Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Кинозал. «Недруги»: если друг оказался вдруг...

Чаще всего внимание привлекают фильмы тенденциозные, попавшие на какой-либо кинофестиваль, вызвавшие крупный скандал или просто снятые под распил бюджета, отчётливо осязаемый при конечном нулевом результате. Но есть картины менее одиозные, казалось бы, только для внутреннего пользования. Но и эти фильмы важны, так как информационная эра, что должна была раздвинуть границы и даровать свободу, оказалась всеобъемлющей, но достаточно управляемой в краткий временной период. В данном контексте даже отвлечённые от политики ленты для «внутреннего пользования», становятся прекрасными маркерами того, что в тренде в обществе той или иной страны или, соответственно, что стараются навязать этому обществу. А так как Голливуду любое море по колено, то и саму историю смещением акцентов и повторяемой раз за разом маленькой ложью можно в общественном сознании изменить.

Фильм «Недруги» американского производства, обаявший «независимых» критиков, что в базарный день идут по 5 руб. ведро, вышел в наш прокат пару месяцев назад. Картина представляет собой кажущийся бесконечным дорожный вестерн, повествование которого перенесено в конец 19 века. Суровый как грозовой утёс капитан Блокер (Кристиан Бейл) получает последнее своё задание – транспортировать бывшего вождя Жёлтого Ястреба из Нью-Мехико в Монтану, где последний должен будет отдать концы из-за рака. Власти, таким образом, желают проявить гуманизм, потому как на бескрайних просторах, очищенных от дикарей, поселилось такое количество разномастного американского отребья, что нужно толпе выкатить хоть что-то напоказ.


Блокер, как непосредственный участник войны с индейцами и с самим Жёлтым Ястребом, хмурит брови и топочет сапогами на начальство, но в итоге отправляется в путь. Словно тупого и бессмысленного риска того, что бравый капитан, даже не дождавшись фотографа, да и пункта назначения, порубит вождя вместе с вигвамом в мелкий винегрет, мало, начальство снаряжает капитану воистину отряд паноптикума. В отряд образца 1890-х годов входят образцовый южанин (как любят южане северян чувствуется и сейчас, а уж 25 годков после войны, верно, взаимоотношения были просто песня), негр, пардон, афроамериканец в чине капрала и ещё парочка отменных северян.




Я, конечно, понимаю, что нанимать консультантов-историков нынче не комильфо, потому как эти учёные зануды сходу рубят полёт творческой мысли на корню. И, естественно, мне понятно желание любыми способами столкнуть взаимоисключающие фигуры, дабы создать эмоциональное насыщенное кинополотно. Но, если ранее это делали несколько более изящно, что сглаживало неточности, сами персонажи вводились в сюжет постепенно, а накал их противостояния оттягивал всё внимание зрителя. То в данной ленте шайку сомнительных типов вводят в сюжет сразу, то ли сославшись на тупость начальства, то ли на тупость зрителя. Да и насыщенности не видать, так как эти пришибленные и апатичные бойцы не конфликтуют друг с дружкой напрочь, напоминая унылыми и редкими разговорами букет увядших одуванчиков.

Более того на зрителя начинается излив толерантной розовой слизи из черепных коробок тех, кто по всем законам жизни, пройдя через горнило войны и давно перешагнув тот юношеский возрастной порог изменений характера, должен быть твёрд и жёсток как сталь. А потомок бойцов Южного Креста вообще играет первую скрипку. Таким образом, режиссёр Скотт Купер даже не старается показать эволюцию убеждений своих персонажей, то ли понимает, что не сможет это сделать, то ли вообще занят другой задачей. Как мне кажется последнее ближе к истине.

Тем временем, по всем законам вестерна отряд продолжает двигаться к заветной цели, попутно встревая в перестрелки, теряя уж самых утлых персонажей и приобретая новых, чтобы эта компашка, напоминающая группу анонимных алкоголиков, не распалась. Это, кстати, крайне важно, ведь по одиночке ни один из актёров вытянуть картину не способен. И дело даже не в актёрском таланте, а в плоских диалогах.


Сами мы не местные...


Новыми членами группы поддержки становятся военный преступник сержант Уиллс (Бен Фостер), которого нужно доставить к месту казни, и барышня Рози (Розамунд Пайк), потерявшая всю семью при нападении «неправильных» индейцев на их ранчо посреди захолустья. При этом, после того как весь фильм зрителю вдалбливали, что Дикий Запад самое опасное место, возникает естественный вопрос, семья Рози клинические идиоты? Зачем селиться в полном одиночестве посреди пустоши, кишащей американской свободой по полной программе? Может быть, на них что-то повлияло, или они миссионеры? Здравых объяснений нет, опять всё списано либо на тупость персонажа, либо зрителя.

Главное же, что самый коварный и злобный товарищ (потому что белый) всей картины в исполнении весьма харизматичного Бена Фостера, которому уготована роль антагониста, наиболее интересен. Во-первых, в его словах чувствуется хоть какая-то сермяжная правда жизни. Во-вторых, он выглядит живым человеком, а не примороженным рупором мира во всём мире. В-третьих, в его действиях присутствует немного логики, видимо, для разнообразия.


Капитан Блокер в исполнении Кристиана Бейла


В это же время вполне понятная взаимная ненависть конвоируемого вождя и капитана Блокера постепенно выветривается. Выветривается по необъяснимым и практически неотражённым в фильме причинам. Видимо, потому что капитан после каждого сражения выходил с железобетонным лицом и со щёткой усов полюбоваться на пейзаж с грустинкой в глазах. Впрочем, Блокер весь фильм ходит с железобетонным лицом.


Кристиан Бейл в фильме "Американский психопат" - играть парень умеет, просто играть, видимо, нечего


При этом чтобы напустить тумана интеллектуализма и якобы нового взгляда на пустой и муторный до зубной боли сюжет, фильм наполнен тягучими длинными кадрами, которые не окупаются взрывным диалогом, каким-то откровением или катарсисом. И это получается, потому что после засилья клиповых картин и сиюминутных премьер, даже простой инструмент фундаментального кино, коим является длинный кадр, как у Тарковского, можно выдать за само кино. Почему нет? Дай дураку микроскоп и халат, глядишь и за учёного сойдёт.

Так почему же критики высасывают из крайне неуклюжей картины всё новые творческие грани и какие-то режиссёрские находки? Не будем строить теории заговоров и говорить о повальной ангажированности как наших, так и закордонных критиков. Хотя крайне любопытно наблюдать как лента, заработавшая за рубежом процентов 50 положительных отзывов, в наших пенатах легко обходит рубеж в 70. А уж если за бугром «полюбили» на две трети, то здесь ожидаем дружный «одобрямс».

Во-первых, часто толкуют о новом взгляде на вестерн. Но этот фильм не вестерн вовсе. Он лишь притворяется вестерном, чтобы на контрасте увядающего жанра протолкнуть постную драму с претензией на фестивальные веники.

Во-вторых, кое-кто зашёлся в экстазе от того, что «американцы покаялись перед индейцами и признали факт истребления». Как я уже и говорил, современное кино работает на создание тренда, чистой воды видимости, красивой этикетки для общественного сознания, коему не свойственно копаться в содержимом. Посмотреть на наших криворуких киноделов, так мы круглые сутки каемся за Сталина, правда рейтинг Иосифа заставляет демшизу вскакивать по ночам в холодном поту.

К тому же «покаяние» вышло фантастически кривое. Само истребление индейцев присутствует только в устах заторможенных неким посттравматическим синдромом солдат, видимо, чтобы не травмировать тонкую душу обывателя. Всё это смазано жирным слоем рассуждений о долге и приказах (что-то Нюрнберг вспомнился). Нет, конечно, на съедение толерантности отдан один белый сержант, но судить-то его будут США - так что можно. В картине нет и в помине столь реалистичных, бытовых, а потому наиболее пугающих сцен, как очередь спивающихся аборигенов за бутылкой, как бесконечные стада перебитых бизонов, чтоб вызвать голод и т.д.

В-третьих, последней попыткой втянуть зрителя в этот сюрреалистический праздник толерантности являются пейзажи, якобы ставшие героями картины. Пейзажи действительно замечательные, вполне тянут на подарочный набор открыток «Девственная природа Дикого Запада», но не более. Чтобы пейзаж стал героем картины, он должен быть привязан к сюжету. К примеру, как в фильме «Выживший» гора бизоньих черепов посреди выхоложенной тайги прекрасно дополняет и сам дух картины, и самого главного героя.


Кадр из фильма "Выживший"


В итоге мы получили претенциозную пустую кинокартину. Дополнительную комичность которой добавляет то, что гимн толерантности с розовыми единорогами, испражняющимися радугой, пытались спеть в стиле black metal с брутальной серьёзность, периодическими сценами кровавого месива и нелепой растительностью на лице.


Более достойная замена этой агитки


Главное же, что под визгом о новаторстве продолжают покрываться пылью куда более достойные работы, как на тему войны с индейцами в прошлом, так и на тему вялотекущего вымирания в наши дни. Абсолютно безвестна стоящая просмотра телевизионная драма «Похороните моё сердце в Вундед-Ни», также канула в лету совсем новая остросоциальная лента «Ветреная река», раскрывающая современное положение туземцев. Может быть, эти «признания» были неудобными?
Автор: Восточный ветер

Подпишитесь на нас Вконтакте

166

Похожие новости
25 июня 2018, 06:20
23 июня 2018, 07:40
22 июня 2018, 07:00
23 июня 2018, 07:40
23 июня 2018, 07:40
25 июня 2018, 06:40

Новости партнеров