Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Как ЦРУ научило своего сотрудника отбывать срок


Джон Кириаку. Фото Джефа Элкинса
«Вислбловер». Это слово можно перевести на русский как «разоблачитель». Американский закон определяет вислбловера как лицо, раскрывшее секретную информацию или деятельность в правительстве, частной или общественной организации, которая считается незаконной, неэтичной или неправильной.

Американская традиция вислбловеров началась еще с Томаса Джефферсона. Среди известных вислбловеров: Даниэль Эллсберг, сделавший достоянием гласности «Бумаги Пентагона» – секретный отчет о провальной войне во Вьетнаме; Эдвард Сноуден, разоблачивший тотальную слежку в Америке; Мордехай Вануну, опубликовавший данные об израильском ядерном оружии. Вислбловеры есть и частном секторе: Мартин Трипп, открывший злоупотребления в автомобильной компании «Тесла», Грег Смит, разоблачавший злоупотребления в международной инвестиционной корпорации «Голдман Сакс» и другие. В 2012 году я писал про таких людей в материале «Сказать коллективу «нет» в темные времена» Это разные люди, с разными мотивами.




Мотивация вислбловера не имеет значения для закона, и в некоторых странах закон защищает таких людей


В декабре 2007 года, уже после отставки, на волне протестов против войны на Ближнем Востоке Кириаку дал интервью Брайану Россу на ABC News, где критиковал пытки, применявшиеся американскими спецслужбами в так называемой глобальной войне с террором. Он назвал пытки незаконными и рассказал, что слышал о пытках имама Абу Зубейды, захваченного ЦРУ в Милане и переданного в Египет. Имама подозревали в том, что он помощник Осамы бин Ладена, но выяснилось, что тот ни в чем не виновен. В 2009 году был опубликован отчет, где указывалось, что пытки Абу Зубейды ничего не дали.

Давая интервью по горячо обсуждаемой теме, Кириаку и не подозревал, что он окажется первым сотрудником ЦРУ, который подтвердит факт пыток. Никаких секретов в интервью Кириаку не выдавал. Он подтвердил хорошо известные к тому времени факты пыток в ведомстве, где он раньше работал. В течение 24 часов ФБР завело против него дело. Следствие продолжалось 12 месяцев. В декабре 2008 года федеральная прокуратура письменно сообщила Кириаку о своем решении не предъявлять ему обвинений.

Джон Кириаку решил, что ему больше нечего беспокоиться и сводил на радостях жену в ресторан. В Америке победил, как тогда верили, «антивоенный кандидат» Обама, и многим казалось, что начинается новая эпоха. Кириаку нашел хорошую работу в частном секторе, написал книгу «Упрямый шпион: Моя секретная жизнь в войне ЦРУ с терроризмом».

Кириаку не подозревал, что над его головой сгущаются тучи. Уже в феврале, через 4 недели после того, как «кандидат мира» Барак Обама принес присягу, ФБР снова тайно открыло против него дело. В течение трех лет за бывшим агентом следила специальная группа из 16 человек. Вся его переписка перлюстрировалась, телефоны прослушивались. Позже в руках защиты оказалась переписка тогдашнего главы ЦРУ Джона Бреннана, которого Обама назначил своим помощником по контртерроризму, и генеральным прокурором Эриком Холдером (тоже обамовским назначенцем). Бреннан писал Холдеру: «Обвини его в шпионаже». Холдер отвечал, мол, мои люди не считают, что Кириаку совершил акты шпионажа. Бреннан отвечал: «Все равно обвини, пускай защищается».

В начале 2012 года Кириаку был арестован. Ему предъявили пять пунктов обвинения, из них три – шпионаж. Кириаку подловили на оговорке. Знакомый журналист Мэтью Колл, якобы писавший книгу о деле Абу Зубейды, прислал ему список из 12 имен и спросил, кого из них Кириаку знает. Джон не знал никого. Тогда Колл прислал еще 12 имен. Кириаку отвечал, мол, я из этих никого не знаю, а ты, похоже, знаешь дело лучше меня; вообще, похищения – это не моя область.

Кириаку работал аналитиком в отделе Ирака и Кувейта ЦРУ. Он там был «биографом» Саддама Хуссейна. Позже он перешел на оперативную работу. Занимался сбором информации, вербовкой агентуры в Греции и Пакистане. Кириаку 10 раз был отмечен премией за выдающиеся успехи в работе, награжден медалью «За службу контртерроризма», однако к похищениям не имел отношения.

И тогда Мэтью Колл невинно спросил Кириаку, мол, в твоей книге на такой-то странице упомянут человек, кажется, его звать Дюс. Что с ним? И Кириаку, на секунду потерявший профессиональное чутье, ответил, мол, да, это Дюс Мартинез, я не знаю, что с ним; он, вероятно, уже вышел в отставку и живет где-то в окрестностях Вашингтона.

Оказалось, что Кириаку публично подтвердил личность секретного агента, и это было единственное, что ему реально могли вменить в вину. Оказалось, что Колл не писал никакой книги. Он тайно работал на адвокатов заключенных Гуантанамо. Адвокаты подали прошение допросить Мартинеза. Судья выяснил, что это имя засекречено, и сообщил «куда надо». ФБР отследило информацию от адвокатов назад к Мэтью Коллу.


Mэтью Колл называет себя корреспондентом по национальной безопасности.

Колл – человек очень скрытный. Он женился на больших деньгах и в зарплате не нуждается. Сейчас он числится в издании Intersept, называющем себя агентством независимых журналистских расследований, но пишет крайне мало. Одно время Колл был фрилансером, немного работал продюсером на ABC и NBC.

Кириаку не знает, то ли Колл «настучал» на него, то ли свидетельствовал против него во время предварительных слушаний, то ли, что менее вероятно, ФБР взломали электронную почту журналиста. Взломать почту работающего журналиста чревато большим скандалом даже в нынешние параноидальные времена шпиономании и глобальной войны против террора.



Кириаку вменили в вину шпионаж за разговоры с американскими репортерами. Он был не единственным. Администрация «конституционного профессора» Обамы впервые со времен Второй мировой войны начала инкриминировать «Акт против шпионажа» за разговоры с журналистами. Записные либеральные защитники прав человека боялись критиковать Обаму, чтобы не прослыть расистами. СМИ весьма сдержанно комментировали происходящее. Лишь теперь Берни Сандерс заявил, что если станет президентом, то запретит такое использование «Закона о шпионаже» как незаконное. Следователи предложили Кириаку сделку: признать вину, отсидеть 45 лет. Следователь убеждал, мол, можешь дожить, а когда выйдешь, то застанешь своих внуков. Кириаку был в шоке. Он не мог поверить своим ушам.

Позже он вспоминал:

«Я не собирался сидеть и сорока пяти минут, потому что ничего уголовного не совершал. И я отказался подписывать».

Через пару месяцев следователи предложили подписать признание в обмен на 10 лет. Кириаку рассказывал в интервью:

«Мол, отсидишь 8,5 и выйдешь за хорошее поведение. Это было в понедельник. В среду они пришли и предложили уже 8 лет. Я отказался. В пятницу они предложили уже 5 лет».

Когда в 2013 году появились файлы Сноудена, то из тюрьмы Кириаку написал ему открытое письмо, где советовал не иметь никаких дел с ФБР. Он знал, что советует.

Адвокат Кириаку сказал ему, что за свои 53 года практики в Вашингтоне еще никогда не видел, чтобы прокуроры снижали срок. Наоборот, при сделках срок повышают. Если не подписал признание в обмен на 5 лет, они через некоторое время предложат 7, а если и это не подпишешь, то следующее предложение будет 10. Статьи обвинения вешают такие, что если не согласиться и пойти в суд, то вообще свободы не видать. Это карательная система, и судьи принимают сторону прокуратуры, наказывают несговорчивых обвиняемых, требующих законного суда.

Внесудебные сделки – бич американского правосудия. Подавляющее большинство уголовных дел в Америке (в штате Нью-Йорк это больше 90%) решаются не в суде, а в кабинете следователя. Наряду с коммерциализацией тюрем это является одним из главных факторов того, что в Америке сегодня больше заключенных, чем было в сталинском ГУЛАГе. Защита советовала Кириаку ничего не подписывать.

Адвокат сказал ему:

«Они склепали дерьмовое дело. И они это тоже знают. Мы пойдем в суд».

В октябре 2012 года Кириаку все же подписал признание по единственному пункту – разглашение личности секретного агента. Его приговорили к 30 месяцам заключения, из которых он отсидел 23.

И здесь начинается самая интересная часть истории.

Для материала использованы интервью Джона Кириаку в программе Такера Карлсона на «Фокс ньюс» и в подкасте «Полезные идиоты» журнала «Роллинг Стоун» с Мэттом Тайбби и Кэти Хальпер.

Продолжение следует…
Михаэль Дорфман

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

105

Похожие новости
19 февраля 2020, 14:00
19 февраля 2020, 08:00
19 февраля 2020, 00:20
19 февраля 2020, 16:20
19 февраля 2020, 16:20
19 февраля 2020, 11:20

Новости партнеров