Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Кузница радикальных исламистов

Большинство уйгуров исповедуют ислам суннитского толка с XIV века. Фото Pixabay
Среди боевиков, воевавших против наших военнослужащих в Сирии, были тысячи уроженцев Китая – уйгуров, покинувших историческую родину ради сомнительного удовольствия жить по шариатским законам в интерпретации радикальных исламистов. Недобитые остатки этих и им подобных отщепенцев сегодня находят поддержку Америки, ослепленной желанием создать побольше проблем стратегическим противникам – Китаю и России.
Бывший хозяин Белого дома проводил политику поощрения уйгуров-сепаратистов ради создания дополнительного рычага воздействия на Пекин. Байдену досталось тяжелое наследство во внешней политике: сторонники Трампа ушли со своих постов, оставив после себя «выжженное поле». А напоследок еще и поставили «закладки», препятствующие попыткам остудить перегретые отношения с крупнейшим торговым партнером США.
За день до ухода с должности госсекретаря Майкл Помпео передал в практическую проработку юридическими структурами США материалы, якобы подтверждающие преступления против человечности, совершенные китайским руководством в отношении коренного населения Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР).
«После тщательного изучения доступных фактов я пришел к выводу, что по крайней мере с марта 2017 года Китайская Народная Республика (КНР) под руководством и контролем Коммунистической партии Китая (КПК) совершала преступления против человечности в отношении преимущественно мусульманских уйгуров и других представителей этнических и религиозных меньшинств в Синьцзяне», – пояснил он в комментарии Госдепа от 19 января.
Старое оружие
Практически сразу же – с февраля – правительственные структуры США ввели строгие ограничения на товарообмен с СУАР, а также наложили экономические санкции и визовые запреты на официальных деятелей района.
Это очередная проделка противников нормализации отношений США и Китая. Это дополнительная мина к уже и так обильно нашпигованному «минному полю» на пути к согласию сверхдержав. Она устроена так, чтобы новая администрация Белого дома не смогла «одним махом» отменить решения, принятые ее предшественниками. Тем самым максимально удлиняется период охлаждения в отношениях Восток – Запад.
Что же касается пресловутой «уйгурской темы», то главную мину заложил сам Трамп, подписав 17 июня прошлого года «Акт по политике в области прав человека для уйгурского населения» (Uyghur Human Rights Policy Act of 2020). Документ пробрел силу закона для официальных лиц, ответственных за «дискриминацию уйгуров и других исламских миноритарных групп в Синьцзяне».
Пока в списке шесть человек, но его обещают расширить. Также названы полсотни государственных и коммерческих структур, якобы способствовавших дискриминации и использующих рабский труд коренного населения СУАР.
В январе нынешнего года, в дополнение к ранее принятому запрету на импорт продуктов, произведенных такими организациями и компаниями, США ввели полный отказ от ввоза хлопка и томатов из СУАР. Между тем шестая часть всех мировых поставок хлопка идет из Синьцзяна, и заменить его, особенно в сегменте повышенного качества, не представляется возможным.
Второй мощной миной, заложенной под фундамент отношений США с КНР, стало исключение 5 ноября 2020 года «Исламского движения Восточного Туркестана» из террористического списка. Со следующим объяснением: «На протяжении более чем десятилетия нет никаких убедительных свидетельств его существования».
Между тем китайские власти считают ИДВТ «сепаратистской и террористической группой, связанной с международными террористическими организациями». Именно так с 2002 по 2019 год к ней относились и в Вашингтоне. Причем американские военные неоднократно наносили бомбовые удары по боевым отрядам сторонников ИДВТ в Афганистане.
Декларируемая цель ИДВТ – создание на территории СУАР независимого государства, построенного на законах шариата, и обращение всего населения в ислам. Исключение этой организации из черных списков явно имело политическую подоплеку. Дело в том, что ее сторонники никуда не исчезли, а просто «сменили вывеску». В 2004 году образована «Туркестанская исламская партия» похожей направленности.
Существуют и другие «политические» организации, как, например, «Всемирный уйгурский конгресс» (World Uyghur Congress), пользующийся поддержкой спецслужб США. Уйгурская тема удобна тем на Западе, кто желает расширить перечень инструментов нажима на Пекин по линии «демократии» и «прав человека».
Между тем на практике речь идет об ином. А именно о поддержке сепаратистов исламистского толка в стратегическом районе – на перекрестке дорог некогда существовавшего Великого шелкового пути и его современного аналога, который стремится построить Китай в рамках инициативы «Один пояс – один путь».
Стратегический регион
Географическое расположение СУАР определяет его важную роль. Здесь сходились Китай, Индия и Россия, невдалеке была и Персия. Ныне здесь проходит государственная граница Китая протяженностью 5600 км. Большей частью – с Монголией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Пакистаном. Имеются небольшие участки границы с Россией (45 км), Афганистаном и Индией.
Все это объясняет повышенное внимание Пекина к теме развития района. Сюда направляются громадные инвестиции, идет реализация крупных инфраструктурных проектов, призванных кардинально улучшить транспортные связи со странами-соседями на северо-западном направлении.
СУАР – административная единица КНР провинциального уровня. Занимает площадь около 1,7 млн кв. км, или шестую часть всей территории страны. Синьцзян богат углем, нефтегазовыми месторождениями и минералами. Здесь производится примерно 80–85% китайского хлопка и до 20% – мирового.
Существуют несколько трактовок происхождения слова «уйгур». Первое упоминание этого тюркоязычного племени относится к началу новой эры. В раннем Средневековье Уйгурский каганат контролировал огромную территорию: всю Монголию, северные провинции Китая и южную часть Сибири. На протяжении веков здесь шла борьба между местными жителями, чужеземными переселенцами и иностранными захватчиками.
Сегодняшние уйгуры представляют собою этническую группу, сложившуюся в XIV веке, когда она окончательно перешла в ислам и обосновалась в Восточном Туркестане. Другое название региона Синьцзян означает по-китайски «новая граница». Некоторое время в ходу был и термин Уйгуристан: так средневековые персидские историки именовали «страну шести городов».
Уйгуры говорят на одном из наречий тюркского языка. Среди них есть сторонники различных религиозных учений, но большинство исповедует ислам суннитского толка с XIV века. Религиозный фактор всегда усиливал сепаратистские тенденции в Синьцзяне, давно находившемся под властью Китая.
Уйгуры в военном отношении сильно уступали китайским войскам, посему многочисленные попытки отделения заканчивались печально. Но периодические ослабления центральной власти приводило к усилению влияния османского и российского (а позднее и советского) влияния. В XIX-ХХ веках наши военнослужащие и военные советники неоднократно принимали участие в вооруженных конфликтах в Синьцзяне с целью привести там к власти лояльных правителей.
В частности, вторжение японских милитаристов в Китай подвигло советское руководство на решительные меры. Сражающемуся Китаю через Синьцзян поставлялось большое количество оружия, а в Урумчи был построен авиазавод для сборки истребителей И-16.
Победное завершение Второй мировой войны и переход Китая под власть сторонников Мао Цзэдуна активизировали деятельность китайских спецслужб, в результате которых широкое демократическое и национально-освободительное движение Восточного Туркестана сошло на нет. Ранее образованная там республика в 1949 году добровольно вошла в состав КНР и шесть лет спустя была преобразована в Синьцзян-Уйгурский автономный район.
Под властью Компартии
Начался новый период истории, определяющим фактором которого стала системная работа КПК по трансформации мировосприятия коренных жителей, традиционно ориентированных на исламские ценности. Она шла с переменным успехом – как по причине удаленности от «центров китайской цивилизации», так и ввиду больших трудностей, испытываемых Народной Республикой в экономике и социальной сфере.
Даже когда китайское руководство провозгласило «новый путь» и широко открыло двери для западных инвестиций, СУАР оставался глубоким захолустьем, с самыми низкими заработками и отсутствием перспективы. А стоило Пекину ввести идеологические послабления, число мечетей в СУАР превысило 20 тыс. Среди уйгуров стало быстро расти влияние исламистов, включая радикальных, а также сторонников пантюркизма и других подобных движений.
Протяженная и плохо охраняемая госграница, особенно в горах, легко пересекалась в обоих направлениях, что привело к проникновению в Синьцзян вербовщиков ИДВТ и широкому вовлечению уйгуров в ряды незаконных вооруженных формирований. Когда положение дел приняло серьезный оборот, Пекин потребовал от Исламабада провести контртеррористическую операцию на границе с Афганистаном.
В результате в 2010 году был убит главарь сепаратистов Абдуль Хак. Уцелевшим боевикам пакистанские власти поставили ультиматум: покинуть приграничные области. Большинство приняло условия и перебралось подальше, а некоторые вернулись в Китай для совершения диверсий. Если в 2010 году в результате терактов там погибли семь человек, то в 2014-м – уже 307, причем практически все стали жертвой террористов уйгурской национальности.
Растущая угроза со стороны радикальных исламистов подвигла Пекин на проведение в СУАР масштабной кампании. Центральное правительство предписало мусульманам-уйгурам бороться против вовлечения своих детей во «вредоносную экстремистскую или террористическую деятельность».
Согласно вновь принятому закону, родители не имеют права «вовлекать или принуждать несовершеннолетних в религиозную деятельность», включая богослужения и изучение ислама вне рамок специальных заведений с соответствующим разрешением. Попавших под влияние радикалов стали направлять: малолетних – на «исправление» в спецшколы (с задачей отвращать учеников от экстремизма и сепаратизма), тех, кто постарше – в трудовые лагеря (называемые «центрами профессиональной подготовки и переобучения»).
Пекин объясняет эти меры необходимостью профилактики терроризма и экстремизма. Особенно в свете недавнего военного поражения в Сирии и Ираке «Исламского государства» (запрещенного в России). После чего воевавшие на его стороне уроженцы Синьцзяна стали возвращаться на историческую родину.
Американские исследования
Согласно докладной записке исследовательской группы Конгресса США «Уйгуры в Китае» от 28 января 2021 года, масштабные мероприятия в Синьцзяне проводятся властями четвертый год подряд. За это время выросло число постов полиции, ужесточился контроль за использованием интернета и стилем одежды (запрещены атрибуты радикального ислама), у населения собрана биометрия. Тысячи религиозных зданий лишились арабских надписей.
Согласно записке, в 2017–2020 годах власти задержали около 1,5 млн мусульман, главным образом уйгуров, и поместили их в «центры переобучения». Отпускали лишь тех, кто отказывался от исламских ценностей и выражал поддержку генеральной линии КПК. Удерживаемые уроженцы СУАР подвергаются «трансформации мышления и поведения» с целью ассимиляции их в китайское общество. Американцы считают, что подобная практика приведет к уничтожению культуры и самосознания уйгурского населения.
Некоторые из тех, кто содержался в «центрах», обращались в различные международные организации с жалобами на плохие условия содержания, перенаселенность в местах проживания, тяжелый труд на фабриках и плохое питание. А отдельные сидельцы утверждали, что подвергались физическому насилию.
Составители записки утверждают: хотя большинство задержанных вышли на свободу в 2019 году, не все уйгуры дождались родственников и соседей. На месте «центров» появились новые, больше напоминающие тюрьмы, а часть населения переместили в специально построенные резервации с ограничением права выезда. Трудоустройство уйгуров приняло «вынужденный характер»: в основном их берут на работу на предприятия текстильной промышленности, пошива одежды и обуви.
Пекин не отрицает самого факта «просветительской работы» среди мусульманского населения с главной целью – искоренить «терроризм, сепаратизм и религиозный экстремизм». На Западе же утверждают, что под этим предлогом власти насаждают политику ассимиляции малых народов.

Подпишитесь на нас Вконтакте


371

Похожие новости
28 июня 2021, 21:40
27 июня 2021, 22:40
09 июля 2021, 21:40
22 июля 2021, 21:00
15 июля 2021, 22:00
08 июля 2021, 22:40

Новости партнеров