Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Как советская дизельная подлодка могла утопить американский атомный авианосец

Авианосец «Нимитц» в начале 1980-х годов был одним из самых мощных в своем классе. Фото с сайта www.navy.mil
Минуло 37 лет с моей последней боевой службы в Средиземное море. Дизельная подводная лодка проекта 641 с тактическим номером Б-435, которой я командовал, входила в состав 4-й эскадры подводных лодок Северного флота, базировавшейся в городе Полярный Мурманской области. Боевая служба продолжалась долгие восемь месяцев – с 30 октября 1982 года по 30 июня 1983 года.
Весь поход я вел дневник, записывая свои впечатления и размышления о событиях этой сложной и трудной службы: переход в Средиземное море в осенне-зимний период через штормовую Атлантику, когда в надводном положении бортовая качка доходила до 50 градусов, а в подводном положении качка ощущалась на глубине более 100 м; встреча с американской авианосно-ударной группой; выполнение других непростых задач.
В 70–80-е годы прошлого столетия советский Военно-морской флот достиг наивысшего могущества, атомные стратегические, многоцелевые и дизельные подводные лодки уверенно вышли на первое место в мире. И не только в количественном отношении, но и по своей результативности: мы превосходили американцев по общему времени нахождения в море, числу дальних походов, результатам освоения самых различных (стратегически важных) районов Мирового океана, количеству подледных плаваний и походов на Северный полюс. К примеру, за 1971–1991 годы число походов подо льды Северного Ледовитого океана советских атомных подводных лодок составило 248, а американских – в 5 раз меньше, всего 48 походов.
В 1970-е и начале 1980-х годов холодная война между СССР и США была в самом разгаре. Имея на вооружении в достаточном количестве современных атомных и дизельных подводных лодок и хорошо отлаженную систему подготовки экипажей, советский Военно-морской флот успешно противостоял военно-морским силам (ВМС) США во всех стратегически важных районах Мирового океана. Наш флот господствовал не только в морях, прилегающих к территории Советского Союза, но и во многих районах дальней морской и океанской зон. Советские подводные лодки присутствовали в водах всех океанов и контролировали все важнейшие мировые коммуникации. В различных районах Мирового океана на боевой службе находилось 10–12 атомных и до 10 дизельных советских подводных лодок в немедленной готовности к применению оружия. В военное время (в угрожаемый период) мы могли развернуть в морские и океанские районы не менее 70 подводных лодок, в том числе до 20 атомных только в северную Атлантику, чтобы прервать коммуникации, связывающие США и Канаду с Западной Европой.
В Средиземном море в годы холодной войны Советский Союз держал крупную военно-морскую группировку (5-я оперативная эскадра), в состав которой входили: 2–3 атомных и не менее 5–6 дизельных подводных лодок, 7–9 надводных кораблей, отряд или эскадрилья противолодочной авиации (базировалась на аэродромах Ливии) и нескольких судов материально-технического обеспечения. Указанная группировка успешно противостояла 6-му американскому флоту, зоной ответственности которого было Средиземное море.
Ради справедливости следует отметить, что американцы не только считались, но и довольно уважительно относились к нашему военно-морскому присутствию в этом стратегически важном регионе. За долгие годы противостояния не было сколько-нибудь серьезных инцидентов между нашими кораблями.
Дизельные подводные лодки в Средиземное море были представлены в основном лодками 641-го проекта, которые строились с 1958 по 1981 год в «Ленинградском адмиралтейском объединении» (ныне – «Адмиралтейская верфь»). Всего советский Военно-морской флот получил 58 лодок этого проекта. Считаю, что это была очень удачная и, пожалуй, самая лучшая на тот период в своем классе дизельная подводная лодка как по боевым возможностям, так и по надежности.
Водоизмещение лодки составляло: надводное – 1950 т, подводное – 2520 т, запас плавучести – 27%, она могла принять в прочный корпус до 500 т забортной воды и сохранить свою живучесть. Для сравнения: запас плавучести лучших немецких подводных лодок в годы Второй мировой войны составлял не более 10–14%. В надводном положении в условиях сильных штормов лодка и ее механизмы выдерживали бортовую качку до 60 градусов, в подводном положении – дифферент более 20 градусов.
В состав вооружения подводной лодки входило: 10 торпедных аппаратов (6 – в носу, 4 – в корме) с боекомплектом в 22 торпеды, рабочая глубина погружения – 250 м, предельная – 290 м, максимальная скорость в подводном и надводном положении составляла около 17 узлов, запас топлива обеспечивал практически неограниченный радиус плавания. Автономность, составлявшая 96 суток, ограничивалась только продовольствием и пресной водой. Общее время пребывания под водой при полной автономности составляло 575 часов (24 суток). Лодка, не всплывая, могла непрерывно находиться под водой 96 и более часов и пройти расстояние не менее 250 миль (500 км). Имея три линии вала, кормовые и носовые горизонтальные рули, мощные реверсивные электродвигатели по 2700 лошадиных сил на каждой линии вала, лодка легко управлялась как в надводном, так и в подводном положении. К примеру, при отработанном экипаже лодка из надводного крейсерского положения по боевой готовности № 2 (одной сменой) под руководством вахтенного офицера по сигналу «срочное погружение» могла погрузиться на глубину 40 м за 40–45 сек.
В 1964–1987 годы на долю дизельных подводных лодок Северного флота выпал самый напряженный период участия в холодной войне и выполнении задач боевой службы в удаленных районах Мирового океана. Только в Средиземном море за это время они совершили более 100 походов, где находились в отрыве от своих баз по 8–12 месяцев (некоторые лодки – до 17 месяцев), механизмы эксплуатировались в сложных климатических условиях, подвергались испытаниям жестоких штормов. Несмотря на сложнейшие условия использования, не было ни одного случая гибели и тяжелых аварий лодок проекта 647.
На боевой службе в Средиземном море подводная лодка, как правило, имела на борту 6 противолодочных и 14 противокорабельных торпед, из которых 4 торпеды находились в кормовых торпедных аппаратах, а также 2 торпеды с ядерными боеголовками. Все это представляло серьезную мощь в противостоянии с любым противником, как надводным, так и подводным. Подводная лодка, используя свое оружие, могла противостоять атомным и дизельным подводным лодкам, а также крупным натовским надводным кораблям, включая авианосцы.
Подтверждением этому была моя встреча с авианосно-ударной группой ВМС США в Средиземном море ночью 18 января 1983 года. Подводная лодка Б-435, скрытно форсируя в подводном положении Тунисский пролив, вышла на гидроакустический контакт с американским атомным авианосцем «Нимитц» и двумя кораблями его охранения (эсминцем УРО и крейсером УРО). Американские корабли шли со стороны Гибралтарского пролива. Мои акустики обнаружили работу гидролокаторов кораблей охранения американского авианосца в 03.50 18 января за 220–250 кабельтов (41–46 км) до их входа в пролив. Сила сигнала гидролокаторов быстро возрастала. Корабли группы шли с большой скоростью прямо на подводную лодку. Расчеты показывали, что мы не успеем уклониться и выйти из полосы обнаружения «вражеских» кораблей. Я принял решение перейти на минимально-малошумную скорость (2,2 узла) и максимально прижаться ко дну. Глубина пролива и относительно ровный характер дна позволили держать лодку от поверхности грунта в пределах 10 м. Тем самым она маскировалась отражающими от дна сигналами «вражеских» гидролокаторов. Одновременно для уменьшения отражающей поверхности лодки удерживал корабли «противника» на острых носовых углах. Уловка удалась. В 04.34 акустики начали прослушивать на фоне работающих гидролокаторов шумы винтов крейсера и эсминца. Оба корабля, не меняя курса, скорости и режим работы своих гидролокаторов, прошли в дистанции 30 кабельтов (5,6 км), не обнаружив подводную лодку. Через 11 мин. после прохода кораблей охранения акустики лодки обнаружили шумы винтов авианосца, который шел вслед за ними со скоростью 21 узел, курсом 150 градусов. Быстро выполнил маневрирование для занятия необходимой позиции и выполнения учебной атаки по авианосцу. Через несколько минут после нашей «стрельбы торпедами» по авианосцу огромный корабль прогрохотал рядом с лодкой, шумы работы его винтов были слышны во всех отсеках. Уверен, что в условиях реальных военных действий наша встреча с АУГ с высокой вероятностью привела бы к уничтожению (потоплению) американского авианосца.
Результаты контакта с американской АУГ я донес радиограммой на береговой командный пункт, от которого получил подтверждение о проходе через мой район авианосной группы ВМС США во главе с атомным авианосцем «Нимитц».
Авианосец «Нимитц» – первый авианосец новой серии, был введен в боевой состав ВМС США в 1975 году, имел водоизмещение 98 тыс. т, два ядерных реактора, мог развивать скорость в 31 узел, экипаж 5700 человек, состав авиакрыла включал 90 самолетов и вертолетов, стоимость постройки авианосца по ценам того времени составила более 4 млрд долл.
Таким образом, тактически грамотные действия Б-435 в Тунисском проливе позволили лодке не только сохранить скрытность, но и успешно «атаковать» американский авианосец.
Подводная лодка скрытно продолжила плановый переход в назначенный район Средиземного моря. Впереди ее ожидали еще пять трудных месяцев плавания и не одна встреча с кораблями и подводными лодками «противника».

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

447

Похожие новости
14 сентября 2020, 16:40
12 октября 2020, 21:00
27 сентября 2020, 14:20
20 сентября 2020, 20:40
10 сентября 2020, 23:20
22 октября 2020, 22:20

Новости партнеров