Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Полная изоляция»: почему Москве не стоит лезть в Иран

Депутат Госдумы, лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский после убийства иранского генерала Касема Сулеймани посоветовал Исламской республике задуматься о размещении на своей территории российской базы, чтобы избежать повторения «ливийского сценария».
«Зачем убили иранского генерала Сулеймани? Чтобы посеять вражду между шиитами Ирака и Ирана, а также подготовить международное общественное мнение к дальнейшим ударам по Ирану, поскольку план по расчленению этой страны готов вот уже 10 лет и последовательно исполняется», — написал Жириновский в своем Telegram-канале.
И, хотя с оперативно-стратегической и военно-технической точки зрения такой сценарий может быть интересен для России, политический аспект делает подобную перспективу весьма туманной.
Для России, несомненно, заманчивым являлся бы вариант развертывания, к примеру, в окрестностях Сирика и Кахстака (населенные пункты на территории Ирана на побережье Ормузского пролива) пары бригад современных береговых противокорабельных ракетных комплексов — типа «Бастион» и Бал» — с ракетами, укомплектованными специальными боеприпасами, с дальностью стрельбы в 300 км. Это позволило бы взять под полный контроль судоходство в этой проливной зоне.
Там же можно было бы разместить одну-две артиллерийские бригады большой мощности, развернуть на территории Ирана не менее двух бригад оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М» и перебросить на юг Исламской республики две-три мотострелковые (танковые) бригады.
Выгодно для РФ было бы и договориться с Тегераном об аренде военно-морской базы «Бендер-Аббас», где дислоцировать соединение современных атомных ударных подводных лодок, соединение ракетных катеров, бригаду охраны водного района, и минные заградители ВМФ РФ в готовности завалить Ормузский залив самыми новыми и перспективными противокорабельными минами, чтобы при необходимости полностью парализовать судоходство как в проливе, так и в Персидском заливе в целом.
Наконец, можно было бы передислоцировать на территорию Ирана несколько полков Воздушно-космических сил, укомплектованных самолетами Су-30СМ, Су-35 и Су-34. Подготовить инфраструктуру для возможного приема дальних и стратегических бомбардировщиков.
Однако официальный Тегеран пока еще никак не прокомментировал подобные предложения. В связи с этим следует, наверное, напомнить, что в свое время до ума так и не была доведена идея о дислокации части российских дальних бомбардировщиков на одном из иранских аэродромов во время активной части операции в Сирии.
Теперь о политической стороне этого вопроса.
С одной стороны, размещение российских военных объектов на национальной территории этой страны будет гарантией национальной безопасности Исламской республики. Нападение на Иран третьей стороны в этом случае будет означать ракетно-ядерную войну с Россией.
Вместе с тем согласие Тегерана на размещение российских военных баз на национальной территории будет определенным ограничением суверенитета этой страны. Кроме того, политическим кругам Ирана придется существенно пересматривать свою политику в отношении Израиля. Конфликт с этой страной в планы России отнюдь не входит.
Наконец, политическое руководство Ирана должно решительно, в самой категоричной форме отмежеваться от идей и планов по созданию собственного ядерного оружия.
Пойдет ли на это официальный Тегеран? В сложившейся военно-политической обстановке подобные шаги руководства Исламской республики выглядят чрезвычайно маловероятными.
А если все-таки предположить, что согласие по размещению российских военных объектов на территории Ирана достигнуто, то крайне проблематичным представляется вопрос, а кто же за все это будет платить? А это весьма и весьма немалые суммы, сравнимые со стоимостью Крымского моста (причем выплачивать придется не единовременно, а каждый год). Российский военный бюджет между тем далеко не безразмерный, свободного современного и перспективного вооружения в российской армии нет, и в вооруженных силах РФ достаточно и безотлагательных внутренних проблем.
Кроме того, у Вооруженных сил России весьма немного возможностей, чтобы содержать многочисленный воинский контингент на удаленных театрах военных действий. Даже Сирия показал, что военно-транспортная авиация и вспомогательный флот работают уже практически на пределе, обеспечивая функционирование российской группировки в Сирии.
Тем не менее, идея о размещении российских баз в Иране многими в нашей стране принята если не с восторгом, то с явным одобрением. Надо прямо сказать, что подобные настроения достаточно сильны в самых широких слоях российского общества. Высказываются даже и такие точки зрения, что, уж если Россию на коллективном Западе хотят окончательно перевести в разряд стран-изгоев, то якобы надо в полном объеме соответствовать новому имиджу.
Однако состояние отечественной экономики и Вооруженных сил еще весьма и весьма далеко от подобного рода инициатив и проявлений квасного мегапатриотизма. К слову говоря, какой-либо реакции Кремля на подобные инициативы представителей законодательной власти о базах в Иране пока также не зафиксировано.
Если представить, что Россия разместит какие-либо военные объекты в Исламской республике, то
реализация подобных идей может означать на практике полный и окончательный разрыв с США и Европейским союзом, привести к тому, что от Калининграда до Южно-Сахалинска опустится настоящий железный занавес, прочность которого будет куда крепче, нежели в его предыдущей версии.
Полная изоляция России в этом случае может значительно превосходить аналогичную северокорейскую. Надо полагать, что вряд ли руководство страны устраивает подобный сценарий. Поэтому предложение о военных базах в Иране следует считать на этом этапе не более чем очень оторванными от реальной жизни гипотезами.
Михаил Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru».
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Биография автора:
Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

361

Похожие новости
13 июля 2020, 22:20
13 июля 2020, 21:20
15 июля 2020, 18:00
17 июля 2020, 11:40
15 июля 2020, 23:40
08 июля 2020, 17:00

Новости партнеров