Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
22 октября 2020, 01:20
21 октября 2020, 21:20
22 октября 2020, 01:40
21 октября 2020, 20:00
21 октября 2020, 23:20

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Критический расклад в небе Идлиба. Готовы ли ВКС России компенсировать «хромоту» сирийской ПВО?


Крайне абсурдная и несоответствующая здравому смыслу и концепции построения современных сетецентрических противовоздушных зон A2/AD в данный момент складывается на охваченном сирийско-турецким конфликтом идлибском театре военных действий. В частности, несмотря на ежедневно фигурирующие в российском и сирийском медиапространствах громкие заявления высокопоставленных представителей командования САА об установлении бесполётной зоны над всеми районами «Большого Идлиба», звенья ударно-разведывательных БПЛА «Anka-S» продолжали беспрепятственно барражировать над активными участками идлибского ТВД на протяжении последних трёх дней, нанося обезглавливающие удары высокоточными управляемыми боеприпасами MAM-L по огневым позициям артиллерийских батарей и укрепрайонам сирийской армии, а также осуществляя целеуказание 155-мм САУ Т-155 «Firtina» по рассредоточенным позициям сирийских САУ и средств ПВО на стратегически важных операционных направлениях.


И только в воскресенье, 1 марта, в первой половине дня, боевым расчётам зенитных ракетно-артиллерийских комплексов «Панцирь-С1» войск ПВО Сирии наконец-то предоставилась возможность сравнять счёт с ВВС Турции благодаря успешному перехвату более чем 6 дронов данного типа, о чём сообщил военный корреспондент Евгений Поддубный, ссылаясь на компетентные источники в командовании Сирийской арабской армии. К сожалению, к этому моменту БПЛА «Anka-S» уже успели внести свою лепту в купирование развивающихся наступательных действий передовых подразделений 4-й механизированной дивизии САА в окрестностях долины Аль-Габ (на юго-западном операционном направлении), предоставив штурмовому костяку исламистской группировки «Тахрир аш-Шам» возможность осуществления успешного контрнаступательного броска с возвратом ряда господствующих высот и населённых пунктов на дальних южных подступах к городу Аль-Барах и стратегически важной автомагистрали М4.



К утру 2 марта подразделениям 25-й дивизии СпН САА (ранее «Сил тигра») вновь удалось перехватить инициативу у формирований «Хайят Тахрир аш-Шам» и ССО ВС Турции на саракибском направлении благодаря внезапному ночному штурму спешно возведённых укрепрайонов в населённых пунктов Вади-Мекар и Вади-Хадж-Халиль. По данным местных военных корреспондентов, а также осведомлённых источников в 25-й дивизии СпН, проправительственные силы смогли в течение нескольких часов оттеснить боевиков и подразделения регулярной турецкой армии к автомагистральной развязке Идлиб — Саракиб — М4, что позволило восстановить контроль над ранее утраченным Саракибом, а также заблокировать турецкие обсервационные пункты в окрестностях города. Главным подспорьем в успешном продвижении САА на данном операционном направлении стало возобновление мощнейших точечных ударов многофункциональных истребителей-бомбардировщиков Су-34 ВКС России по фортификационной инфраструктуре «Хайят Тахрир аш-Шам» в Саракибе, а также частичное «оголение» первой и второй линий обороны боевиков в связи с передислокацией значительных сил «Тахрир аш-Шам» на Южный фронт «Большого Идлиба» (на южные подступы к долине Аль-Габ).

Сложность формирования противовоздушного «зонтка» над Идлибом обусловлена географическими особенностями ТВД и отсутствием в составе войск ПВО Сирии современной тактической авиации, а также зенитно-ракетных средств с активной радиолокационной системой наведения


Между тем, отталкиваясь от информации с прикреплённым видеорепортажем из центра Саракиба, опубликованной 2 марта в 15:00 на своей «Твиттер»-страничке и на тактической онлайн-карте syria.liveuamap.com военным обозревателем «@RestitutorOrien», нетрудно прийти к выводу о том, что ударно-разведывательная тактическая авиация ВВС Турции, невзирая на анонсированное Дамаском установление бесполётной зоны над Идлибом, по-прежнему имеет «лазейки» доступа в воздушное пространство Сирии, и среди бела дня продолжает осуществлять воздушные рейды на подтягивающиеся в район Саракиба по автомагистрали М5 подразделения сирийской армии, а также на недавно возведённые опорные пункты правительственных сил непосредственно в центре Саракиба.

В свете вышеперечисленных обстоятельств возникает вполне адекватный вопрос: чем обусловлен столь эпизодический характер успешной боевой работы сирийских зенитно-ракетных по БПЛА и высокоточному оружию Военно-воздушных сил Турции?

Ведь все мы отлично осведомлены о 68%-ной эффективности сетецентрической системы ПВО Сирии, продемонстрированной в ходе отражения массированного ракетного удара Объединённых ВВС коалиции 14 апреля 2018 года, когда интегрированные в единую тактическую сеть обмена данными о воздушно обстановке сирийские комплексы «Панцирь-С1», «Оса-АКМ», «Бук-М2Э», С-125 «Печора-2М» смогли перехватить 71 из 105 малозаметных стратегических и тактических крылатых ракет U/RGM-109E «Tomahawk Block IV», AGM-158B JASSM-ER, «Storm Shadow» и «Scalp Naval/-EG», запущенных американскими, британскими и французскими тактическими истребителями, подлодками и надводными кораблями по военной инфраструктуре САА.

Ответ на вышеуказанный вопрос скрывается в географических и оперативно-тактических особенностях идлибского театра военных действий, а также в технических особенностях систем наведения наиболее передовых средств ПВО сирийской армии. В частности, формирование в воздушно-космическом пространстве над Идлибом «плотной» противовоздушной зоны ограничения и воспрещения доступа и манёвра A2/AD (вплоть до воздушного пространства Турции над илом Хатай) может быть реализовано лишь посредством задействования многоканальных зенитно-ракетных комплексов средней дальности «Бук-М2Э» и большой дальности С-300ПМУ-2 «Фаворит», обладающих дальностями перехватываемых целей 50 и 200 км соответственно. Применение в данных ЗРК зенитных управляемых ракет 9М317 и 48Н6Е2 с полуактивными радиолокационными ГСН (нуждающихся в постоянном подсвете со стороны рададаров наведения 9С36 и 30Н6Е2) исключает возможность ведения огня по низковысотным целям скрывающимся «за экраном радиогоризонта», который составляет 27—30 км для «Бука-М2».

Вследствие этого для надёжного прикрытия низковысотных и средневысотных участков воздушного пространства над «Идлибским гадюшником» сирийские «Фавориты» и «Буки» должны быть развёрнуты на ближних подступах (порядка 5—7 км) к линии соприкосновения (к примеру, в городе Марат аль-Нуман или в районе автомагистрали М5). Подобные места дислокации чреваты для «трёхсоток» и «Буков» попаданием под массированный удар турецких САУ T-155 «Firtina» и РСЗО Т-122 «Sakarya». В случае обстрела вышеуказанными средствами ствольной и реактивной артиллерии в совокупности с вероятным задействованием десятков противорадиолокационных ракет AGM-88 HARM, запущенных турецкими F-16C Block 52+, у пары дивизионов С-300ПМУ-2 и аналогичного количества «Буков-М2» будет крайне мало шансов на сохранение боевой устойчивости.

Даже в том случае, если большая часть наряда противорадиолокационных AGM-88 HARM будет перехвачена зенитными ракетами 48Н6Е2 комплексов С-300ПМУ-2 и 9М317 комплексов «Бук-М2» благодаря внушительной целевой канальности РЛС подсвета 30Н6Е2 и 9С36 (24 канала у 4-х зенитно-ракетных дивизионов соответственно) и чёткому распределению целей благодаря взаимному информационному обмену посредством АСУ «Поляна-Д4М1», уничтожение роя приближающихся 155-мм артиллерийских снарядов станет практически непосильной задачей даже для прикрывающих дальнобойные «трёхсотки» зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1». Обладая эффективной отражающей поверхностью (ЭОП) порядка 0,01 кв. м и сверхмалой оптической сигнатурой, 155-мм управляемые и неуправляемые артиллерийские снаряды если и будут захватываться «панциревскими» радарами наведения «Шлем» и оптико-электронными комплексами 10ЭС1-1Е на дистанции 3—5 км, то их дальнейший перехват будет под большим вопросом, поскольку радиокомандная принцип наведения ЗУР 57Э6Е практически исключает возможность поражения воздушных объектов противника методом кинетического поражения («hit-to-kill»).

Следовательно, формирование мощного противоракетного / противовоздушного зонтика над «Большим Идлибом» (так называемой Идлибской зоны деэскалации) может быть достигнуто двумя способами. Во-первых, посредством применения ЗРК «Бук-М3» и С-350 «Витязь» с активным радиолокационным методом наведения, способных (без угрозы попадания в зоны досягаемости огня турецкой артиллерии) перехватывать удалённые загоризонтные средства воздушного нападения по целеуказанию от самолётов ДРЛОиУ А-50/У и других средств радиолокационной/радиотехнической разведки. Во-вторых, благодаря интенсификации патрулирования воздушного пространства над Идлибом многофункциональными истребителями Су-30СМ и Су-35С, способными минимизировать вероятность проникновения в бесполётную зону турецких ударно-разведывательных дронов. Первый вариант можно исключить сразу, поскольку единичные дивизионы «Бук-М3» и С-350 «Витязь» только начали поступать в строевые части ВКС и войсковой ПВО, а поэтому говорить об их отправке на активные театры военных действий не приходится.

Что же касается начала противовоздушной операции по выдворению турецких дронов из сирийского воздушного пространства силами многоцелевых истребителей Су-30СМ и Су-35С Воздушно-космических сил России, то её анонсирование является делом недалёкого времени, ведь после введения в освобождённый Саракиб подразделений российской военной полиции максимальную остроту приобретает вопрос надёжного воздушного прикрытия нашего контингента от ударов турецких дронов.
Евгений Даманцев

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

591

Похожие новости
12 октября 2020, 15:20
12 октября 2020, 11:40
12 октября 2020, 13:20
11 октября 2020, 22:20
12 октября 2020, 11:40
12 октября 2020, 13:20

Новости партнеров