Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

«Вырвать у России ядерное жало»: кому ДРСМД нужнее

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что Россия привержена Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) в отличие от американской стороны.
По словам Пескова, Россия на разных уровнях доказывала, что Соединенные Штаты «размывают основы» договора. Речь идет об использовании ударных беспилотников, де-факто являющихся носителями средней и малой дальности, а также об установке антиракет, которые тоже могут применяться в таком качестве.
«Мы категорически не согласны с тем, что Россия нарушает ДРСМД. Россия была и остается приверженной положениям этого Договора. Мы считаем, что намерение выйти из этого документа, конечно, вызывает обеспокоенность, ибо подобные шаги, будь они предприняты в реальности, сделают мир более опасным», — сказал Песков.
Между тем, по большому счету, стратегическая цель Соединенных Штатов по отношению к ракетно-ядерному потенциалу Российской Федерации заключается только в одном — вырвать у России ядерное жало.
Этому подчиненны все внешнеполитические устремления Вашингтона, и другого предмета переговоров с Москвой, за исключением сокращения ядерных вооружений, в Белом доме просто не видят.
Эта политика на всех предыдущих этапах договорного процесса давала Соединенным Штатам неплохие результаты. В частности, начиная с 1987 года, момента подписания РСМД, Советский Союз и Российская Федерация в качестве его правопреемницы лишились нескольких крайне перспективных образцов вооружения и военной техники. Речь идет о подвижном грунтовом ракетном комплексе с твердотопливной двухступенчатой баллистической ракетой средней дальности «Пионер», оперативно-тактическом ракетном комплексе «Ока», боевом железнодорожном ракетном комплексе «Молодец».
Все эти системы отличались просто выдающимися тактико-техническими характеристиками, и их боевые возможности вызывали немалое беспокойство у Соединенных Штатов.
В годы правления Бориса Ельцина Россия чуть было не осталась без стратегической авиации и тяжелых многозарядных баллистических ракет. На этом фоне потери Соединенных Штатов выглядят просто минимальными.
Поэтому не стоит строить иллюзий, что переговоры с США по ограничению и сокращению любых видов ядерного оружия ведут к укреплению стабильности и безопасности в мире, укреплению взаимного доверия между двумя странами. Они имеют целью только одно — окончательно разоружить и добить Российскую Федерацию.
Тем не менее, возможный выход США из ДРСМД гипотетически может привести к тому, что позиционные районы американских ракет средней дальности появятся в Прибалтике и на Украине.
Ранее, до 1987 года, крылатые ракеты наземного базирования США BGM-109G «Грифон» дислоцировались на базах Гринэм Коммон и Мольсуорс (Великобритания), Вюшхайм (ФРГ), Комизо (Италия) и Флорен (Бельгия). Всего в Европе находилось 309 ракет этого типа. 108 баллистических ракет средней дальности «Першинг-2» были развернуты в ФРГ вблизи городов Швебиш-Гммюнд, Ной-Ульм и Вальдхейде-Неккарзульм.
Теперь подобные вооружения могут быть переброшены на несколько сот километров восточнее, практически к нынешним западным границам России.
Сейчас страшным сном выглядит развертывание ракетных дивизионов баллистических ракет средней дальности и тактических крыльев крылатых ракет наземного базирования вооруженных сил Соединенных Штатов в окрестностях, к примеру, Харькова, Чернигова и Мариуполя.
Между тем сегодня есть все основания полагать, что политических препятствий этому процессу со стороны современного украинского руководства чинить никто не будет.
Более того, можно не сомневаться, что в Киеве решение Вашингтона о развертывании ракет на восточных границах страны вызовет взрыв неподдельного энтузиазма. Бурю восторга вызовет размещение ракет на национальной территории и в Вильнюсе, Риге и Таллине.
В этом случае подлетное время баллистических ракет средней дальности до важнейших объектов российского государства и Вооруженных сил в европейской части страны составит всего лишь несколько десятков секунд. Высшие звенья управления России практически будут лишены времени на даже попытку обдумать решение об ответно-встречном ударе.
Помимо этого, весьма станет неэффективной вся система предупреждения о ракетном нападении на базе РЛС «Воронеж», в развертывании которой за последнее время было вложено немало средств и труда.
Не окажут существенной помощи в этом плане и космические аппараты Единой космической системы российской армии, выполняющие функции обнаружения стартов баллистических ракет вероятного противника, а также последующего выстраивания их траекторий и определения места падения боевых блоков.
На решение этих задач, а также на доведение информации до высшего военно-политического руководства страны времени практически не останется.
Помимо всего прочего, развертывание подразделений и частей ракет средней дальности вблизи западных границ Российской Федерации значительно увеличивает вероятность нанесения разоружающего удара только обычными средствами поражения, что очень хорошо ложится в концепцию так называемого Быстрого глобального удара, разрабатываемого в США.
То есть в случае выхода США из ДРСМД для России создается ситуация, гораздо худшая по своим возможным военно-политическим и чисто военным последствиям, нежели чем та, которую имел Советский Союза в середине 1980-х годов.
Помимо всего прочего, считается, что разрушение ДРСМД подведет мину под дальнейшие дебаты по стратегическим наступательным вооружениям и вряд ли в этой связи станет возможным подписание нового договора по СНВ после 2021 года. Однако на этот счет есть разные мнения. В частности, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что пока нельзя оценить, повлияют ли заявления американского президента Дональда Трампа о выходе из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) на договор СНВ-III.
Наконец, значительная часть российского и американского экспертного сообщества полагает, что после выхода США из ДРСМД начнется ничем и никем контролируемая гонка ядерных вооружений. Все это на первый взгляд выглядит действительно так, но ответы на некоторые вопросы можно сформулировать и несколько по-другому.
Значение многих договоренностей, достигнутых с США в сфере сокращения и контроля над вооружениями в предыдущие годы, явно и сильно преувеличивается.
В свое время считалось, к примеру, что Договор по ПРО 1972 года представляет собой чуть ли не краеугольный камень стратегической стабильности в мире и выход из него США приведет к просто катастрофическим последствиям. С июня 2002 года прошло уже более 16 лет. Армагеддон пока так и не наступил.
Можно не сомневаться, что к концу света не приведет и прекращение действия ДРСМД между Россией и США. Даже с развертыванием БРСД и крылатых ракет наземного базирования вблизи западных границ России Москва отнюдь не лишается в случае ракетно-ядерной войны возможности ответного (ответно-встречного) удара, который будет нанесен даже в случае полной парализации системы государственного и военного управления. Это сделает современный вариант системы «Периметр».
Так что в любом случае неприемлемый ущерб для Соединенных Штатов и их европейских союзников гарантирован.
Наступление ядерной зимы в любом случае станет неизбежным следствием обмена ракетно-ядерными ударами. И договор по РСМД на это никак не повлияет. По окончании ядерного конфликта температура окружающего воздуха без боевого применения ракет средней дальности составит минус 40 градусов, а с учетом БРСД — примерно 41.
То есть принципиальной разницы в результаты ракетно-ядерной войны баллистические ракеты средней дальности не внесут. И с ними, и без них все закончится катастрофой общепланетарного масштаба.
В связи с последними заявлениями Дональда Трампа вновь очень много говорится о возможных ответных действиях России. Для начала следует сказать, что никакой гонки ядерных вооружения со стороны Москвы, как в 1950-х и 1960-х годах не будет. Во-первых, для этого в настоящее время просто нет ресурсов, а во-вторых, и это самое главное, в этом нет ни малейшей необходимости.
Россия ощетиниваться новыми ракетными частоколами явно не будет.
Однако выход США из ДРСМД развяжет Москве руки над работами по совершенствованию ракетного комплекса 9К720 «Искандер-М» с крылатыми ракетами большой дальности, не исключен возврат к разработке легкой баллистической ракеты типа «Курьер» и дальнейшему улучшению ТТХ РС-26 «Рубеж». Кроме того, ДРСМД сильно ограничивал разработку ракет-мишеней для испытания перспективных систем ПРО. Ограничения Договора 1987 года создавали весьма серьезные препятствия по работе над этим классом ракет.
Что касается заявления Дональда Трампа о возможности подключения Китая к переговорам по РСМД, то, по всей видимости, американскому лидеру забыли напомнить, что ракетами подобного класса обладают еще Индия, Пакистан и Иран. И вряд ли Пекин заинтересует дебаты по РСМД. Во-первых, основа ядерного потенциала Поднебесной — ракеты средней дальности. Кроме того, Китай никогда не откажется от противокорабельных баллистических ракет типа DF-21D с дальностью стрельбы до 1450 км.
В случае гипотетического конфликта между Китаем и США из-за ракет DF-21D американские авианосные ударные группы не смогут без риска приблизиться к китайскому берегу менее чем на 1400-1500 км, из-за чего их авиация потеряет возможность эффективных ударов по береговым объектам и удаленным районам китайской суши. Китайская промышленность работает над развитием проекта DF-21. Дальность стрельбы этой ракет, по разным данным, достигнет 3-5 тыс. км. Так запросто от своего перспективного оружия Китай не откажется никогда.
Что касается нового договора по РСМД, то его участниками должны стать все страны, которые обладают (потенциально могут обладать) оружием подобного класса — США, РФ, Иран, Пакистан, Индия и Китай. Вряд ли это возможно в ближайшей перспективе ввиду разнонаправленности политических интересов сторон. Можно разве что приступить к консультациям и обозначить позиции государств-обладателей РСМД.
Биография автора:
Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Подпишитесь на нас Вконтакте

280

Похожие новости
15 ноября 2018, 13:40
14 ноября 2018, 15:20
15 ноября 2018, 10:40
15 ноября 2018, 07:40
15 ноября 2018, 10:40
14 ноября 2018, 12:40

Новости партнеров