Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Крейсеры типа «Балтимор». В бою за звание лучших


…Стрелка близилась к 10 вечера, но крейсер продолжал бессмысленный бой. Он стрелял и стрелял, словно боялся не успеть. Стрелял за себя, за все крейсеры своего типа, за весь уходящий в историю класс тяжелых крейсеров. Озаряя вспышками и сотрясая грохотом побережье Конвондо в попытке убедить всех, что он и его собратья были построены не зря.

За полминуты до наступления официального перемирия, в 21 ч. 59 мин. 27 секунд «Сент Пол» выпустил последний снаряд с автографами адмиралов США. После чего снялся с позиции и отошел полным ходом на восток.



Рассвет он встречал в открытом море, уходя все дальше от истерзанного войной Корейского полуострова.

Не он вел эту войну, но ему выпала честь её завершить. Так же, как восемь лет назад, когда «Сент Пол» дал последний залп по побережью Японии, поставив точку в применении морской артиллерии во Второй мировой войне…


«Сент Пол», тяжелый крейсер типа «Балтимор», под огнем северовьетнамской береговой батареи

«Балтимор» называют лучшим тяжёлым крейсером, забывая уточнить, что он был не просто лучшим.

«Балтимор» — единственный тип тяжелых крейсеров, которые строились во время войны


Когда страницы прежних соглашений обуглились пламенем войны, ни у кого не осталось сил продолжать крейсерскую и линкорную гонки вооружений. США продолжали их в одиночестве. Но даже их промышленности оказалось не под силу быстро перевооружить ВМС кораблями такого уровня.


Из 14 построенных «Балтиморов» до зоны боевых действий смогли добраться только шесть единиц. Основная часть этих замечательных кораблей вступила в строй уже после войны.

В итоге японцы остались до конца со своими великолепными «Миоко», «Такао», «Могами», а янки под занавес получили малочисленное соединение КРТ, построенных без искусственных ограничений. Но история уже не оставила им времени.

Головной «Балтимор» вступил в строй в 1943, еще два — в 1944, остальные три «ветерана» пришли громить японцев в последние месяцы, когда флот Микадо практически перестал существовать.

Последним на бой кровавый прибыл «Сент Пол», аж в июле 1945 года. Чтобы дать символические залпы по берегу поверженного противника. Показательно, что за время службы он получил 17 звезд за участие в боевых операциях, из которых только одна относилась к событиям Второй мировой войны.

Другой новобранец, «Куинси», сразу после вступления в строй отправился бороздить европейские воды, где к лету 1944-го испарилась последняя возможность морского сражения с участием крупных (и даже не очень крупных) надводных кораблей. Поэтому самой значимой операцией «Куинси» стала доставка Рузвельта на конференцию в Ялту.

Да, хорошо воевать и побеждать оружием будущего. Но в жизни так не бывает. Бой в Яванском море, Гуадалканал, «второй Перл-Харбор», пролив «Железное дно» — все эти события относятся к 1942 году. Когда под натиском японского флота один за другим погибали «серые призраки» — американские КРТ пяти довоенных проектов.

Третий момент связан с оценкой конструкции. Если бы соперничество в классе крейсеров продолжалось с прежним ажиотажем, то столь консервативный проект, как «Балтимор», вряд ли сохранил бы звание «лучшего». По сравнению с предшественниками он не содержал никаких революционных изменений, являясь повторением конструкций довоенного времени.



Состав вооружения и схема защиты «Балтимора» были в целом идентичны «договорному» крейсеру типа «Уичита» (1937).

Янки удлинили корпус «Уичиты» на 20 метров и увеличили его ширину с 19 до 21,5 метра. Тем самым сделали то, на что не могли пойти в довоенное время: увеличить стандартное водоизмещение крейсера до 14 500 тонн. Это разом избавило «Балтимор» от всех вопросов, тревоживших его предшественников, страдавших от постоянного перегруза и вынужденных приносить в жертву запас остойчивости.


На этом месте мы сделаем боевой разворот и обрушим на американские крейсеры шквал восторгов.

Состав вооружения и схема защиты «Балтимора» были в целом идентичны КРТ типа «Уичита». Но это не повод для насмешек.

По составу вооружения и толщине брони «Уичита» был одним из лучшим «договорных» крейсеров. облик которого стал заделом на будущее


Построив пару «Пенсакол», шесть «Нотрхэмптонов», два «Портлэнда» и семь «Новых Орлеанов», американцы к середине 30-х гг. приобрели значительный опыт в создании кораблей данного класса. Они имели возможность видеть результаты тех или иных решений на практике, и выработали набор оптимальных требований для тяжелого крейсера.

9 орудий в трех башнях главного калибра, с расстоянием между осями стволов не менее 1,7 метра.

8 орудий универсального калибра, размещенные по схеме «ромб» в центральной части корпуса.

«Коробчатое» бронирование, в наибольшей степени соответствующее наступательной тактике американских КРТ, сочетаемое с мощной защитой башен и их барбетов. При общей массе бронезащиты, достигавшей 1500 тонн (без учета бронепалуб).

Силовая установка мощностью 100 000 л.с. должна была обеспечить крейсеру быстрый набор скорости, при её максимальном значении 32-33 узла.

Проблема состояла лишь в том, что для реализации такого набора характеристик требовался корабль со стандартным водоизмещением, в 1,4—1,5 раз превышающим установленный лимит (10 000 тонн).


«Уичита» в момент достройки на плаву

Американцы были одними из немногих, кто пытался следовать установленным правилам (превышение водоизмещения на 500 тонн — мелочь по сравнению с тем, что творили, например, итальянцы). КРТ «Уичита», единственный представитель своего типа, все же приобрел желаемые характеристики, которые позволяли соответствовать вызовам эпохи. Но при одном условии: остойчивость «Уичиты» вызвала серьезные опасения. Крейсер мог опрокинуться в бою даже от незначительных затоплений.

Если бы появилась возможность построить «Уичиту» в корпусе 14 тыс. тонн, ему бы не было цены. Вы понимаете, о ком идет речь.

Конструкция «Уичиты» содержала массу интереснейших решений. Впрочем, она содержала и недостатки…


Американское «коробчатое бронирование» было предельным вариантом схемы «всё или ничего», обеспечивавшей максимальную толщину брони в области важных отсеков, и оставляющий без защиты практически весь корпус и надстройку.

«Уичита» имела очень короткую цитадель, длиной всего 55 м (менее 30% длины), для защиты машинных отделений. Защита выражалась в виде постепенно утончавшегося бронепояса, имевшего толщину: на верхней кромке — 6,4 дюйма (160 мм), на нижней — четыре дюйма (102 мм). Примыкавшая к поясу горизонтальная бронепалуба имела толщину 2,25 дюйма (57 мм).

Кормовые погреба защищал внутренний «короб» с толщиной стенок 102 мм. Защита носовых погребов состояла из пояса такой же толщины, проходившего по внешней обшивке в подводной части борта.

Иными словами, МО и погреба «Уичиты» получили исключительную защиту от бронебойных снарядов калибра шесть или восемь дюймов. Однако значительная часть корпуса, как в верхней части борта, так и в районе ватерлинии, осталась беззащитной перед взрывами авиабомб и фугасных снарядов.

Разрушением кубриков и цепного ящика можно было бы пренебречь, если не принимать во внимание формат морских сражений того времени, при которых возникала реальная угроза потери хода и гибели от затопления оконечностей, развороченными многочисленными попаданиями «фугасов».

Для сравнения: бронепояс основных соперников, японских тяжелых крейсеров, при меньшей толщине (102 мм) прикрывал свыше 120 метров длины их борта!

Американцы считали свою схему достоинством в рамках наступательной тактики КРТ. Однако война доказала свою непредсказуемость. Вместо «малой крови на чужой территории» возникали ситуации, когда крейсерам требовалось выполнять разнообразные задачи. Действовать в составе разнородных сил флота. Не нападать самим, а отбиваться от внезапных атак. Стойко перенося удары противника.

Все вышеописанные достоинства и недостатки с гордостью перешли по наследству к тяжелым крейсерам типа «Балтимор»



Когда в очередной раз прозвучат восторги по поводу 160-мм поясной брони, вспомните, что это касается только средней части корпуса (носовая группа артиллерии ГК и машинное отделение).

Толщина бронепалубы «Балтимора» по сравнению с предшественником была незначительно увеличена, с 57 до 64 мм (с 2,25 до 2,5 дюйма). Такие значения обеспечивали уверенную защиту от проникновения 250 кг авиабомб и, вероятно, от бомб большего калибра, сброшенных с меньших высот.

Отличные показатели для крейсера того времени.

Бронепалубы «Балтимора» и «Уичиты» в полтора-два раза превышали по толщине показатели японских КРТ, у которых главная палуба имела дифференцированную толщину: 32...35...47 мм. Но имелось два нюанса.


Во-первых, бронепалуба американских кораблей, как и поясная броня, простиралась только над МО и над «коробами» артпогребов. Становится понятно, почему её массу даже не учитывали отдельно, считая вместе с массой корпусных конструкций.

Во-вторых, у японцев треть площади горизонтальной защиты приходилась не на плоскую палубу, а на её броневые скосы толщиной 60 мм! А это уже соответствует показателям самого лучшего «Балтимора».

Какой вывод следует из вышеназванных обстоятельств?

«Лучшие в мире» крейсеры со стандартным водоизмещением 14500 тонн обладали весьма неочевидным превосходством в защищенности перед своими соперниками!


Что касается вооружения, то основное отличие «Балтиморов» от «Уичиты» состояло в шести двухорудийных установках универсального калибра. Тут стоит признать, что «Балтимор» нес больше пятидюймовок, чем любой корабль его класса.

Артиллерия главного калибра — сплошной восторг. В боекомплект американских крейсеров входили тяжелейшие, не имевшие аналогов бронебойные снаряды массой 152 кг. Малая настильность траектории диктовалась идеальными погодными условиями тропиков — основного района противостояния с Императорским флотом. Где морские бои могли происходить на предельных дистанциях.

Для других условий имелись обычные 118-кг «бронебои».

Крейсерские «фугасы» содержали почти 10 кг взрывчатки — также рекорд для корабельных снарядов калибра 8 дюймов.

В отличие от проектов других стран, где пытались сделать из крейсеров универсальные единицы (яркий пример — «Хиппер»), «Балтиморы» не получили ни сонаров, ни гидрофонов, ни торпед. В соответствии с американской концепцией, крупные надводные корабли являлись чисто артиллерийскими платформами, чья зона интересов заканчивалась у поверхности воды. Средствами поиска надводных целей выступали наблюдательные посты и гидросамолеты к которым позднее добавились замечательные радары. Противолодочная оборона и торпедные атаки целиком возлагались на эсминцы эскорта. Справедливое решение для ВМС, обладавших сотнями эскадренных миноносцев.

Само понятие «крейсер» давно утратило первоначальный смысл. Отныне это был не охотник-одиночка, а крупный эскадренный корабль, выполнявший задачи артиллерийской поддержки и ПВО. Также способный брать на себя функции флагмана соединения или бронированного эвакуатора для поврежденных кораблей.

Мы можем только догадываться, какими могли быть соперники «Балтимора»…


Наиболее реалистичным был японский проект «Ибуки». Два КРТ данного типа были заложены в 1942 году. Корпус одного успели спустить на воду, но так и не достроили — ни в качестве крейсера, ни в роли быстроходного танкера, ни авианосца.

Конструкторы «Ибуки» были чуть менее склонны к рискам, чем американцы при создании «Балтимора». В итоге получился отшлифованный до блеска «Могами».


При таких консервативных подходах обеих враждующих сторон повторялась ситуация довоенного времени. Японский проект, выступая развитием лучших конструкций 1930-х годов, по-прежнему превосходил американский проект по наступательной мощи, защищенности и мощности силовой установки.

Основное преимущество американских надводных кораблей, ставшее очевидным к середине войны, заключалось в количестве и качестве средств ПВО. Корабли под флагом Страны восходящего солнца также получили комплект радаров и средства централизованного управления зенитным огнем, но собственного аналога «Бофорса», как и снарядов с радиовзрывателем, у японцев не появилось.

Тем не менее, на протяжении войны ПВО японских крейсеров оставалось самым мощным в сравнении с крейсерами других стран мира, уступая только американцам. В ситуациях, когда японские КРТ погибали от ударов с воздуха, «Зара», «Альжери» или «Йорк» погибли бы еще быстрее. Пример тому — скоропостижная гибель «Дорсетшира» и «Корнуэлла».

Уступая по возможностям ПВО, «Ибуки» по совокупности боевых качеств, безусловно, превосходил «Балтимор». Возможности его конструкции позволяли большее, чем могло быть достигнуто в американском проекте.

Именно «Ибуки», будучи достроенным, стал бы главным претендентом на титул лучшего крейсера эпохи.

Значительно дальше всех продвинулись немцы с крейсером «Адмирал Хиппер»


«Хиппер» появился раньше «Балтимора» на целых пять лет. Отсутствие жесткого международного контроля позволило Германии еще до начала войны обзавестись крейсерами со стандартным водоизмещением 14 500 тонн. Что сразу возвело «Хипперы» в один ряд с «Балтиморами» и «Ибуки».

Серия из трех крейсеров, «влетавшая» рейху по стоимости, как постройка двух линкоров типа «Бисмарк»!

Если отрешиться от неудачных конструктивных решений, перейдя к сути концепции, то «Адмирал Хиппер» можно назвать самым передовым среди всех крейсеров того времени. Немцы первыми сделали ставку не на грубую мощь залпа, а на автоматизацию и качественное управление огнем. По крайней мере, пытались осуществить задуманное на практике.

Автоматизация «по-немецки» привела к взрывному росту численности экипажа. 1350 человек — в полтора-два раза большие, чем у всех ровесников! Хрупкие аналоговые приборы на верхней палубе были обречены практически сразу. Инновационная силовая установка признана катастрофой. А на великолепных, стабилизированных в трех плоскостях платформах оказались полуавтоматические 37-мм зенитки, стрелявшие вчетверо медленнее, чем «пом-помы» союзников.

В традиционных категориях (калибр и число орудий) немцы даже не пытались соревноваться с конкурентами, рассчитывая добиться превосходства за счет концепции «интеллектуального» крейсера.

В результате на технологическом заделе 30-х годов не получилось ни «грубой мощи залпа», ни сколько-нибудь качественного огня.

Но даже немецкие конструкторы, как ни старались, не смогли до конца испортить 14500-тонный корабль. В плане защищенности «Хиппер» продемонстрировал отличные результаты.


Толщину бронирования «Хиппера» нельзя оценивать, не имея перед собой общей схемы защиты. К примеру, броневые скосы главной палубы соединялись не с верхней, а с НИЖНЕЙ кромкой пояса. Иными словами, реальная толщина вертикальной защиты достигала 130 мм (снарядам предстояло пробить 80-мм пояс + 50-мм скос). Даже с учетом того, что одна толстая преграда прочнее двух тонких, имеющих в сумме такую же толщину, вертикальная защита «Хиппера» вряд ли уступала 102-мм поясам японским ТКР.

Но главное — «Хиппер» был забронирован практически полностью: от форштевня до кормы!


Почему «Балтимор» все же лучший?


В отличие от «Ибуки», он был построен. А в отличие от «Хиппера», не содержал такой массы глупых и критических недостатков.

С японскими крейсерами довоенных проектов «Балтимор» сравнивать тяжело. Ведь они принадлежат разным технологическим эпохам.

В конструкции «Балтимора» ощущалось дыхание будущего. В его корпусе полностью исчезли иллюминаторы (для повышения живучести), все отсеки перешли на искусственное освещение и вентиляцию. Крейсер оснащался турбогенераторами необычно высокой мощности — 3 МВт (почти в два раза больше, чем у «Уичиты», и в 1,5 раза — чем у немецкого «Хиппера»). Также в разы по сравнению с предшественниками возросла мощность резервных источников питания.

Простая технологичная конструкция, гладкие палубы, исключительно высокий надводный борт по всей длине.

Венец развития? Нет, что вы. Легендарная серия послужила основой для еще более совершенных КРТ «Орегон Сити» и восьмидюймовых пулеметов типа «Де Мойн», делавших по 90 выстрелов в минуту главным калибром. Именно эти конструкции (1946-49 гг.) стали апофеозом развития артиллерийских крейсеров ХХ века.

14 «Балтиморов» явно опоздали на битву с Японией, но, как и другие массовые проекты конца войны (АВ «Эссекс», эсминцы «Гиринг»), они стали основой послевоенного флота.

Количество и качество техники, построенной в течение 1945-го и в первые послевоенные годы, перекрывало все потребности флота «холодной войны» на десятилетия вперед. Имея такие единицы, как «Балтимор», американцы не задумывались о закладке новых боевых кораблей вплоть до конца 1950-х гг.


Когда пришло время, «Балтиморы» послужили основой для двух проектов крейсеров с управляемым ракетным оружием. На иллюстрации — залп крейсера «Олбани» (годы службы 1946-1958; в новом облике — 1962-1980)
Олег Капцов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

240

Похожие новости
06 июля 2020, 19:20
06 июля 2020, 19:20
04 июля 2020, 06:20
05 июля 2020, 07:00
06 июля 2020, 09:40
03 июля 2020, 19:00

Новости партнеров