Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
12 июля 2020, 20:00
12 июля 2020, 20:00
12 июля 2020, 20:00
12 июля 2020, 21:40
12 июля 2020, 21:40

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Классификация космического и противокосмического оружия: взгляд из США


Как известно, США активно сопротивляются заключению соглашения о запрете размещения систем оружия в космосе (в настоящий момент существует лишь соглашение относительно ядерного оружия на орбите). Переговоры по данному вопросу, тем не менее, периодически продолжаются. При этом речь о запрете оружия противоспутникового пока никто не ведет. Но даже если речь о таком договоре зайдет всерьез, то надо будет сначала составить хотя бы классификацию подобных систем оружия. А с этим проблемы. Никто толком не пытался сделать это на серьезном уровне, хотя на уровне экспертном такие попытки происходят.



Проблемы классификации


Одну из попыток составить такую классификацию сделал Тодд Харрисон из Центра стратегических и международных исследований (CSIS) в статье, опубликованной ресурсом C4ISRNET. Там он пытается создать таксономию космического и противокосмического оружия. Его исследование представлено в то время, когда ряд стран, включая Японию, Францию, Южную Корею и Соединенные Штаты, расширяют или наращивают военные организации, конкретно ориентированные на космос, причем должностные лица в этих странах намекают (если не прямо заявляют об этом) на необходимость расширения их соответствующих возможностей в области космического оружия. Кроме того, занимаются этой тематикой и Индия, и Китай, и, несомненно, Россия, которая активно разрабатывает прежде всего системы противоспутникового оружия либо системы, способные действовать и против орбитальных целей, причем как с физическим уничтожением целей, так и с их временным или постоянным выведением из строя или части аппаратуры на них.

Несмотря на определенные договорные ограничения на размещение оружия в космосе, Харрисон утверждает, что нет реального консенсуса в отношении того, что означает размещение оружия в космосе, даже если становится невозможным отрицать, что ряд государств уже имеют космическое оружие:

«Чтобы прийти к консенсусному определению того, что считается космическим оружием, а что нет, вам понадобится договорный механизм, который будет широко принят. Вероятность того, что это произойдет, ничтожно мала. Поэтому я думаю, что в практическом смысле страны будут продолжать определять космическое оружие так, чтобы оно означало все, что они хотят, чтобы оно соответствовало их собственным целям. И нам придется пройти через это с точки зрения общения с союзниками и партнерами и общения с общественностью.


Категории Харрисона


В докладе Харрисона оружие космического базирования и противокосмического назначения подразделяется на шесть категорий, включая кинетические и некинетические варианты систем "Земля — космос", "Космос — космос" и "Космос — Земля", суммарно выходит их шесть. Вот эти категории:

1. Кинетическое оружие "Земля — космос". Ракетные системы, запущенные с Земли.

Такое оружие рискует оставить после себя поля космического мусора. Эти ракетные системы могут быть оснащены обычными (уточним: кинетическими или осколочно-фугасными зарядами) или ядерными боеголовками. Такие испытания противоспутниковой ракеты проводились Китаем в 2007 г. или Индией в 2019 г. Странно, что Харрисон забыл упомянуть перехват американской противоракетой SM-3 спутника USA-193 в 2008 г. — возможно, он не считает успешным противоспутниковым испытанием атаку падающего уже аппарата на такой высоте, где и спутники обычно не летают и откуда они уже только вниз летят. Харрисон упоминает о том, что США и Россия "продемонстрировали такую способность, причем США и Россия провели ядерные испытания в космосе в 1960-х гг.". Ну, положим, ядерные испытания производил СССР. Он же произвел многочисленные испытания противоракет систем ПРО А-35, А-35М и А-135, которые способны работать и по низкоорбитальным целям. Все это Харрисон почему-то забыл. Но зато он напомнил, что "Россия испытала такую способность совсем недавно, в апреле". Это он про очередной пуск противоракеты дальнего заатмосферного перехвата "Нудоль" системы ПРО А-235, который имел противоспутниковую направленность и был успешным. Впрочем, пусков "Нудоли" было за недавние годы немало, и почти все они были успешны, кроме одного, по мнению западных источников. Но "Нудоль" — прежде всего противоракета системы ПРО, а уже во вторую очередь — противоспутниковая ракета, и не все испытания имели противоспутниковую направленность. Также Харрисон "забыл" и о новейшей ЗРС сверхбольшого радиуса, С-500, которая также имеет противоспутниковые возможности.

2. Некинетическое оружие "Земля — космос". Сюда Харрисон относит различные системы помех для спутниковой связи или систем радиотехнической или радиолокационной разведки, системы, направленные на обман средств видовой разведки, системы, позволяющие ослеплять и портить аппаратуру временно или навсегда, например, лазерные или микроволновые. А также "кибератаки", то есть взлом каналов связи и управления аппаратами. Этот потенциал есть у многих стран, в том числе у США, России, Китая и Ирана, считает Харрисон.

Потенциал-то есть, но только в России такие системы сейчас реально состоят на вооружении, если говорить об ослепляющем и выжигающем лазерном оружии. Речь о лазерном комплексе "Пересвет", широко известном после известного первомартовского послания нашего президента. А также речь идет о создаваемом очередном поколении системы "Сокол-Эшелон", то есть о лазерной системе на борту самолета Ил-76. Правда, вопрос: можно ли считать подобное именно оружием "Земля — космос" или стоит ввести отдельную классификацию? А вот системы постановки помех спутникам и взлома спутников есть на вооружении и у России, и у её американских "партнеров".

3. Кинетическое оружие "Космос — космос". То есть спутники, которые физически перехватывают другие спутники, чтобы уничтожить их, при этом как с потерей самого перехватчика, который тоже взрывается, или ввиду применения оружия этим перехватчиком без его потери — скажем, реактивных снарядов, пушек, лазерных систем и т. п.

Здесь вновь возникает проблема мусора, равно как и потенциального применения ядерного оружия, которое могло бы иметь последствия для ряда систем. Советский Союз неоднократно испытывал такие спутники-перехватчики, как одноразовые взрывающиеся, так и основанные на иных принципах поражения. Перехватчики эти (спутники типа "Полет", ИС, ИС-М, ИС-МУ) были нескольких поколений, и эти системы стояли на боевом дежурстве. Причем в конце "холодной войны" в СССР была создана подобная система, позволяющая дотянуться и до целей на геостационаре. Минусом подобных систем оружия, однако, является невозможность массового применения — для вывода на орбиту спутников-перехватчиков нужно много стартов ракет космического назначения, возможности космодромов даже ведущих держав не позволяют организовать более нескольких запусков в сутки. Даже если приспособить для вывода баллистические ракеты, при нынешних военных орбитальных группировках за сотню аппаратов военного назначения, не считая двойного, истребить быстро нужные спутники просто не получится. Спутники же, оснащенные оружием многоразового применения, по большому счету, пока больше теория, нежели практика. Хотя российские "спутники-инспекторы" типа "Нивелир" 14Ф150 (индекс и шифр предположительны) и подозревают на Западе в наличии на них и систем поражения, а не только осмотра, правда, неизвестного типа, и доказательств твердых этому пока нет. Не очень понятно, относить "инспектора" вообще к этому пункту классификации, или же к нижеследующему

4. "Космос — космос" (некинетическое). Спутник выводится на орбиту и использует некинетические средства поражения вроде мощных микроволн, электромагнитных импульсов, систем постановки помех или другие средства для разрушения или выведения из строя элементов другой системы космического базирования или ее целиком.

В открытых источниках нет случаев использования такой системы, хотя Харрисон отмечает, что сторонним наблюдателям будет трудно сказать, произошло ли это. Так, Франция устами своего министра обороны обвинила Россию в совершении такого рода действий в 2018 году, что Париж описал как попытку перехвата военных сообщений. Правда, тот спутник, на который кивала француженка-министр, относится к спутникам-ретрансляторам, а никак не шпионам.

Также в этот тип космического оружия относится, по некоторым сведениям, российский тип "спутников-инспекторов", но и тут никаких доказательств пока нет.

В общем, тип оружия в классификации есть, а есть ли оно само хоть у кого-то, непонятно. Однако о планах создания такого намекали или объявляли несколько стран, включая ту же Францию.

5. Кинетическое оружие "Космос — Земля". Классика научной фантастики, голливудского кино (типа фильма "В осаде-2" с гражданином России Стивеном Сигалом), политических и журналистских "пугалок" для обывателя.

Способность бомбардировать земную цель из космоса, по мнению обывателей и интернет-экспертов с дивана, даст истинное превосходство любой стране, которая ее получит и разовьет. Урон может быть нанесен с использованием кинетической энергии самого оружия вроде ядерных и обычных боезарядов, спущенных с орбиты, или чего-то вроде лазерных лучей. Американские военные рассматривали его в прошлом, но нет открытых примеров того, как такая система кем-то создана или создается. Хотя обыватели и диванные эксперты и разные политики любят подозревать в подобном то покойные "Спейс шаттлы" (без малейших на то оснований, впрочем), то есть американский многоразовый аппарат нелетальной разведки Х-37В.

На самом же деле подобное оружие абсолютно бесперспективно. Во-первых, оружие, что на орбите, снять с орбиты куда проще, чем доставляемое МБР или БРПЛ. Сбить орбитальную цель проще, она имеет стабильную траекторию и постоянную скорость. Если, конечно, есть средства достать до орбиты.

Во-вторых, сброс нагрузки с орбиты смысла вообще почти не имеет. Боевой блок орбитального базирования (даже одновиткового или менее чем виткового, как советские Р-36орб) имеет куда большую массу, потребную теплозащиту, нуждается в тормозных двигателях для схода с орбиты, и, самое главное, обладает очень невысокой точностью даже при баллистическом спуске. Достичь величин отклонения, на которые давно способны боевые блоки МБР, орбитальному блоку невозможно или это просто крайне сложно и не окупит себя. Такое оружие не является и оружием мгновенного применения — для схода с орбиты потребуется куда больше времени, чем у любой МБР для доставки "подарков" супостату. И оружием внезапного применения тоже не является. Сход с орбиты засекут раньше, чем засекают пуск МБР. Что до разных "лучей смерти" с орбиты, то земная атмосфера надежно защищает от любых подобных ударов цели на поверхности, во всяком случае, той мощности лучей, которые можно получить орбитальными средствами. Не стоит и забывать того, что спутник не висит над нужной точкой земной поверхности и может над ней побывать, как правило, дважды в сутки. За исключением геостационарной орбиты, но оттуда нагрузку спускать и очень долго, десятки часов, и дорого, и топлива не напасешься. В общем, этот пункт самый, наверное, эффектный, но и самый бесполезный в классификации. По крайней мере, в ближайшие несколько десятилетий.

6. Некинетическая система "Космос — космос". Система, которая может поражать цель путем создания помех сигналам либо посредством наведения космических аппаратов или баллистических ракет. США говорили о желании использовать лазерные системы космического базирования на основе рентгеновских лазеров с ядерной накачкой для ПРО, но было это в 80-е годы и давно забыто за нереализуемостью.

Еще два пункта в заключение


Автору кажется, что г-н Харрисон забыл еще два пункта. Речь о кинетическом и некинетическом оружии "Воздух — космос". Это противоспутниковые ракеты воздушного базирования. Типа закрытой американской темы с разработкой ракеты ASAT на вооружении специально переделанного F-15, советской темы с ракетой "Контакт" на облегченном и переделанном МиГ-31Д и новейшей российской ракеты "Буревестник" (не путаем с одноименной крылатой ракетой наземного базирования с ядерным воздушно-реактивным двигателем) на вооружении у истребителя МиГ-31БМ, также доработанного. Также была схожая разработка для тяжелого бомбардировщика Ту-160, в 90-е уже предлагавшаяся как платформа запуска малых спутников, но проект тогда не пошел. Как, впрочем, и попытка конверсии темы "Контакт" по тому же принципу. Зато уже в новейшее время в России вернулись к этой теме.

Данный способ поражения спутников, как и наземные противоспутниковые ракеты, позволяет организовать массированную атаку на спутники. Равно как и системы некинетического воздействия воздушного базирования, в виде ослепляющих и портящих аппаратуру лазерных установок на самолетах — они вместе с наземными "коллегами" тоже способны решать задачи по массированному противодействию орбитальной группировке противника. Разумеется, подобное возможно только в военное время или перед самым началом масштабных боевых действий. А вот "мелкие пакости" отдельным спутникам средствами помех или выведение из строя мешающего спутника неявным способом возможны уже в мирное время. В западной прессе обсуждаются даже совсем экзотические методы вроде малых спутников-инспекторов, замазывающих оптические средства наблюдения спутнику супостата монтажной пеной или краской. Можно еще и слово, которое можно, говорят, прочесть в парижском туалете, написать. Но это уже совсем экзотика.

Харрисон не включает в свои рамки весь противокосмический потенциал, конкретно исключая оружие, которое базируется на Земле и оказывает там воздействие на средства связи и управления орбитальной группировкой:

Формой противокосмического оружия, которое используется для разрушения или деградации наших космических систем, может быть крылатая ракета, запущенная по наземной станции связи или пункту управления. Это может помешать нам использовать космос. Но я бы не назвал это космическим оружием, потому что оно никогда не выходит в космос и не воздействует на объекты на орбите.

В широком смысле можно ожидать, что разработка и развертывание космического оружия будут продолжаться в ближайшем будущем, сообщает Харрисон, но с акцентом на тех возможностях, которые используются только для оборонительных мер — даже если, как он отметил, “одна и та же система может быть использована в другом качестве”.

В любом случае, похоже, что все эти противокосмические средства будут развиваться активно в ближайшие десятилетия, и не только в нашей стране, где они уже активно развиваются. Но именно Россия, действуя с позиции своего крайне солидного потенциала в этом вопросе, выступает за ограничение этой гонки. Странно, что американцы не соглашаются, видно, опять лелеют планы обойти нас в этом аспекте. И зря надеются: Россия не позволит добиться превосходства над собой в столь важной сфере.
Я. Вяткин, специально для "Военного обозрения"

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

146

Похожие новости
12 июля 2020, 06:20
09 июля 2020, 21:20
11 июля 2020, 15:00
10 июля 2020, 20:00
10 июля 2020, 06:40
11 июля 2020, 05:40

Новости партнеров