным шоссейным и проселочным дорогам. Примечательно, что организаторы рассчитывали провести сравнительные испытания «немца» с отечественным тяжелым трактором «Ворошиловец». Но… В начале 1941 года в распоряжении артиллерийского полигона не оказалось исправного трактора.

Надо отдать должное специалистам артиллерийского полигона: испытательная программа была выверена до мелочей. К примеру, на заранее разбитых участках шоссе, по которым катали немецкий Famo, были указаны углы подъемом и спусков вплоть до минут. Это разительно отличается от испытаний трофейной техники в военное время, когда у инженеров порой не было даже подходящих полигонов. Для Famo были подготовлены четыре прицепа разной массы: ствольная повозка 305-мм пушки Skoda (19 тонн), станок этого же оружия (20 тонн), ствольная повозка 211-мм немецкой гаубицы (11 тонн) и её 12-тонный станок. На одном из участков укатанного шоссе тягач-трактор с 11-тонным прицепом разгонялся в среднем до 43,4 км/час – достойный показатель для тяжелой машины. Однако нормально управлять гигантской полугусеничной машиной на таких скоростях было невозможно, поэтому рабочими были скорости до 15 км/ч.






Famo с мотором Tatra. Источник: armedconflicts.com

Снежную целину полуметровой глубины Famo брал на скоростях от 3,5 до 11,3 км/ч, в зависимости от массы прицепа. Причем перед испытаниями машина предварительно проделывала колею в снегу без прицепа, иначе тут же бы увязла. Когда дело дошло до штурма подъемов, то с самым тяжелым прицепом немецкий трактор спасовал перед 11-градусным уклоном, покрытым 87 см снега. В общем, проходимость трактора с 20-тонным прицепом испытатели полигона признали не вполне удовлетворительной.

Отдельной программой были испытания лебедки тягача. Разматывать стометровый трос приходилось силами 5 человек. По самым скромным подсчетам, максимальное тяговое усилие её превышало 4600 кгс. После некоторых истязаний агрегата испытатели написали в отчете, что «лебедка по конструкции удачна и работает вполне надежно, а также имеет явные преимущества перед лебедками отечественных тракторов «Коминтерн», «Ворошиловец» и «СТЗ-5».

Неуклюжий гигант


18-тонный Famo был здоровенной машиной. Фотографий с испытаний на ленинградском полигоне 1941 года в хорошем качестве найти не удалось, но архивные изображения из других источников помогают составить впечатление о тракторе. Высота его едва не достигала трех метров, а длина превышала восемь. Естественно, эта махина очень не любила поворачивать. Как отмечали инженеры-испытатели артиллерийского полигона, радиус разворота по 26-см снегу составлял 18 метров. И это направо. Когда дело дошло до левого поворота, то у Famo оборвало предохранительный палец натяжного приспособления правой гусеницы. Заменили за 22 минуты и продолжили опыты с левым поворотом. Радиус получился от 19 до 21 метра. Когда тракторы подцепили станок чехословацкой пушки, радиус разворота стал вообще непредсказуемым: от 22,5 до 32,25 метра. На снегу Famo было практически безразлично, куда и как были повернуты колеса, движение во основном шло по радиусу гусениц. В итоге все маневренные испытания немецкий трактор-тягач благополучно провалил. Поворачивать «немец» в артиллерийском парке с прицепами не мог категорически. После ночной зимней стоянки Famo практически полностью теряет способность маневрировать: ему необходимо предварительно покататься минут 10-15, пока не разогреется масло в дифференциальной коробке. Такая неуклюжесть трактора объясняется спецификой полугусеничной компоновки, усугубленной большим отношением длины опорной поверхности гусеницы к колее – 1,8. Вообще, колеса серьезно осложняли движение машины по распутице. На полигоне испытания соответствующие не проводили, но расчеты удельного давления на грунт не советовали владельцам гиганта соваться в грязь. Колеса давили на грунт с усилием 4 кг/см2, а гусеницы – 0,7-2,33 кг/см2 – у тягача на передке был своеобразный плуг в виде двух колес. При этом сцепление с дорогой у Famo всегда было недостаточным и при нагрузке на крюке около 3 тонн трактор начинал буксовать.




Будни немецко-фашистского тягача. Источник: worldwarphotos.info

Теперь немного о том, как оживлялся мотор Famo. Первый раз его запустили на полигоне 25 января, предварительно прогрев горячей водой и буксируя двумя тракторами «Коммунар». Просто заводиться немецкая 12-цилиндровая бензиновая штучка никак не желала. Продержав машину на морозе два дня, Famo решили запустить с помощью электростартера. Температура за бортом трактора была вполне безобидной – минус 14 градусов. Первоначально прогрели мотор горячей водой до 80 градусов, на что ушло 170 литров (или 11 ведер) при ёмкости системы охлаждения в 90 литров. Попытка завести мотор электростартером оказалась тщетной. У Famo в штатном комплекте был еще и инерционный стартер, усовершенствованный аналог привычного «кривого стартера». Четыре человека в течение трех минут раскручивали инерционную систему, но 12-цилиндровый мотор Maybach молчал. Три раза подряд! В итоге снова на помощь пришли тракторы, протащившие Famo с включенной передачей и зажиганием. На это потребовалось всего 20 метров. В оправдание немецкого трактора испытатели в отчете пишут, что во всех последующих случаях мотор надежно запускался с электростартера. Температура при этом опускалась в некоторые дни до минус 25 градусов. Но в итоге мотор, требующий дорогого высокооктанового бензина, испытатели все-таки отвергли из-за чрезмерно высокого расхода топлива. По шоссе зимой трактор мог пройти с прицепом не более 150 километров на одной заправке.

О высокой культуре производства и продуманности конструкции говорит высокая надежности машины. За две с половиной тысячи испытательных километров у Famo обнаружились лишь трещины в выхлопной трубе, лопнул трос спидометра и предохранительный палец натяжного устройства гусеницы. Это, напомним, в условиях российских морозов.




Схемы двойного дифференциала и лебедки. Они произвели впечатление на советских испытателей. Источник: Отчет артиллерийского научно-исследовательского опытного полигона Красной Армии. 1941 год

Большой интерес вызвали у отечественных исследователей торсионная подвеска и ходовая часть. Большие катки, расположенные в шахматном порядке, во-первых, щадили резиновую ошиновку, а, во-вторых, равномерно распределяли нагрузку на грунт. Необычное сопряжение траков гусеницы при помощи пальцев на игольчатых подшипниках очевидно уменьшало потери на вращение гусениц, но серьезно усложняло и удорожало конструкцию. Поэтому прямо в отчете инженеры-испытатели пишут, что перед постановкой в производство подобных решений необходимо провести тщательные испытания немецких гусениц. Знали бы они, что всего через полгода перед отечественным танкостроением будут стоять совсем другие задачи: оперативно эвакуировать производство вглубь страны и наладить массовое производство бронетехники с наименьшими затратами!..

Подводя итоги зимних испытания тяжелого немецкого Famo, советские испытатели не рекомендовали использовать его в качестве артиллерийского трактора. Несмотря на неплохую эргономику, надежность и отдельные продуманные узлы, артиллеристов не устроила неповоротливость, прожорливый карбюраторный мотор и недостаточное сцепление с грунтом.

На этом история с 18-тонным трактором Famo не закончилась. В марте 1941 года на столе заместителя наркома обороны маршала Григория Кулика появился доклад о результатах данного испытания. Автором был генерал-майор артиллерии Василий Хохлов. В материале он уже напрямую, хоть и заочно, сравнивает немецкий трактор с отечественным «Ворошиловцем». Справедливо указывает на гораздо более слабый мотор Famo, который, тем не менее, позволяет не отставать от мощного дизельного «Ворошиловца» на шоссе. Далее по цепочке Кулик пишет уже Ворошилову и докладывает об удручающем положении с быстроходными артиллерийскими тягачи в Красной армии. Камни летят в устаревшие на тот момент СТЗ-5 и СТ-2, а также в тяжелый «Ворошиловец». Конечно, Кулик напрямую не решился в письме Ворошилову ругать трактор, названный в честь маршала, но указал на его дизель В-2В. Артиллеристов не устраивал его ресурс в 100 моточасов, а блестящий в этом смысле карбюраторный Maybach еще больше огорчал военных. Кулик пишет Ворошилову в этой связи (особенности правописания сохранены):

«Испытания немецких полугусеничных артиллерийских тракторов особой доставки хотя и выявили недостаточную пригодность этих машин для эксплоатации в наших условиях, однако продуманность конструкции агрегатов и узлов этих машин, надежность и прочность их показали явную отсталость нашей техники специального тракторостроения».

В итоге Кулик просит Ворошилова обязать Наркомат среднего машиностроения разработать и изготовить сразу три трактора — для полковой, дивизионной и корпусной артиллерии. Неслабые такие требования, надо сказать. Но и это еще не все. Кулик настоятельно рекомендует Ворошилову поспособствовать разработке опытных образцов целого семейства быстроходных дизелей.

Меньше чем через четыре месяца начнется война, и выводы артиллеристов получат неоднозначное подтверждение на полях сражений. Устаревшие и не самые совершенные тракторы одержат верх над изящно выполненными полугусеничными конструкциями инженеров Третьего рейха. Не всегда полигонные испытания гарантируют объективность, особенно в военном деле.
Евгений Федоров

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

785

Похожие новости
02 октября 2020, 00:40
25 сентября 2020, 01:20
09 октября 2020, 01:40
09 октября 2020, 01:40
15 октября 2020, 23:00
09 октября 2020, 01:40

Новости партнеров