Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

«Новыми санкциями нас не напугать»

Развитию ПВО в России уделяется особое внимание еще с советских времен — сказывается превосходство потенциальных противников в авиации. Поэтому, не преувеличивая, можно назвать отечественные ЗРС одними из самых совершенных в мире — заключившие в этом году договоры на поставку С-400 Турция и Саудовская Аравия согласятся. О дальнейшем развитии этой отрасли «Газета.Ru» поговорила с генеральным конструктором Концерна ВКО «Алмаз — Антей» Павлом Созиновым.
— Павел Алексеевич, как скажутся очередные американские санкции на работе Концерна ВКО?
— В основном санкции касались — и будут касаться — ограничений по поставке зарубежных комплектующих, некоторых видов специального оборудования и измерительных приборов. Эта номенклатура относится к обеспечению разработки техники нового поколения, в некоторых случаях и серийного производства. Нам понятны слабые места в отечественной электронной промышленности, по которым пытаются ударить американцы.
С моей точки зрения, ничего сверхъестественного, что могло бы кардинально ухудшить возможности нашего серийного производства и разработки новой техники, здесь нет. Мы не собираемся использовать уникальные элементы, которые сегодня разрабатываются за рубежом либо уже производятся с применением совершенно новых технологий, потому что это чревато для нас последствиями даже без санкций. Нам нельзя быть зависимыми от каких-то уникальных элементов, которые, вполне возможно, на сегодняшний день являются наилучшими с точки зрения достижений зарубежной электронной промышленности, но не являются для нас устойчивой платформой.
В связи с этим можно выделить несколько направлений, по которым Концерну необходимо вести самостоятельную работу — и такая работа ведется.
Первое — это развитие своей научно-технической школы по созданию кластеров проектирования сверхвысокочастотных микросхем, в том числе бескорпусных элементов, которые позволили бы создавать твердотельные передатчики и приемники, активные фазированные решетки, ряд других наукоемких элементов, необходимых для создания перспективной техники — навигационной, зенитных управляемых ракет, бортовой авионики и так далее. То есть
мы должны сами научиться проектировать элементную базу.
А вот ее изготовление может быть организовано по-разному. В Российской Федерации есть серьезная программа развития электронной промышленности, и ряд технологических линеек, связанных с этим направлением, у нас развивается. Если вести речь о материалах, из которых можно создавать ту или иную технику, — это, например, кремниево-германиевые, галлиевые линейки и так далее.
Вторая линия — это наши проекты микросхем и их изготовление на тех фабриках, где технологии позволяют создавать современную элементную базу по нашим проектам. То есть мы проектируем и отдаем в производство свой дизайн-проект.
Есть и третье направление. По мере наших финансовых возможностей стараемся развивать и собственное, внутри Концерна ВКО, производство новой элементной базы, которая является наиболее востребованной и уникальной с точки зрения технических решений, необходимых нам в обозримой перспективе. Для этого требуется в том числе создание и нового оборудования, и технологических линеек. Каждая крупная корпорация в этом плане страхует себя от разного рода случайностей, используя не только мировой опыт и мировые достижения в области элементной базы, но и собственные наработки, позволяющие в оперативном режиме решать определенные группы задач.
Что касается специальных материалов, то принципиальных ограничений для нас сегодня нет. Нас полностью удовлетворяет отечественная промышленность. Конструктивные материалы мы частично производим сами, — в первую очередь композиты, и не только.
Если говорить о программном обеспечении, есть определенные ограничения и сложности. Но на сегодняшний день мы не используем специальные виды зарубежного программного обеспечения, наоборот — создаем целый ряд своих систем автоматизированного проектирования, в частности, локационных средств и комплексов, ряда других систем.
Очевидно, что новыми санкциями нас не напугать.
Естественно, определенные трудности Концерн испытывает — нельзя сказать, что мы полностью защищены от санкционного влияния. В определенных случаях приходится перераспределять финансовые, технические, научные и людские ресурсы для того, чтобы минимизировать последствия введения новых санкций.
Есть и другая часть санкций, которая до сих пор оставалась за скобками. Это ограничения, связанные с возможностью продажи нашей техники за рубеж и обеспечения ее эксплуатации. Подобные попытки постоянно делаются со стороны не только Соединенных Штатов — ряда европейских стран. Но это не столько дань политической моде, сколько попытки недобросовестной конкуренции в рамках постоянной и жесткой борьбы в той среде, где мы работаем.
— Что можно сказать о перспективной зенитной ракетной системе С-500? Какие можно назвать сроки?
— Зенитная ракетная система С-500 — это не просто повторение систем предыдущих поколений в очередной технической и технологической редакции. ЗРС С-500 классифицируется как система 5-го поколения, и она будет решать в том числе и задачи противоракетной обороны. Мы стремимся существенно превзойти по многим характеристикам те достижения, которые реализованы американцами в мобильном противоракетном комплексе THAAD. Другая задача «пятисотки» — дальнейшее увеличение возможностей в сфере противовоздушной обороны. По сравнению с С-400 новая система будет совершенно другой конструктивно и технически, будет иметь новые локационные и вычислительные средства, новые зенитные управляемые ракеты.
Еще один важный момент — и это мировой тренд — базовые режимы работы в ЗРС С-500 будут автоматическими.
То есть вмешательство человека-оператора в ходе боевой работы предполагается, но основной режим всех средств С-500 по отдельности, да и самой системы в целом, является автоматическим. Только в этом случае можно достичь требуемого результата при отражении удара современных средств воздушно-космического нападения, — тем более в условиях массированных налетов и в сложных условиях помеховой обстановки.
Не менее важна технологическая поддержка. С-500 — это большая научная и производственно-технологическая программа, а не просто проектирование системы из готовых элементов. Понятно, что для достижения уникальных в классе мобильных средств ПВО/ПРО характеристик необходима передовая технологическая платформа. У нас она есть.
— Как идут испытания С-500?
— Процесс не обходится без объективных сложностей: большую часть испытаний систем предыдущего поколения в этом классе мы проводили с использованием полигонов, ныне находящихся на территориях сопредельных государств, и неудобства, которые при этом возникали, никуда не делись и сегодня.
— Хорошего полигона на территории Российской Федерации для испытаний систем противоракетной обороны у нас пока нет?
— Наши действующие полигоны имеют целый ряд ограничений, связанных с возможностями испытаний систем ПВО дальнего действия и противоракетной обороны. Сегодня мы занимаемся и развитием полигонной базы в других регионах страны, но это далеко не быстрый и весьма затратный путь.
Не могу не обратить внимание на необходимость параллельной подготовки инженерно-технических кадров, — как собственно военных, так и для промышленности, — ведь появление нового поколения зенитных ракетных систем предполагает подготовку производства, обеспечение эксплуатации и ремонта. Поэтому необходимо заранее готовить кадры, чтобы избежать в последующем провалов при эксплуатации этой техники в войсках.
Хотя тот период, когда инженерно-технический состав зенитных ракетных частей и подразделений, оснащенных ЗРК С-75, 125, 200, должен был обладать навыками ремонта этих систем, давно прошел. На сегодняшний день в случае отказа все сводится к замене типовых элементов системы. Тем не менее, специалист должен уметь правильно классифицировать неисправность в случае ее возникновения. Кроме того, требуется дополнительное обучение личного состава (водителей большегрузного транспорта, многоосных тягачей), решение задач автономного электропитания и так далее.
— Какие-нибудь сроки, связанные с ЗРС С-500, можно назвать?
— Что касается сроков поставок системы С-500 — в ближайшей перспективе мы должны подготовить и запустить серийное производство. Это является наиболее сложным. Часть задач мы уже решили в рамках строительства новых заводов: новые сборочные производства, механообработка. Теперь завершаем работу по технологическим линейкам для производства аппаратуры новой ЗРС.
— Что можно сказать о системе стратегической ПРО А-235 «Нудоль»?
— Формально такой аббревиатуры, как А-235, нет. Пока могу сказать только одно — мы работаем над решением задачи расширения возможностей работы противоракетной обороны по нестратегическим средствам.
— Как сейчас обстоит дело с ЗРС С-350 «Витязь»?
— По всем базовым характеристикам «Витязь» существенно лучше, чем соответствующий проект НАТО.
Во-первых, в многофункциональном радиолокаторе ЗРС С-350 реализован режим как секторной, так и круговой работы. Это позволило нам принципиально решить задачу построения круговой зоны одновременного обстрела цели при использовании зенитных управляемых ракет с активными головками самонаведения.
Второй момент заключается в том, что в «Витязе» стрельбовый радиолокатор сделали необслуживаемым: там нет боевого расчета как такового. То есть локатор — полностью автоматический, с решением задач обнаружения, захвата целей на сопровождение, пуска ракет и с выдачей соответствующей информации на отдельно находящийся пункт боевого управления, где есть боевой расчет. Этот боевой расчет выполняет в основном функции контроля и принимает решение на обстрел цели.
Таким образом мы минимизировали возможность поражения обслуживающего персонала. Расчет находится на достаточно приличном удалении от локационных средств. Локаторов же, решающих задачи в сложной помеховой обстановке, на пункт управления может замыкаться несколько, что тоже повышает и устойчивость, и помехозащищенность противовоздушной обороны.
И третий момент.
В «Витязе» по отношению к системам предыдущих поколений значительно выросло количество одновременно сопровождаемых целей.
Это позволило нам существенно повысить огневую производительность, что очень важно для отражения массированных ударов крылатых ракет, других авиационных средств поражения, высокоточного оружия. В том числе тяжелых беспилотников.
Ну и четвертое: эксплуатационные характеристики. Они существенно отличаются в сторону повышения надежности, ремонтопригодности, минимизации обслуживающего персонала для решения задач поиска неисправностей или замены каких-то элементов в случае возникновения таковых непосредственно в войсках, при эксплуатации.
— Сегодня возникла такая проблема — беспилотные летательные аппараты могут быть копеечными по своей стоимости, принести много вреда, а для их уничтожения приходится применять зенитные управляемые ракеты ценой в сотни тысяч долларов. Американцы предполагают уничтожать малоразмерные БЛА лазерным оружием и настойчиво ведут разработки в этом направлении. Как будем бороться с БЛА мы?
— Что самолет, что тяжелый беспилотник, — в принципе, особой разницы нет. А вот множество легких беспилотников — это уже совсем другое дело. В подобных случаях, с одной стороны, необходимо разбираться с большим количеством воздушных объектов, а с другой — тратить дорогостоящие зенитные ракеты на уничтожение сравнительно дешевых средств, коими являются мини- и микро- беспилотники. Делать этого, конечно, не хочется. Поэтому мы ищем новые способы, как воздействовать на малые летательные аппараты подобного рода.
На сегодняшний день оптимальным способом противодействия таким объектам, с нашей точки зрения, является применение истребителей-беспилотников с использованием в них в качестве оружия даже не мини-ракет и пушек, а обычных многозарядных дробовиков.
На сегодняшний день мы опробовали подобное техническое решение для двух планеров. Достигнуты очень неплохие результаты и по поражению БЛА, и по устойчивости аппаратов, которые спроектированы под решение этой задачи. Не исключаю, что в ближайшей перспективе мы предложим военным подумать над войсковой эксплуатацией нашей разработки. Это касается и войсковой противовоздушной обороны, и ряда других структур Сухопутных войск, где части и подразделения непосредственно соприкасаются с подобного рода аппаратами.
Помимо этого, для нашей противовоздушной обороны есть еще одно решение: применение малых или сверхмалых ракет. Такие изделия существенно дешевле, чем, например, ракета, которая сегодня используется в ПЗРК «Игла».
В отдельных случаях с беспилотниками можно бороться с помощью РЭБ. В частности, воздействовать на каналы радиоуправления и радионавигации. Тем не менее, использование аппаратуры РЭБ не гарантирует 100% подавления БЛА. Поэтому приходится решать задачу комплексно, с привлечением всех средств поражения БЛА.
— Что можно сказать о развитии производственной базы Концерна, что в этом плане делается?
— Сегодня на базе новых предприятий в Нижнем Новгороде и в Кирове мы пытаемся освоить не только производство отдельных элементов, но и обеспечить запуск в серию функционально законченных изделий. То есть частично переносим производственную программу на эти заводы. Это делается постепенно, чтобы не сорвать сроки исполнения обязательств по гособоронзаказу. Наконец, людям просто надо дать год-полтора на освоение производства, подготовку обслуживающего персонала. Я имею в виду, в первую очередь, заводских технологов, инженерно-технический состав и производственный состав.
Параллельно Концерн провел модернизацию практически всех основных заводов, обеспечивающих серийное производство зенитной ракетной техники.
Одним из ключевых кластеров, который создан за последнее время, является Северо-Западный центр, где сконцентрированы новейшие производственные мощности.
Плюс за последние два-три года мы создали фактически новую, уникальную по технологическому уровню производственную линию в Ульяновске — это СВЧ и производство микроэлектроники.
Сегодня Концерн моделирует огромное количество технических решений, из которых потом выбираются лучшие. Не на уровне теории, не на уровне каких-то экспертных заключений сторонних организации, а на уровне собственных инженерных кейсов.
Мы осваиваем и производство целого ряда не совсем традиционных для нас устройств. В настоящее время большое количество оборонных предприятий занимаются беспилотными летательными аппаратами. И нас жизнь к этому тоже подталкивает. Сегодня мы достаточно неплохо себя чувствуем в этой сфере.

Подпишитесь на нас Вконтакте

504

Похожие новости
14 декабря 2017, 15:40
14 декабря 2017, 07:40
14 декабря 2017, 15:40
14 декабря 2017, 15:40
13 декабря 2017, 08:00
13 декабря 2017, 11:00

Новости партнеров