Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Китайский марш в Латинской Америке

Глава КНР Си Цзиньпин уделяет особое внимание развитию отношений со странами Латинской Америки. На встрече с президентом Чили Себастьяном Пиньерой. Фото Reuters
Еще недавно российско-американская дискуссия между дипломатами и военными чиновниками сводилась к обсуждению проблем региональной безопасности на европейском театре военных действий. Однако география внешнеполитической борьбы между США и РФ стремительно расширяется до Латинской Америки (ЛА): Вашингтон грозит Москве последствиями за размещение в странах региона объектов военной инфраструктуры.
В то же время американские стратеги упускают из виду целый ряд факторов, которые в совокупности позволяют «третьим странам» оказывать в некоторых областях большее влияние на ЛА, чем Россия. И особенно в военной сфере.
РОССИЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ
В условиях современного миропорядка национальные интересы России в ЛА объективно обусловлены следующими обстоятельствами:
– регулярными нарушениями США нормативных требований ООН: принципов уважения суверенитета, невмешательства во внутренние дела, в использовании силы или угрозы ее применения (например, в Боливии, Венесуэле и на Кубе);
– произвольным лишением полномочий делегаций суверенных стран, регулированием состава делегаций путем выдачи или невыдачи виз; стремлением придать политические и полицейские функции Организации американских государств (вмешательство в президентские выборы в Венесуэле в 2018 году);
– вовлечением в деятельность блока НАТО латиноамериканских стран за счет присвоения статуса «основной союзник вне НАТО» Аргентине, Бразилии, Колумбии; принятием руководством этих стран решений о переводе своих армий на стандарты НАТО;
– участием США и союзников в военном строительстве и оказанием влияния на техническую оснащенность армий региона; закреплением Вашингтона в статусе основного (в перспективе до 2025 года единственного) поставщика ВВСТ в страны ЛА; созданием искусственной конкуренции, а затем полным вытеснением с латиноамериканского рынка вооружений других игроков, в первую очередь России и КНР;
– использованием Китаем «мягкой силы» для ненасильственной интервенции в страны ЛА (КНР выделяет средства на строительство инфраструктурных объектов, выстраивая таким образом экономические связи с Бразилией, Венесуэлой, Мексикой в рамках инициативы «Один пояс, один путь».
На практике подобная «мягкая интервенция» способна вызвать замещение России в качестве ключевого партнера таких стран, как Венесуэла, Боливия, Куба, как в гражданской, так и военной сфере путем создания военно-транспортной инфраструктуры. Учитывая характер современной обстановки в ЛА, демонстрирующей тенденцию к эскалации, на последнем обстоятельстве остановимся более подробно.
КИТАЙСКАЯ СТРАТЕГИЯ «МОРСКИХ ЗАМКОВ»
Еще в 2013 году большинство российских и американских специалистов по Китаю считали, что КНР не способна создать разветвленную сеть военных баз за рубежом.
Такая позиция была обусловлена в первую очередь самими задачами китайской армии – защитой суверенитета и территориальной целостности КНР. Другая причина – падение темпов роста ВВП Поднебесной, что объективно не позволяло создать диверсифицированную систему зарубежных военных баз и пунктов материально-технического обеспечения (ПМТО) по американскому образцу.
Однако продвижение председателем КНР Си Цзиньпином геоэкономического проекта «Один пояс, один путь» потребовало обеспечения не только китайских национальных интересов за пределами страны за счет «мягкой силы», но и защиты здоровья и жизни конкретных граждан КНР силовыми способами в странах с неблагоприятной внутриполитической обстановкой («Три поднебесные армады», «НВО», 28.10.21).
Для обеспечения национальной безопасности китайские руководители декларируют значимую для развития государства стратегию: освоение, использование и защиту морского пространства, строительство сильной морской державы.
Основные положения этой стратегии опубликованы в январе 2013 года в комментариях к докладу ЦК Коммунистической партии Китая. Там содержатся рекомендации для командования китайской армии рассмотреть возможность создания за рубежом баз и пунктов всестороннего обеспечения деятельности кораблей и судов национального флота в интересах поддержания безопасности морских торговых путей в Индийском океане и западной части Тихого океана. В комментариях отмечено, что Поднебесная не намерена создавать военно-морские базы по примеру США, но и не исключает саму возможность строительства таких объектов на территории других стран («От слова «мобильность», «НВО», 21.10.21).
Для обоснования присутствия китайских подразделений за рубежом получила развитие и нормативно-правовая база. Официальным военно-доктринальным документом КНР «Белая книга по национальной обороне», изданным в 2015, 2017 и 2019 годах, были определены основополагающие принципы применения Народно-освободительной армии Китая за пределами национальной территории. После этого в 2017 году в Джибути официально был введен в эксплуатацию первый зарубежный ПМТО ВМФ Китая с емкостью до 10 тыс. военнослужащих.
В перспективе новым ПМТО ВМФ Китая может стать пакистанский порт Гвадар, основные объекты инфраструктуры которого уже возведены и управляются китайскими подрядчиками. Учитывая стратегический характер отношений между Пекином и Исламабадом, здесь предполагается разместить не только надводные и подводные корабли, но и создать центр гидроакустической разведки прилегающих акваторий.
Как правило, договоры такого рода направлены на претворение в жизнь Китаем так называемой концепции «Нить жемчуга» (String of Pearls), которая направлена на беспрепятственную транспортировку энергетических ресурсов в Китай из стран Ближнего и Среднего Востока морским путями.
Кроме того, китайская сторона проявляет интерес к привлечению для обеспечения национального ВМФ портов в Анголе, Иране, Йемене, Кении, Маврикии, Мальдивах, Мозамбике, Омане, Танзании и Эритрее. Примечательно, что большинство из объектов портовой инфраструктуры этих стран уже используются китайскими кораблями для пополнения запасов материальных средств. В то же время Пекин официально позиционирует указанные объекты в качестве региональных транспортно-логистических центров, обеспечивающих функционирование инициативы «Один пояс, один путь».
К 2025 году предусматривается также создание трех линий пунктов инфраструктурной поддержки для обеспечения деятельности кораблей китайского гражданского и военного флота в Индийском океане. Северная линия будет включать порты Бангладеш, Мьянмы, Пакистана и Шри-Ланки. Западная – порты в Йемене, Омане, Джибути, Кении, Танзании, Мозамбике. Южная будет соединена с портами Сейшельских островов и Мадагаскара.
НЕКОТОРЫЕ ТОНКОСТИ КИТАЙСКИХ КОНЦЕПЦИЙ
В китайском военно-доктринальном документе «Роль видов и родов войск в совместной операции» отмечено, что Пекин реализует не только «Нить жемчуга», но и дополняющую концепцию «Двойное применение баз обеспечения» (Dual Use Logistics Facility). Основные положения концепции заключаются в стремлении принимающих в КНР решения лиц нарастить присутствие национальных экономических и военных структур в западной части Тихого океана, в странах северо-восточной и северо-западной частей Индийского океана для обеспечения транспортной безопасности.
Следует отметить, что между рассмотренными концепциями существуют некоторые различия. Во-первых, согласно положениям концепции «Двойное применение баз обеспечения», заход кораблей китайского военного флота в иностранный порт осуществляется по просьбе и при содействии экономического партнера (китайской компании) в этой стране и не подразумевает наличия двусторонних договоров между государствами о заходах военных кораблей в порты договаривающихся стран. В то же время концепция «Нить жемчуга» требует юридически оформленных межгосударственных соглашений в рамках политических отношений с каждым из государств.
Во-вторых, исходя из правовых особенностей использования объектов портовой инфраструктуры, концепция «Нить жемчуга» предоставляет больше возможностей для всестороннего обеспечения деятельности кораблей и судов китайского флота даже при условии отсутствия у страны экономических партнеров в портах других государств. По концепции «Двойного применения баз обеспечения» эти объекты используются главным образом для противодействия нетрадиционным угрозам безопасности, таким как морское пиратство и терроризм.
«МЯГКАЯ СИЛА» КНР В СТРАНАХ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
Государства ЛА относятся к развивающимся странам или к странам «третьего мира». Китай проводит курс на широкое развитие экономических и торговых связей практически с каждой из них. Эти страны богаты энергетическими и сырьевыми ресурсами, и сотрудничество с ними позволяет КНР решать проблему недостатка ресурсов в собственной стране.
Мощное экономическое проникновение Китая в страны ЛА, не обусловленное никакими политическими требованиями, заставляет говорить о «китайской экспансии». Оценки этого проникновения в мире неоднозначны. Китай, учитывая свой опыт, стремится сделать путь внедрения в страны ЛА более «дружелюбным», используя инвестиции и «мягкую силу» своей культуры. Действенной мерой, направленной на познание китайской культуры населением Латинской Америки и на развитие двусторонних контактов, признается открытие в странах региона сети научно-образовательных центров Института Конфуция.
В научно-исследовательском докладе глобальной аналитической организации «Центр Карнеги» за май 2020 года «Вовлечение КНР в региональные дела Латинской Америки» научный сотрудник Маргарет Майерс отмечает, что экономическая стратегия Китая относительно развивающихся стран состоит в том, чтобы за счет ресурсов ЛА диверсифицировать источники импорта энергоносителей. Это снизит зависимость национального хозяйства КНР от нефти Ближнего и Среднего Востока. Поступление нефти и газа в требуемых количествах позволит Китаю уменьшить долю угля в энергобалансе страны и облегчить экологическое давление на природную среду, рационализировать экономические потери, связанные с общей низкой рентабельностью угля в добыче, транспортировке и обогащении.
При этом в работе «Геополитический подъем КНР в Латинской Америке» (2016) исследователь Тэд Пиккони называет важным идеологическим фактором сотрудничества Китая и ЛА сходство стоящих перед обеими сторонами задач по модернизации экономики, борьбе с бедностью, оптимизации условий международной экономической кооперации при сохранении политической стабильности в условиях торговых войн с США. В Китае констатируют, что стремительное развитие отношений между КНР и государствами ЛА в последние годы вызывает значительный интерес у третьих стран, прежде всего у США. Отмечается, что в процессе китайского проникновения в указанный регион следует учитывать «американский фактор», поскольку Вашингтон имеет там традиционно весомое влияние.
Растущая глобальная мощь Китая
проецируется на все континенты.
Фото с сайта www.chinamil.com.cn
ВОЕННЫЕ БАЗЫ КНР В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ
Китай при продвижении своих интересов в ЛА опирается также на инструментарий военной дипломатии: проведение совместных военных учений, заходы кораблей в порты с целью демонстрации флага, обучение по обмену в военных вузах.
Всего в период с 2002 по 2019 год китайские политические и военные деятели совершили 215 официальных визитов в страны Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ). При этом на такие страны, как Чили, Куба, Бразилия и Аргентина, приходится более половины из указанных мероприятий.
Отработав алгоритм продвижения национальных интересов на Африке и Ближнем Востоке, китайские стратеги организовали особую форму делегационного обмена – форум «Китайско-латиноамериканский диалог по вопросам безопасности». В 2012 году его участниками стали Боливия, Колумбия, Куба, Эквадор, Перу и Уругвай.
Собственно военное сотрудничество получило особое развитие со странами, представляющими образец социалистический солидарности: с Кубой и Венесуэлой. Даже основные союзники США по обеспечению региональной безопасности – Колумбия и Чили официально выразили заинтересованность в развитии военных связей с КНР. Научный сотрудник Национального военного колледжа при МО США Синтия Ватсон отмечает, что после череды целенаправленных дипломатических встреч и мероприятий военно-дипломатического характера Китай убедил сотрудничать главного союзника США в регионе – Колумбию.
Эксперты признают, что военное влияние КНР на страны Латинской Америки в целом ограничено, но за последние десять лет увеличилось благодаря экономическим связям. Например, в соответствии с отчетом Американо-китайской комиссии по экономике и безопасности за 2021 год в интересах китайских Войск стратегической поддержки (недавно созданный компонент НОАК, аналог кибервойск) действует наблюдательный пост по контролю за искусственными спутниками Земли (ИСЗ), расположенный в аргентинском городе Неукен.
В докладе глобальной аналитической организации «Центр Карнеги» за декабрь 2021 года «Китайские инвестиции в Аргентину: помощь в энергопотреблении?» автор Джулия Гонсалес отмечает, что это самый большой подобный военный объект, находящийся за пределами материковой части Китая. Чтобы закрыть финансовые долги перед КНР, аргентинское правительство санкционировало в 2015 году на безвозмездной основе аренду земельного участка сроком на 50 лет с разрешением строительства китайцами инфраструктурного объекта. В июне 2021 года командующий Объединенным командованием ВС США в зоне Центральной и Южной Америки адмирал Крейг С. Фаллер сообщил, что этот объект может использоваться не только в мирных целях, но и для шпионажа против США. Он также отметил, что, учитывая финансовую зависимость Аргентины от КНР, представляется затруднительным объективный контроль использования объекта по назначению.
ПОРТЫ, КАНАЛЫ, ПРОЛИВЫ
Другим значимым инструментом проецирования своего влияния в страны ЛАКБ являются частные охранные компании КНР, отвечающие за охрану портовой инфраструктуры, которую построили китайские компании.
По состоянию на начало 2022 года на деньги, которые КНР выделила странам ЛАКБ, идет строительство примерно 40 проектов, часть из которых составляют глубоководные порты, которые можно использовать в военных целях. Адмирал Фаллер на брифинге МО США в марте 2021 года сообщил журналистам, что деятельность китайских компаний в этом направлении создает предпосылки для снижения военного лидерства США в регионе, поскольку способна сократить торговые маршруты американских торговых судов и зоны патрулирования кораблей ВМС США. Кроме того, все порты являются объектами критической инфраструктуры государства и априори характеризуются двойным назначением.
Адмирал также обратил внимание на то, что китайские подрядчики обслуживают, пожалуй, важнейший инфраструктурный объект в мире – Панамский канал. А вместе с ним и Магелланов пролив, соединяющий Атлантический и Тихий океаны. Кроме того, вполне возможна помощь китайцев в модернизации доков на аргентинской военной базе Ушуая.
Китайские компании не обошли стороной и страны Карибского бассейна. China Harbor Engineering Company, расположенная в городе Кингстон (Ямайка), ведет проекты во всех странах КБ. У компании есть приоритетный доступ к инфраструктуре порта Сантьяго-де-Куба в обмен на возможность бесплатной аренды площадей китайскими банками.
Страны Карибского бассейна занимают стратегически важное положение к югу от США. Поэтому, как отмечает Маргарет Майерс, в случае реального конфликта с США у Китая будут очень выигрышные позиции. Вместе с тем китайско-аргентинские переговоры о строительстве инфраструктурных объектов двойного назначения продолжаются.
С 2013 года в китайском городе Нанкин на регулярной основе проходит форум «Китай – страны Карибского бассейна – Южно-Тихоокеанский регион», где высший эшелон НОАК проводит консультации с лидерами стран ЛАКБ по вопросам безопасности. На четвертом по счету форуме в 2019 году министр обороны КНР констатировал, что военное и военно-техническое сотрудничество с латиноамериканскими странами обусловлено в первую очередь защитой проекта «Один пояс, один путь».
У НОАК есть опыт по командированию личного состава в страны ЛАКБ для проведения учений: ликвидация последствий ЧС в Колумбии (2012), антитеррористические учения в Бразилии (2016). По мнению китайского командования, тренировки в джунглях Колумбии и Бразилии позволяют отработать навыки в более суровых климатических условиях, чем в южных районах КНР.
В 2002–2019 годах корабли ВМФ Китая осуществили 28 заходов в порты стран ЛАКБ. В 2013 году два фрегата УРО ВМФ НОАК и судно обеспечения участвовали в совместных учениях с ВМС Чили. В 2011, 2015 и 2018 годах госпитальное судно «Дайшаньдао» совершило заходы в порты стран ЛАКБ.
Личный состав НОАК на регулярной основе проходит обучение в Институте миротворчества в Бразилии, повышает уровень выучки в центре Сил специальных операций Колумбии. Высшие офицеры НОАК посещают курсы для руководящего состава, организуемые при учебных заведениях чилийскими ВМС. В свою очередь, при обучении в Китае иностранных военных специалистов проводится идеологическая работа с обучаемыми, формирующая систему ценностей, которая определяет выбор в пользу КНР, а не США.
«ЖЕСТКАЯ СИЛА» КИТАЙСКОГО ВТС
В качестве одного из важных направлений усиления своего влияния в ЛА Пекин рассматривает военно-техническое сотрудничество (ВТС) с государствами региона («Экспансия Поднебесной под Южным крестом», «НВО», 29.07.21).
В настоящее время на ЛА приходится около 13% экспорта ВВСТ производства КНР. В регион экспортируются авиационная, автомобильная и бронетанковая техника, артиллерийские системы, стрелковое вооружение, боеприпасы и снаряжение, корабли и боевые катера. Большинство поставок осуществляется за счет предоставляемых Пекином беспроцентных займов и льготных кредитов. Южноамериканских партнеров привлекает низкая цена этих вооружений и военной техники, наличие льготных схем кредитования, гибкость в организации послепродажного обслуживания. Основными партнерами Китая по ВТС в регионе являются Аргентина, Венесуэла, Куба и Перу.
В Аргентину в 2007–2015 годах было экспортировано четыре боевые бронированные машины (ББМ) китайского производства. Получил освещение вопрос закупки истребителей JF-17. Аргентина нашла обходной путь к обретению современных истребителей для своих ВВС, доведенных усилиями Великобритании до практически полного уничтожения. Пакистанский новостной ресурс оборонной тематики Pakistan Strategic Forum опубликовал фрагмент бюджетного предложения Министерства обороны Аргентины на 2022 год. Из него следует, что Аргентина намерена потратить 664 млн долл. на приобретение у Пакистана 12 истребителей JF-17A Block III совместной пакистано-китайской разработки («Китайский авиапром долетел до Америки», «НВО», 15.07.21).
Боливия в 2006–2013 годах закупила в КНР 6 единиц К-8 «Каракорум», 41 единицу ББМ. В период 2010–2020 годов в Венесуэлу из КНР были экспортированы легкие танки, орудия полевой артиллерии, транспортные самолеты Y-8, учебно-боевые самолеты китайско-пакистанского производства К-8 «Каракорум» с ракетами «воздух–воздух», различные типы ПТРК и противокорабельные комплексы.
Также поставлялись беспилотные системы Mavic Air китайской компании SZ DJI Technology Co. и различные виды РЛС – JY-27A, Cetec JYL-1 3D, JY1B 3D, JZ/QF-612. Известно, что МО Венесуэлы рассматривает варианты приобретения китайского многоцелевых вертолетов Harbin Z-9EC, истребителей J-10C (конкурент российского МиГ-35) и легких истребителей JF-17 Block 3.
«КОСМИЧЕСКИЕ ЗАМКИ» КНР
КНР активно развивает космическую программу и принимает участие в ряде космических проектов ЛАКБ («Вселенские амбиции и полеты наяву», «НВО», 13.01.22).
Согласно ежемесячным обзорам Американо-китайской комиссии по экономике и безопасности, Поднебесная помогла запустить странам ЛАКБ 21 ИСЗ. Из них 10 – в интересах Аргентины (2020), 6 – для Бразилии (2015, 2019), 3 – для Венесуэлы (2017), по одному для Боливии (2010) и Эквадора (2013).
Несмотря на ограничения по COVID-19, в Боливии на 2022 год запланирован запуск еще одного ИСЗ. Всем спутникам открыт бесплатный доступ для государств – участников китайской инициативы «Один пояс, один путь» в странах ЛАКБ.
Кроме того, китайские специалисты консультируют латиноамериканских инженеров при строительстве наземных пунктов контроля ИСЗ в Венесуэле и Боливии. Учитывая предыдущий опыт, указанные страны могут передать КНР контроль над ними в случае принятия политического решения. Вдобавок КНР взаимодействует с Аргентиной, Бразилией, Чили и Перу в рамках Азиатско-Тихоокеанской организации по космическому сотрудничеству (APSCO) – международной организации в области исследований и освоения космического пространства.
Китайско-латиноамериканские отношения даже в контексте пандемии COVID-19 можно описать принципом главного архитектора китайских реформ Дэн Сяопина: «Не важно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Китай в регионе ЛАКБ, руководствуясь долговременными и политическими установками, добивается поставленных практических целей.
Китай наращивает свое присутствие в странах ЛАКБ за счет строительства портов. После обострения обстановки в Казахстане (поставщик углеводородов в КНР по суше) вполне возможно увеличение влияния китайских компаний в странах – экспортерах углеводородов ЛАКБ.
Учитывая особенности государств ЛАКБ, используя культурное и военное проникновение в них, Пекин достаточно эффективно осуществляет «мягкое выдавливание» Вашингтона с Южноамериканского континента и становится закономерной альтернативой Москве.

Подпишитесь на нас Вконтакте

346

Похожие новости
28 апреля 2022, 21:40
16 апреля 2022, 09:40
19 апреля 2022, 14:00
18 апреля 2022, 15:00
27 апреля 2022, 20:20
21 апреля 2022, 22:00

Новости партнеров