Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

КПД войны. Тепловая энергия вражеских трупов

Перед нападением на СССР Гитлер пообещал своим солдатам землю. Каждый немецкий солдат должен был получить 40-50 гектаров земли, а особо отличившиеся — до 145 гектаров. Этот призыв бросил в пекло войны множество молодых крестьян, которых гитлеровский закон "О наследственных дворах" лишил всяких шансов на получение земли и заведение своего хозяйства, поскольку этот закон запрещал делить хозяйства и целиком их должен был наследовать старший сын владельца. Советская пропаганда подхватила это обещание и заявила, что немецкие солдаты действительно получат землю на Востоке, но не десятки гектаров, а два квадратных метра, чтобы хватило для могилы.

С тех пор и повелось предлагать всяким новым желающим что-то захватить в России землю по могильной норме. Однако, на мой взгляд, это неправильный подход к вооруженным иноземным пришельцам. Во-первых, много чести для них — тратить силы на их захоронение и занимать хорошую землю под могилы захватчиков. Во-вторых, захватчики грабят, уничтожают, разоряют, а с убитых, получается и спроса никакого нет? Выживших и попавших в плен еще можно заставить работать на восстановлении. Немецкие и японские военнопленные вернули своим трудом часть разрушенного и уничтоженного. Стоимость только уничтоженного имущества оценивалась в 679 млрд. рублей, и 2,1 млн. военнопленных с 1943 по 1950 годы выполнили работ на 50 млрд. рублей, что составило 7,3% от суммы ущерба. Убитые же ничего из того, что ими было разрушено и уничтожено, не вернули.


Немецкие военнопленные на восстановлении Ленинграда. Немцев охотно брали на строительство, строили они добротно



Разбитая вражеская армия все же оставляет кое-что, что в некоторой части возмещает ущерб от боев: исправную трофейную технику, продовольствие, военные запасы, металлолом, годный в переплавку. Во время войны трофеи тут же пошли на усиление армии и для восстановительных нужд. Но можно ли что-то взять с убитых врагов?

Этот вопрос может показаться необычным и странным, однако же, на него есть необычный ответ: можно! Их трупы можно подвергнуть переработке и извлечь из них тепловую энергию, горючее и минеральные удобрения. Все это имеет значение для воюющего хозяйства.

Прежде чем мы перейдем к рассмотрению технических подробностей, стоит сказать пару слов о морали. Многим такой утилитарный подход к трупам врагов может показаться аморальным. Между тем война сама по себе — явление сугубо аморальное, точнее, она переворачивает мораль. На войне ведь считается моральным, законным и желательным убить врага, хотя в мирное время убийство — это крайне аморальный поступок. Морально на войне то, что помогает победе, то, что помогает сломить противника и заставить его бросить оружие (в том числе и для его же блага). Так что в военных условиях переработка трупов врагов тоже определенно является морально оправданным делом. Не считая чисто военно-экономического эффекта, такая мера оздоравливает санитарную обстановку в зонах боевых действий, а также в определенной мере устрашает противника.

Похоронные работы во время войны часто связаны с большими трудозатратами. Выкопать могилы, сложить в них тела убитых, потом засыпать — все это требует рабочих рук и специально выделенных похоронных команд. Однако, далеко не всегда дело доходит до полноценных похорон. Убитых бывает слишком много, а рабочих рук, пригодных для тяжелых земляных работ, слишком мало. Военные условия заставляют выбирать, куда направить крепких бойцов: на пополнение, на строительство укреплений или другие необходимые работы, или на сбор и похороны убитых. Военный опыт говорит и довольно наглядно, что похоронные работы оказываются в конце списка приоритетов, и их выполняют или когда трупный запах становится невыносим, или когда есть на кого возложить эту малоприятную и тяжелую работу, например, на местное население. Сплошь и рядом убитых закапывали в воронках, окопах, в наспех вырытых ямах, складывали в огромные кучи и поджигали (таким образом, к примеру, избавлялись от трупов немецких солдат в Сталинграде после окончания боев; город был буквально усеян трупами — около 200 тысяч трупов людей и 10 тысяч трупов лошадей, только погибших за зимние месяцы, тех, кто погиб осенью, все же прикопали), или же просто бросали безо всякого погребения. И не надо думать, что этим отличалась только Красная армия. Немцы при отступлении тоже бросали своих убитых, а погибших от бомбардировок городов сжигали.


Обычная картина война — горы трупов. Фото сделано в апреле 1943 года недалеко от Сталинграда, а трупы врагов все еще не были собраны


Переработка трупов позволяет поднять приоритетность похоронных работ, что приведет к выделению для этого дела больше людей и техники, и тогда появляется возможность очистить места сражения от трупов (вместе со сбором оружия, боеприпасов, снаряжения, разминированием), своих павших бойцов захоронить, а вражеские трупы пустить на переработку. Мы их сюда не звали, и закапывать, в общем, их не обязаны.

Если трупы врагов перерабывать, то как? Первым делом приходит идея сжигания. В принципе, современный военный опыт уже дошел до применения мобильных крематориев. По крайней мере, украинские войска уже используют мобильные крематории, например, две такие установки работали в начале 2017 года в Авдеевке. Тип их неизвестен, но, скорее всего, они похожи на инсинераторы ИН-50 или ТБК-400.


Мобильный крематорий ИН-50


Последний из них стал героем истории в духе Альфреда Хичкока, случившейся в Калининградской области. Местный предприниматель Олег Мирошниченко купил инсинератор ТБК-400, разработанный для сжигания трупов животных, смонтировал его в автомобильном контейнере и стал предлагать услуги по кремации покойников. Красный мобильный крематорий несколько лет колесил по дорогам области. Его запретили решением суда, долго искали работники прокуратуры, пока, наконец, не заставили предпринимателя отказаться от его использования.

То есть мобильные крематории, довольно компактные по размерам — это уже реальность наших дней. Но сжигание само по себе влечет за собой расход нефтяного топлива, что в условиях военной экономики крайне невыгодно. Топливо в первую очередь нужно боевой технике и автомобилям. Потому процесс термической переработки трупов врагов нужно модифицировать.

Во-первых, в таких установках жидкое топливо, используемое для нагрева камеры, нужно заменить либо топкой, в которой можно сжигать подвернувшееся под руку топливо: дрова, уголь, пластик или резину, из того, что можно найти в районе боевых действий, либо газогенератором для дров или угля. Дровяной вариант выглядит наиболее предпочтительным в силу доступности леса.

Во-вторых, трупы врагов подвергать не сжиганию, а пиролизу, то есть нагреву без доступа воздуха. Пиролиз как раз позволяет получить ряд ценных продуктов из вражеского трупа. Тело весом 70 кг по большей части состоит из воды, и около 28 кг приходится на сухое органическое и неорганическое вещество. Из них 8,4 кг превращает в горючий газ (который в мобильной установке отправляется в топку для нагрева камеры), 11,2 кг превращаются в пиролизную жидкость, а остальное приходится на твердый остаток — углерод и вещества, составляющие неорганическую часть костей.

Из 11 кг пиролизной жидкости можно получить около 3 кг бензина и 4 кг дизтоплива. Для фракционной перегонки пиролизной жидкости в камеру установки должен быть вмонтирован перегонный куб, нагреваемый вместе с камерой. Куб соединен с ректификационной колонной, откуда продукты перегонки пиролизной жидкости поступают в сборные емкости. Итого: 75 вражеских трупов — заправка для одного танка и пяти автомобилей.


Установка по перегонке пиролизной жидкости довольно проста и компактна, легко поместится в мобильной установке. На фото один из самодельных образцов


Водяной пар, образующийся при пиролизе трупа, также содержит в себе ценные вещества. В разогретой до 700-800 градусов камере испарение воды и пиролиз органических тканей начинается одновременного, так что легкокипящие и смешивающиеся с водой вещества, такие как бензол, толуол, ксилол, выходят вместе с паром. Пар из камеры можно сразу подать в ректификационную колонну и выделить эти продукты. Собранную в накопительной емкости смесь этих продуктов можно будет отправить на химзавод для дальнейшего разделения и использования в военном производстве. Например, толуол пойдет на производство тротила.

Очищенный водяной пар можно подать обратно в камеру, где он будет вступать в реакцию с раскаленным углеродом, в результате чего образуется горючий газ (смесь монооксида углерода и водорода), чем можно достичь увеличения выхода газа и, соответственно, сокращения расхода твердого топлива на весь процесс термической переработки вражеских трупов.



Наконец, несгораемые остатки костей. С одного тела набирается около 5 кг костной золы, которая может быть использована как удобрение в силу высокого содержания фосфора, кальция и калия. Костную золу можно обработать серной кислотой и получить суперфосфат — минеральное удобрение. В военное время, когда основные мощности химического производства переориентируются на военную продукцию, дополнительный источник минеральных удобрений становится весьма ценным. На гектар посевов рекомендуется вносить до 1,5 тонны костной муки, так что 300 переработанных вражеских трупов дадут удобрения для одного гектара. Внесение фосфорных удобрений повышает урожай зерновых на 3-5 центнеров с гектара, то есть один переработанный вражеский труп дает дополнительно около 1 кг зерна, не считая топлива.


Вот так выглядят остатки костей после кремации


В-третьих, установка дает много отбросного тепла, которое также можно использовать, если снабдить камеру водогрейными трубами. Пар направляется на паровую турбину с генератором, вырабатывающую электроэнергию. Ее также можно использовать для нужд различных тыловых служб, работающих в районе боевых действий. Это могут быть ремонтно-эвакуационные службы; обычно в районе боевых действий, заваленных трупами, есть побитая боевая техника, часть из которой можно быстро исправить и передать в войска, для чего ремонтникам подается электроэнергия. Это может быть передвижная прачечная, которой можно подать пар и горячую воду. При восстановлении городов, в которых только что отгремели бои, такая энергетическая установка будет очень и очень полезной, тем более, что наряду с трупами врагов она может перерабатывать мусор и нечистоты, обычно накапливающиеся горами в ходе ожесточенных городских боев.

Так что, как видим, убитый враг может в известной степени компенсировать тот ущерб, который он нанес, до того, как был убит. Спектр продуктов, получаемых из переработки трупов врагов довольно ощутимо укрепляет военное хозяйство, особенно по жидкому топливу, на любой войне дефицитному. Может быть, этого топлива можно получить немного, по сравнению с общим объемом поставок в войска, но и две-три сотни тонн, полученных переработкой трупов врагов в близком тылу своих наступающих войск, могут иной раз предрешить исход целой операции.

Ну и, конечно, захватчикам предупреждение: не ходи в Россию и не воюй, иначе не будет тебе успокоения в чужой земле. Придется тебе, захватчику, после гибели «перейти» на другую сторону: провернуть дизель танка и приблизить поражение своей армии!
Автор: Дмитрий Верхотуров

Подпишитесь на нас Вконтакте

224

Похожие новости
17 июля 2018, 06:20
16 июля 2018, 17:00
17 июля 2018, 06:20
16 июля 2018, 11:20
16 июля 2018, 14:20
16 июля 2018, 17:00

Новости партнеров