Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Как выиграть холодную войну без горячей фазы

Расположенный рядом с Китаем остров Тайвань может стать идеальным плацдармом для американских ракет средней и малой дальности. Фото со страницы президента Тайваня в Flickr
В сериале «Холодная война против Китая» появляется все больше острых эпизодов. Похоже, постановщики всерьез опасаются отмены следующего сезона и стараются доказать свою значимость. Эффектные на первых порах серии с торговыми санкциями уже приелись. Стали повторяться и утомлять аудиторию придумки со шпионящими телефонами и утюгами. Недоеденные летучие мыши пересилили суперменов, и главным очагом загадочного вируса стала сама Америка. Серия про «желтую опасность» почему-то поблекла на фоне настоящих вспышек то «черной», то «белой опасности». Требуются нестандартные, масштабные ходы. Несколько дней назад в ход пошел ремейк старой доброй придумки с машиной времени. Госсекретарь Майкл Помпео назвал неэффективной всю американскую политику в отношении Китая со времен президента Ричарда Никсона и фактически призвал «открутить назад» события минувших пяти десятилетий, вернуться к временам конфронтации с «Красным Китаем». Новые эпизоды сериала, к сожалению, не постановка, а риалити-шоу. Причем логика сценария ведет к обострению с непредсказуемым финалом.
«Не доверяй и проверяй»
Речь госсекретаря США Майкла Помпео, произнесенная на днях в библиотеке калифорнийского городка Йорба Линда, на родине Ричарда Никсона, уже приравнена мировыми СМИ к Фултонской речи Черчилля в 1946 году. И в том, и в другом случае речь шла об объявлении холодной войны. Похоже, противостояние с Китаем будет похлеще, чем с Советским Союзом. Помпео недаром перефразировал сказанные в 1985 году слова президента Рейгана, до предела ужесточив смысл сказанного. «Не доверяй и поверяй». Доверия Пекину больше не будет. Разговаривать не о чем. «Речь не идет о сдерживании. Не покупайтесь на это. Речь идет о сложном новом вызове, с которым мы раньше не имели дела».
Речь Помпео носит программный характер и суммирует претензии нынешней администрации США к Пекину. До речи в Йорба Линда со своими обвинениями выступили советник президента по национальной безопасности Роберт О’Брайен, директор ФБР Крис Рэй и генеральный прокурор США Уильям Барр. Словами все того же Помпео: «Посол О’Брайен уже сказал об идеологии. Директор ФБР Рэй рассказал о шпионаже. Генпрокурор Барр – об экономике. У нас была очень четкая задача, настоящая миссия. Она заключалась в том, чтобы разъяснить различные аспекты отношений Америки с Китаем; огромные дисбалансы в этих отношениях, которые складывались десятилетиями».
Помпео окончательно признал провал надежд на смену цвета «Красного Китая». Ведь изначально вашингтонские стратеги пытались одним ударом поразить сразу две цели. Во-первых, перетянуть Китай на сторону Запада в холодной войне против Советского Союза. Во-вторых, встроить Поднебесную в глобальную систему либерального политического и экономического устройства, подконтрольную США.
Еще в 1967 году, за год до победы на президентских выборах, в статье в журнале Foreign Affairs Ричард Никсон объяснил свою будущую стратегию: «В долгосрочной перспективе мы попросту не можем позволить себе навсегда вычеркнуть Китай из семьи наций. Мир не может быть в безопасности, пока Китай не изменится. Следовательно, наша задача – насколько возможно, влиять на ход событий. Наша цель – побуждать к переменам».
Полвека спустя, еще только заселившись в Белый дом, президент Дональд Трамп решил развернуть американскую политику на китайском направлении. Конечно, Запад успешно использовал Поднебесную в борьбе с Советской Россией, заставил Москву надорваться в борьбе сразу на два фронта. Но изменить политическую систему КНР так и не удалось, а без этого победа Запада над Востоком не считается окончательной. «Социализм с китайской спецификой» оказывается эффективнее либерализма.
«Сближение, которые мы осуществляли, не привело к тем переменам внутри Китая, к которым надеялся побудить его президент Никсон», – констатировал госсекретарь Помпео. В администрации президента Трампа он отвечает за внешнюю политику. Именно на этом участке фронта холодной войны в последние недели происходят наиболее резкие перемены. Китайские эксперты считают, что предстоящие до следующих выборов три месяца будут самыми опасными.
Цепная реакция окончательного «развода» США и КНР была запущена 21 июля неожиданным решением закрыть китайское консульство в Хьюстоне, штат Техас. Это было самое первое региональное представительство, открытое после установления дипотношений в 1979 году. Словно накануне войны дипломатам Поднебесной дали 72 часа на сборы. Во дворе стали жечь документы, с которыми не справлялись мощные шредеры. Тут же прозвучали обещания закрытия других консульств. В Пекине всерьез обсуждают возможность разрыва Вашингтоном дипломатических отношений! Похоже, «машина времени» может вернуть американо-китайские отношения как минимум в конец 1970-х, когда было принято решение о признании КНР и разрыве связей с Тайванем.
Неподъемная цена сепаратизма
Если Вашингтон пойдет на разрыв дипотношений с Пекином, то логично встанет вопрос о восстановлении отношений с Тайбэем. Но для этого тайваньские власти должны будут стать субъектом международных отношений, провозгласить суверенитет. Такой шаг будет означать прямой вызов Китаю, который считает Тайвань одной из своих провинций, пусть и пользующейся широкой автономией в соответствии с политикой «одна страна – две системы» наряду с Гонконгом и Макао. В отношениях с Тайванем действует также «консенсус 1992 года», который состоит в признании двумя сторонами единства и единственности Китая: «Китай и Тайвань – не отдельные государства». Провозглашение независимости любой частью КНР подпадает под действие принятого в 2005 году «Закона о борьбе с сепаратизмом». Он предусматривает применение всей мощи армии для обеспечения территориальной целостности державы.
Развитие событий по сценарию «Независимость Тайваня» все чаще обсуждается в последние месяцы как в Тайбэе, так и в Пекине. Китайские представители официально предупреждают о катастрофических последствиях подобной авантюры. Китайские вооруженные силы проводят в Тайваньском проливе комбинированные учения ВМС и ВВС с боевыми стрельбами. В социальных сетях публикуются подробные сценарии ракетных ударов, десантных операций.
Вполне определенно высказался 26 мая нынешнего года председатель КНР, генсек правящей партии и глава ее Военного совета Си Цзиньпин: «Осознанно готовиться к худшему случаю, наращивать военное обучение и боевую подготовку, своевременно и эффективно справляться со всеми видами сложных ситуаций и решительно защищать суверенитет, безопасность и интересы развития государства».
Военное противостояние в Тайваньском проливе может стать реальностью и принять формы намного более опасные, чем во времена самых крупных предыдущих кризисов 1954–1955, 1958, а также 1995–1996 годов. В ходе первых двух, еще до установления дипломатических отношений с КНР, США не только подтягивали к берегам Китая авианосные группы, но даже рассматривали применение ядерного оружия. «Ядерный сценарий» наверняка прописывается сейчас в Пентагоне и просчитывается в китайском Генштабе. При этом речь может идти не только об американских, но и тайваньских атомных бомбах.
Бомбы нет, но мы ее применим
Вашингтон вероломно предал Тайбэй ради установления отношений с Пекином в первые дни 1979 года. Вызванный среди ночи в Госдеп посол Китайской Республики (официальное наименование тайваньского режима) был настолько огорошен короткой и сухой вербальной нотой, что был почти парализован, его пришлось под руки выводить на волю. Эффект разорвавшейся бомбы испытало все население острова. Ведь одновременно утратил силу и «Договор о взаимной обороне», с 1950-х годов обеспечивавший «ядерный зонтик». Слабым утешением стал «Акт об отношениях с Тайванем», принятый в апреле 1979 года. Этот документ имел сомнительную силу, так как был принят только Конгрессом.
На острове были закрыты все американские базы, в том числе в Тайнане, где до 1974 года дислоцировались самолеты F-4 с атомными бомбами. Тайваньцам пришлось опираться на собственные силы. Сил этих благодаря американской помощи и созданию собственного военно-технического потенциала накопилось немало. Так, например, компенсацией за вывод носителей ядерных зарядов стала поставка современных истребителей F-5A и F-5E. «Компенсации» продолжались все годы китайско-американского «брака по расчету», несмотря на ритуальные протесты из Пекина. Вряд ли обошлась без молчаливого благословения и ядерная программа, которую секретно осуществляли тайваньские власти. Им не слишком мешала подпись под Договором о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Работы продолжались, и сейчас Тайвань причисляют к «пороговым» ядерным державам наряду с Израилем и КНДР.
Тайваньская ядерная программа стартовала в 1967 году на базе Института ядерных исследований при Чжуншаньском институте науки и техники. Был закуплен исследовательский реактор в Канаде, из США привезли низкообогащенный плутоний якобы для гражданской энергетической программы. В 1970-е годы успешно развивалась программа обогащения плутония с использованием тяжелых водяных реакторов. Военная программа была обнаружена инспекторами МАГАТЭ и в 1976 году официально свернута. Однако, по данным американской разведки, тайваньцы успели разработать устройства, готовые к испытаниям. Эти данные были получены от сбежавшего в декабре 1987 года в США тайного американского агента, полковника Чан Сянь-и, который был заместителем директора Института ядерных исследований. На основании прихваченных им документов американские эксперты заключили, что Тайвань уже осуществил контролируемую ядерную реакцию и был в годе-двух от обретения полноценной бомбы. Во время ракетных обстрелов через Тайваньский пролив в 1985–1986 годах возглавлявший тайваньскую администрацию Ли Дэн-хуэй предложил открыто возобновить программу, но не получил необходимой поддержки.
Официально Тайвань придерживается положений ДНЯО, хотя и обладает не только серьезными финансовыми ресурсами, но и передовыми технологиями, позволяющими быстро создать ядерное оружие. Шесть действующих АЭС нарабатывают плутоний из привозного урана. Неофициально же тайваньские дипломаты на мой прямой вопрос о наличии ядерного оружия с улыбкой повторили знаменитый ответ Голды Меир: «Во-первых, у нас ядерного оружия нет, а во-вторых, если потребуется, мы его применим».
Что касается средств доставки, то это не только истребители и бомбардировщики, чей радиус действия покрывает прилегающие приморские провинции КНР. На вооружении стоят созданные на Тайване сверхзвуковые ракеты Сюн Фэн III, крылатые ракеты Юнь Фэн и Сюн Фэн IIE. Самые современные виды вооружений поступают все эти десятилетия из Америки, несмотря на обещания Пекину, зафиксированные в трех китайско-американских коммюнике. Боевые корабли и самолеты, ракеты и танки, системы управления и комплектующие регулярно доставляются на Тайвань. В прошлом году, например, это были партии танков и ракет «поверхность-поверхность» на 2,2 млрд долл. и модернизированных истребителей F-16 на 8 млрд долл. В этом году уже успели договориться о продаже 18 тяжелых торпед MK-48 Mod 6 на 180 млн долл.
Военный потенциал Тайваня весьма внушителен даже без учета вероятно «завалявшихся» в каком-то укромном месте и готовых к использованию ядерных «изделий» или полуфабрикатов быстрого приготовления. Но в случае разрыва дипломатических отношений США с КНР и объявления Тайваня суверенным государством они мгновенно «найдутся». Но даже всего этого богатства может не хватить, чтобы предотвратить обещанный Пекином «суровый урок сепаратистам».
Успешная провокация даже ограниченного масштаба, без ядерного компонента, вполне устроит авторов антикитайского сериала. Она замедлила бы впечатляющее восстановление экономики КНР, осложнила бы положение Китая в мире. Но главное: конфликт мог бы стать поводом для переноса или отмены президентских выборов в ноябре нынешнего года. Команда Трампа уже прощупывает почву для такого антиконституционного шага под разными предлогами. Ореол «победителя Красного Дракона» помог бы восстановить падающую популярность.
Судьба Тайваня мало волнует сценаристов из Белого дома. Они доказали это еще в 1979 году, в одночасье бросив союзника на произвол судьбы. Но в новом сценарии ему может быть уготована роль уже не «терпилы в эпизодах», а действующего лица, хотя и второго плана. Расположенный рядом с самыми развитыми китайскими провинциями остров может стать идеальным плацдармом для американских ракет средней и малой дальности, «непотопляемым авианосцем».
США одновременно с разрывом дипотношений с КНР могут предпринять несколько важных шагов. Во-первых, включить пункт о гарантиях безопасности в документ о признании «Китайской Республики». Во-вторых, моментально разместить на острове многочисленное посольство, расширив «Институт американо-тайваньских отношений», уже выполняющий многие посольские функции и даже охраняемый морпехами в полной форме. В-третьих, срочно перебросить корабли и самолеты на оставленные 40 лет назад базы.
Расчет делается на то, что Китай не рискнет атаковать остров, вернувшийся под «ядерный зонтик» США, побоится задеть объекты с американскими военными и дипломатами. Таким образом, команда Трампа может достичь сразу нескольких целей. Сохранить власть еще на один срок. Нанести ущерб международному престижу Китая, а также репутации Си Цзиньпина внутри страны как нового вождя патриотических сил и автора долгосрочного плана «Китайская мечта о великом возрождении китайской нации». Без единого выстрела победить в холодной войне с Поднебесной, по крайней мере на ее начальном этапе.
Стратагема Трампа уже начала претворяться в жизнь. Она чрезвычайно опасна для мировой стабильности и безопасности.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

259

Похожие новости
10 сентября 2020, 23:20
04 сентября 2020, 00:00
28 августа 2020, 01:00
04 сентября 2020, 00:00
07 августа 2020, 01:20
14 августа 2020, 00:40

Новости партнеров