Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
21 января 2020, 22:00
21 января 2020, 19:20
21 января 2020, 22:20
22 января 2020, 01:20
22 января 2020, 01:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Пугают друг друга»: как США и Иран воюют за Багдад

Убийство американцами в Ираке иранского генерала Касема Сулеймани не только вызвало угрозу войны между Ираном и США, но и создало напряжение в отношениях Вашингтона с Багдадом. С обеих сторон ежедневно поступает противоречивая информация о выводе американских войск из страны, на чем настаивает Тегаран.

Как суверенитет Ирака стал ошибкой США

5 января, спустя два дня после убийства генерала в Багдаде, парламент Ирака принял резолюцию с призывом к выводу иностранных войск из страны. Парламент также поддержал запрет на перемещение иностранных сил по территории Ирака. Багдад уверен: инцидент стал серьезным покушением со стороны США на суверенитет страны.
«Несмотря на те внешние и внутренние трудности, с которыми мы можем столкнуться, этот вариант принципиально лучше для Ирака…
Это поможет переформатировать отношения с США и другими государствами, поддерживать дружественные отношения на основе уважения суверенитета, невмешательства во внутренние дела», — заявил исполняющий обязанности премьер-министра Ирака Абдель Махди.
Вскоре СМИ опубликовали служебное письмо главы Оперативной группы вооруженных сил США в Ираке, бригадного генерала Уильяма Сили иракскому Объединенному оперативному командованию. В нем сообщается, что американские войска будут перемещены, чтобы «подготовиться к дальнейшему движению» в знак уважения суверенитета Багдада.
Информацию о готовящемся выводе войск, однако, тут же опроверг министр обороны США Марк Эспер, заявив, что письмо — всего лишь черновик с неудачными речевыми оборотами. Начальник комитета объединенных штабов США Марк Милли назвал документ ошибкой.
Более красноречивая реакция последовала от президента США Дональда Трампа — если вывод войск будет проходить в не очень дружелюбной обстановке, то Вашингтон введет против иракской стороны «такие санкции, которых они никогда прежде не видели», заявил он.
«По сравнению с этим иранские санкции покажутся чем-то скучным», — добавил американский лидер.
Он также заявил, что американские войска не покинут территорию Ирака, пока Багдад не заплатит Вашингтону за построенную авиабазу.
«У нас там очень дорогая авиабаза. Ее строительство обошлось в миллиарды долларов <...> Мы не уйдем, пока они не заплатят нам за это», — подчеркнул глава Белого дома.
Накануне и. о. премьер-министра Ирака Адель Абд аль-Махди потребовал от госсекретаря США Майка Помпео прислать представителей для разработки механизмов вывода иностранных войск с территории Ирака. Госдепартамент в ответ заявил, что, если и пришлет делегацию в Багдад, то только для обсуждения других вопросов, например, чтобы обсудить, как разместить свои войска.
«На данный момент любая делегация, которую пошлют в Ирак, будет занята обсуждением того, как обновить наше стратегическое партнерство — не обсуждением вывода войск, а того, как правильно и подходящим образом разместить наши силы на Ближнем Востоке, — говорится в заявлении Госдепа. — Тем не менее, нужно провести переговоры между властями США и Ирака не только о безопасности, но и о финансовом, экономическом и дипломатическом партнерстве».
Госсекретарь США Майк Помпео сообщил, что Вашингтон готов продолжать диалог с Багдадом по поводу надлежащей структуры военного присутствия США в Ираке.
Как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» независимый эксперт по Ближнему Востоку Дмитрий​ Фроловский, для Вашингтона вывод войск — крайне нежелательный вариант развития событий.
«С формальной точки зрения США должны подчиниться решению людей Ирака и вывести войска. С другой стороны, естественно, США понимают, что, если они выводят войска из Ирака, они теряют тот стратегический плацдарм для работы в Сирии, для работы в Иране, ну и вообще фактически теряют возможность влияния на регион. С формальной точки зрения, они должны подчиниться, со стратегической точки зрения, с точки зрения геополитики для них это крайне не выгодно», — отмечает эксперт.
В Ираке сейчас расквартированы 5 тысяч американских военных, в основном выполняющих роль советников. Силы США находятся в Ираке с 2003 года, когда Вашингтон вторгся в страну и сверг Саддама Хусейна. Формально сейчас военные размещены там с целью урегулирования внутренних конфликтов.
При этом, по мнению Фроловского, США вполне могут в данном случае поступить так, как считают нужным.
«Выглядит это все довольно странно, американцы же построили демократию в Ираке, и сейчас они не соблюдают волю народа, — подчеркивает эксперт. — Могут ли американцы отказаться выводить войска? Вполне. И мне кажется, учитывая, насколько Трамп как президент США соблюдает существующие рамки и нормы, нарушить вот это законодательство он вполне может, и американцы вполне могут остаться в Ираке даже вопреки какой-то резолюции внутри иракского парламента.
Одновременно США могут оказывать давление на Ирак, как экономическое, так и политическое. При этом всем понятно, что в Ираке американцы очень непопулярны».
При этом потенциальный вывод войск из Ирака вызывает обеспокоенность у Европы, которая уверена, что, если военные США покинут страну, то свои позиции может усилить террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ).
Канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон и премьер-министр Великобритании Борис Джонсон 6 января выступили с совместным заявлением, в котором призвали Багдад обеспечить необходимую поддержку возглавляемой США антитеррористической коалиции.

Yankee go home

Хотя долгосрочные последствия смерти Сулеймани остаются труднопрогнозируемыми, ясно одно — влияние Ирана на Ирак огромно. При этом, как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, на данном этапе ни США, ни Ирак не перешли к серьезным действиям.
«Они пока обмениваются вербальными сотрясениями воздуха. Вывод войск — это чрезвычайно длительная процедура. То, что она анонсирована, еще ничего не говорит. То же самое и санкции — пока не введены. Ну, друга друга пугают, — отмечает эксперт.
— Ираку негде брать то, что он берет из Ирана. И это Трамп прекрасно знает, ему давно объяснили. Хочет этого президент Трамп или не хочет, Ирак разорвать отношения с Ираном не может».
Серьезным рычагом влияния, например, является электроэнергия.
В 1991 году, после американской военной операции «Буря в пустыне», система электроснабжения в Багдаде серьезно пострадала. Энергетическая отрасль была разрушена еще больше в 1996 году в результате ракетного удара, который нанес Вашингтон по Ираку. Тогда были выведены из строя или пострадали многие электростанции. Негативно на отрасль повлияли и международные экономические санкции, введенные после захвата Ираком соседнего Кувейта в 1990 году. Ситуация привела к кражам кабелей и электропроводов. Подача электроэнергии прекращалась на некоторое время. В мае 2018 года некоторые районы Багдада получали электричество всего три часа в день. Продолжающийся дефицит электроэнергии вызвал массовые антиправительственные протесты, которые продолжались до 2019 года.
За помощью иракское правительство обратилось к Ирану.
В 2017 году иракские чиновники подписали долгосрочный контракт на поставку природного газа с иранцами. На долю Ирана в настоящее время приходится от 30% до 40% электроэнергии, потребляемой в Ираке.
США же действительно понимают, насколько Багдад нуждается в соседе. Показательным стал, например, тот факт, что Вашингтон, объявив о выходе из ядерной сделки и пообещав вводить санкции в отношении всех, кто продолжит сотрудничество с Ираном, не раз делал исключение для Багдада. Администрация США позволяла Ираку продолжать закупки энергоносителей из Ирана в обход своих санкций. В прошлом году и. о. премьера Ирака Адиль Абдул-Махди категорически заявил, что «Ирак не будет частью режима санкций против Ирана».
При этом, как сообщает The Hill, за несколько месяцев до убийства Сулеймани администрация Трампа оказывала давление на Багдад, чтобы он прекратил покупать газ и электроэнергию у своего соседа. Эти усилия встретили сильное сопротивление со стороны иракских чиновников, которые понимают, что любое сокращение поставок может вызвать новые антиправительственные протесты.
Несмотря на историю взаимоотношений Ирана и Ирака, их сотрудничество в области электроэнергии на сегодняшний день является одним из важнейших факторов. Зависимость Багдада также стала очередным свидетельством авторитета Ирана в регионе.
Как отмечает Дмитрий Фроловский, Тегеран достаточно умело использует свое влияние, при этом не только посредством рычагов давления.
«Во-первых, Иран очень умело вводит своих агентов влияния внутри структуры Ирака. У них есть очень эффективная работа на уровне партий, они очень хорошо работают на уровне идеологии.
Поэтому да, у них сохраняется влияние, но в данном конкретном случае, мне кажется, подействовал тот фактор, что отношение к американцам в Ираке очень негативное, и оно таким сохранится скорее всего, — считает эксперт, отмечая, что и Тегеран продолжит оказывать свое давление на Багдад в этой ситуации. — Та часть Ирака, которая принимает решения, она так или иначе контролируется или находится под большим влиянием со стороны Ирана. И, соответственно, Ирану выгодно, чтобы США покинули Ирак. Да, однозначно давление [со стороны Тегерана] будет оказываться».
Оба эксперта обращают внимание на раскол внутри Ирака между религиозными и национальными группами, которые придерживаются разных позиций по большинству ключевых политических вопросов. При этом, по мнению Евгения Сатановского, по вопросу взаимоотношений с Ираном и США иракские шииты и сунниты расходятся. Однако Дмитрий Фроловский уверен, что антиамериканизм стал как раз объединяющей большинство иракцев темой. Как считает эксперт, Багдад будет и дальше настаивать на выводе войск США.
Хотя усилия США, направленные на то, чтобы играть ведущую роль в пост-саддамском государственном строе, в основном лежат в руинах, Вашингтон все еще вовлечен в борьбу с Тегераном за влияние. При этом, указывает Дмитрий Фроловский, об ослаблении позиций США во всем Ближневосточном регионе говорить все же не приходится.
«У США ослабления в регионе не будет однозначно, потому что, если мы посмотрим на карту, у США в регионе дислоцированы более 50 тыс. человек. С точки зрения военного присутствия США остаются довольно сильными. Одновременно мы понимаем, что у США технологическое преимущество, то есть преимущество во всем — hard power — с любой другой державой, в том числе и Россией. У Вашингтона оно безоговорочно, — отмечает Фроловский. — Нет никакой страны, которая могла бы компенсировать его влияние. И одновременно нужно понимать, что США так или иначе гегемон, они были и есть на Ближнем востоке. Более того, противостояние с Ираном может вызвать виток того, что США будут наращивать свое военное присутствие».

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

125

Похожие новости
21 января 2020, 14:00
19 января 2020, 12:20
20 января 2020, 21:40
20 января 2020, 13:20
21 января 2020, 11:20
21 января 2020, 11:20

Новости партнеров