Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Концепция Путина». Разбор концептуальных полётов правительства


Многие ли сегодня вспомнят, как на финише 2008 года правительство России, которое незадолго до этого возглавил Владимир Путин, разродилось чем-то вроде программного документа, рассчитанного на многие годы вперёд? Неофициально названная Стратегией-2020, концептуальная бумага вполне официально была наименована Концепцией долгосрочного социально-экономического развития.

Обещать – не жениться


Концепция – это не конституция и даже не пятилетний план. И не бюджет, который надо исполнять. Концепцию можно только реализовать, полностью или не совсем – это даже Счётная палата проверить не в силах.




Документ был разработан обновлённым составом кабинета министров и вышел как распоряжение под номером 1662 от 17 ноября 2008 года за подписью тогдашнего премьер-министра РФ Владимира Путина. Нынешний глава Счётной палаты РФ Алексей Кудрин, в ту пору министр финансов и вице-премьер, недавно упомянул этот документ именно как «Концепцию Путина».

В отличие от федерального бюджета и уж тем более от документов с партийных съездов, не важно, коммунистов, «Единой России» или жириновцев, Концепция-2020, как на странно, оказалась не такой уж и ёмкой. Аккурат в меру – 197 машинописных страниц с солидными пробелами между разделами, с несколькими приложениями и таблицами. Хорошо хоть без графиков: широкая общественность могла бы такое не понять.

Концепцию, нельзя не признать, хорошенько распиарили, тем более что время было непростое, разгорался мировой финансовый кризис, и надо было как-то взбодрить заинтересованную публику. Однако интерес к Концепции-2020 угас довольно быстро, и график активности СМИ по числу её упоминаний с точностью повторяет небезызвестную кривую распределения Гаусса. Первоначальный всплеск довольно быстро сменился сползанием в ноль.


И это понятно, у простого народа заботы сиюминутные – не на дюжину лет вперёд, тем более что никакой поддержки нищающего населения рублём, не то что долларом или евро, Концепция не предполагала. Вот олигархов буквально в то же время поддержали и рублём, и долларами, причём под весьма убедительным лозунгом о необходимости спасать структурообразующие предприятия. И никто впоследствии вложенные государственные средства назад с олигархов так и не потребовал.

Особенно оппозиционно настроенные медийные персоны, большинство из которых сегодня превратились в популярных блогеров или ведущих сетевых каналов, тогда не замедлили съязвить, сравнив Концепцию с небезызвестным обещанием Никиты Сергеевича Хрущёва. Советскому народу он незадолго до собственной отставки прямо пообещал то, что народ и строил, — коммунизм.


Сейчас уже довольно непросто, даже с документами в руках, вложить в уста первого секретаря ЦК КПСС обещание коммунизма то ли следующему поколению советских людей, то ли конкретно к 1980 году. Кстати, коммунизм в отдельно избранном городе Москве в тот год, и вправду наступил – правда, всего на две олимпийские недели.

В XXI веке Концепция-2020, извините за повтор, обоснованно амбициозная, тоже обещала нам многое. Начиная с реального, а не декларативного удвоения ВВП, которое получается из простого пересчёта процентов роста экономики, заложенных в этот документ. И уже не важно, что сегодня и минимальный показатель ежегодного роста в 6,3 процента даже авангардному Китаю не по плечу, не то что развивающейся (всё ещё) России.

Важно замахнуться, пообещать. И ведь что-то из обещанного может даже исполниться. Пусть даже не за счёт собственных усилий и эффективного управления, а за счёт того, что у других дела обстоят ещё хуже. Россия действительно может ворваться в пятёрку крупнейших экономик мира, но вовсе не потому, что её экономика стала вдруг такой передовой, а потому, что в передовой Германии с экономикой оказывается, всё «не ах, а совсем швах».

И вообще, стоило ли, выступая с таким суперпланом, как Концепция-2020, брать пример с Ходжи Насреддина? Он-то, как помните, не сомневался, что ко времени исполнения его обещания бухарскому эмиру научить ишака говорить, обязательно умрёт кто-то из троих – либо он сам, либо ишак, либо эмир. Концепция – документ обязывающий, и слишком многие, кто её ещё помнит, живы до сих пор. И вправе спрашивать, что же из Концепции реализовать удалось, а что нет.

Документ не секретный и не ограниченного пользования


Авторы в начале 2009 года знакомились с Концепцией-2020 даже слишком плотно. Нашим СМИ, печатным и электронным, которые курировала Счётная палата РФ, была дана задача подать Концепцию «в лучшем виде», скрупулёзно расписав «великие цели и задачи» по пунктам. Так и было сделано, причём с непредвзятым анализом можно познакомиться и сегодня на страницах ушедшего в небытие журнала «Финансовый контроль».


Уже на той стадии очень многие положения Концепции показались просто невыполнимыми, хотя в печать шли эпитеты в худшем случае вроде «чрезмерно оптимистичный прогноз или оценка». Характерно, что наибольшие сомнения вызывали те пункты и разделы, в которых речь шла о людях, о социальной сфере.



Сейчас можно констатировать, что именно по этой части Концепцию, увы, не удалось реализовать даже на скромные 30-40 процентов. Впрочем, на социалке из Концепции мы ещё остановимся в следующих разделах нашего анализа, признаем, весьма и весьма поверхностного.

Начиная же разбор эпического документа двенадцатилетней давности по пунктам, мы не имеем права не сделать поправку на целый ряд объективных обстоятельств. Они уже сами по себе могли создать такие условия, при которых полноценная реализация Концепции-2020 оказалась бы просто невозможной. Не станем перечислять их все, лишь отметим кризисы и санкции, рост террористической угрозы, многочисленные и затяжные обострения у границ России, беспрецедентные миграционные и экологические сложности.

Тем не менее, признаем, что несколько кабинетов министров, которые осуществляли исполнительную власть в стране со времени принятия Концепции, сделали достаточно много из того, что было необходимо для воплощения Концепции-2020 в жизнь. Сделали, конечно, отнюдь не всё возможное, но всё же… Дальше будет достаточно много цитат, да простят нас за них самые нетерпеливые из читателей.

Наш ответ на глобальные вызовы


Авторы, или, если хотите, разработчики Концепции-2020, начали по русской традиции — за здравие, отмечая позитивные тенденции в экономике, финансах и социальной сфере. Признаем, авторы правы на тот момент, то есть «за последние годы Россия восстановила статус мощной экономической державы».

Но они при этом, быть может, ненамеренно, а скорее всего, намеренно забывали, что всё это опиралось на антикризисное наведение порядка в экономике и взаиморасчётах, которое провели после дефолта 1998 года премьер Евгений Примаков и его заместитель Юрий Маслюков.


Герои антидефолта: премьер Примаков и его заместитель Маслюков

Никак не отмечена была и удачная нефтяная конъюнктура тех лет, которые не просто так названы в народе «жирными нулевыми». Честно говоря, нельзя было авторам забывать и то, что всеми финансами и внешнеторговыми оборотами, в том числе и валютным контролем ещё долго, до 2002 года, рулил непотопляемый глава Центробанка Виктор Геращенко.


Виктор Геращенко всегда был рядом с Евгением Примаковым

Кстати, именно это факт, похоже, подвигнул тех, кто составлял приложения к Концепции, внести в исходные условия поистине завидные прогнозы по ценам на нефть. Так, в 2020 году, как впрочем, и в четыре предыдущих, по концепции они должны были составить ни много ни мало 108 долларов за баррель. Не будем здесь распространяться о том, что, вообще-то, к этой отметке нефтяные котировки подбирались, и не раз, но чего стоит сейчас держать их хотя бы в районе 50 долларов!

Но даже это не так важно, как важно было бы понять, почему же тогда многие годы в бюджет страны закладывались совсем другие базовые нефтяные тарифы? Между 40 и 60 долларами за ту же бочку. Сегодня из-за коронавируса цены на чёрное золото упали именно к таким уровням и вследствие этого снизились цены на газ, но после победы над эпидемией непременно снова вырастут, и вырастут сильно.

А мы что, так и будем продолжать упрямо подкладывать соломку, формирую свою безразмерную нефтегазовую заначку? А ведь она, наша заначка, через вложения в долларовые и евроинструменты и прямо в иностранную валюту на три четверти уходит фактически на поддержку геополитических и экономических соперников России.


В России несколько иначе смотрят на главные вызовы XXI века

При этом нельзя не отдать авторам должного, они сумели предвидеть основные тенденции и вызовы мирового развития. Другой вопрос, как отвечала на них Россия, и как надо было на них отвечать. И всё же читаем в Концепции-2020:

Первый вызов — усиление глобальной конкуренции…
Второй вызов — ожидаемая новая волна технологических изменений…
Третий вызов — возрастание роли человеческого капитала как основного фактора экономического развития…
Четвертый вызов — исчерпание потенциала экспортно-сырьевой модели экономического развития».

Насколько успешно Россия сумела на эти вызовы ответить, можно судить по её нынешнему положению. Скорее всего, можно признать, что где-то 50 на 50, и, хотя перспектива ворваться в пятёрку стран с наиболее мощной экономикой впечатляет, простым людям от этого вообще-то ни холодно ни жарко.

Тем более что по большинству пунктов, которые ещё в 2008 году разработчики Концепции обоснованно считали негативными, особых сдвигов в сторону позитива отметить, увы, никак нельзя. Итак, ещё тогда

«…обозначились новые внутренние ограничения роста, обусловленные недостаточным развитием транспортной и энергетической инфраструктуры и дефицитом квалифицированных инженерных и рабочих кадров».

В Концепции признавалось, что это «может привести к резкому замедлению темпов экономического роста».

Перечитывая Концепцию, с немалым сожалением убеждаешься, что так и остаются нерешёнными те проблемы, на решение которых она вообще-то и была направлена:

— высокий уровень социального неравенства и региональной дифференциации;
— высокие риски ведения предпринимательской деятельности в России, в том числе в связи с наличием коррупции, излишними административными барьерами, недостаточным уровнем защиты прав собственности, непрозрачностью системы земельных отношений, низкой корпоративной культурой;
— слабое развитие форм самоорганизации и саморегулирования бизнеса и общества, низкий уровень доверия в сочетании с низким уровнем эффективности государственного управления;
— низкий уровень конкуренции на ряде рынков, не создающий для предприятий стимулов к повышению производительности труда;
— недостаточный уровень развития национальной инновационной системы, координации образования, науки и бизнеса.


Продолжение следует…
Алексей Подымов, Анатолий Иванов, д.э.н., профессор

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

259

Похожие новости
12 октября 2020, 13:20
12 октября 2020, 13:20
12 октября 2020, 15:20
12 октября 2020, 13:20
12 октября 2020, 17:20
12 октября 2020, 11:40

Новости партнеров