Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
21 августа 2018, 10:20
21 августа 2018, 07:20
21 августа 2018, 02:20
21 августа 2018, 07:40
21 августа 2018, 10:20

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

«Идлибский гадюшник» и Африн как жестокий урок для Москвы и Дамаска. Секреты обороны YPG и подлый план Эрдогана



Завершив продолжительную подготовку к генеральному наступлению на стратегически важную территорию в провинции Алеппо — курдский кантон Африн, турецкое военное руководство совместно с FSA прибегло к излюбленной практике геноцида курдского населения, проживающего в этом небольшом «анклаве» Рожавы. Вечером 20 января, после нескольких суток артиллерийской подготовки по многочисленным опорным пунктам курдов в приграничных районах кантона, тактическая авиация ВВС Турции осуществила массированный ракетно-авиационный удар не только по десяткам опорных пунктов YPG/YPJ, расположенных в горной местности кантона, но и по жилым массивам густонаселённого города Африна, что в первые же часы привело к 6 жертвам среди мирного населения и 3 — в кругах бойцов YPG/YPJ. Как мы уже отмечали ранее, данный кантон рассматривается Анкарой в качестве приоритетной цели исключительно по двум причинам — ввиду нахождения Африна в тактическом «котле», что исключает возможность получения военно-технической поддержки со стороны курдских отрядов YPG в Манбидже, а также в связи с острой необходимостью объединения «умеренных» боевиков-ребелов в районе Азаза в единый фронт с боевиками "Сирийской свободной армии", контролирующими территории в мухафазе Идлиб. Единственной помехой для Турции в процессе этого объединения как раз и является Африн.


Официальная Москва заняла нейтральную позицию, которая была выражена в заявлении первого зампреда комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франца Клинцевича, подтвердившего лишь дипломатический вектор поддержки Дамаска со стороны Российской Федерации в плане содействия в подготовке требования к Анкаре о прекращении операции «Оливковая ветвь» в рамках ООН. Также сенатор напомнил, что сирийско-турецкие договоры абсолютно не предусматривают военной поддержки Сирии в вероятном конфликте с турецкой армией. Что мы получили в итоге? На фоне угрозы столкновения с в разы более мощными ВС Турции, без гарантий с нашей стороны, все грозные предупреждения замминистра иностранных дел Сирии Фесайла Микдада о «перехвате турецких истребителей, вторгающихся в воздушное пространство САР» оказались натуральным блефом.




Всё это отчётливо просматривается в единой фотографии (см. выше), размещённой на страничке сообщества «Conflict News» в «Твиттере» после заката 20 января очевидцем из Африна. На ней запечатлён западный участок воздушного пространства над кантоном Африн (в направлении ила Хатай), на котором барражирует не менее 8 турецких многоцелевых истребителей F-16C/D Block 50/50+. Как можно понять по наличию инверсионных следов, турецкие пилоты кружили над западной частью Африна на высотах от 6,5 до 8 км, абсолютно не опасаясь работы сирийских зенитно-ракетных комплексов «Бук-М2Э» и С-200А/В, которые без особых сложностей могли «достать» столь высотные цели даже из северных пригородов Алеппо. Конечно, в Генштабе ВС Турции тоже не дураки сидят, ввиду чего на вероятное подлётное направление сирийских зенитных ракет 9М317 и 5Н62 был выставлен многочастотный многоэлементный комплекс РЭБ «Koral» (в городе Апкинар ила Хатай), который мог бы частично нарушить процесс подсвета турецких «Фальконов» полуактивным радиолокационным ГСН ЗУР; но, к сожалению, ни единой попытки перехвата не последовало. Местоположение комплекса РЭБ «Коррал» ещё за сутки до массированного ракетно-авиационного удара со стороны турецких ВВС указало YPG и САА на наиболее вероятное самолёто-, ракетоопасное направление. В то же время, очевидно, сложная ситуация вынудила Дамаск занять выжидательную позицию.

Также очевиден и тот факт, что полное бездействие сирийских средств противовоздушной обороны средней и большой дальности позволило турецким истребителям оперировать на больших высотах без необходимости перехода в низковысотный режим, где они могли быть сбиты ПЗРК, находящимися в распоряжении афринских курдов.

Заметную роль в неблагоприятном развитии событий на землях кантона Африн также сыграла традиционная упёртость командования курдских отрядов YPG. К примеру, согласно информации от официального члена Исполнительного комитета ДДО («Движения демократического общества») Алдара Халиля, с российской и сирийской сторон ещё на прошедшей неделе поступало предложение о включении курдских отрядов в состав Сирийской Арабской Армии, но YPG полностью его проигнорировали даже на фоне отказа официального Вашингтона от поддержки Африна. Напомним, что на предыдущей неделе представитель штаба операции «Inherent Resolve» в Ираке и Сирии, полковник американской армии Райан Диллон заявил, что участок объявленной командованием ВС Турции военной операции против курдов в кантоне Африн не входит в зону ответственности коалиции. Более простым языком, Штаты просто абстрагировались от данного конфликта.

Вечером 21 января, после долговременной артиллерийской подготовки с применением 227-мм реактивных систем залпового огня MLRS, САУ "Firtina" и ракетно-бомбовых ударов истребителей F-16C/D, турецкий генштаб объявил о начале второй фазы операции, предусматривающей наземный наступательный бросок с использованием бронетанковой техники и привлечением боевиков из «Свободной сирийской армии». К полудню поступила информация о взятии под контроль протурецкими формированиями FSA небольшого населённого пункта Шанкал, находящегося всего в 1 км от сирийско-турецкой границы (в операции участвовали подразделения СпН ВС Турции). Представьте, всего 1 захваченная деревня, учитывая, что на стороне ВС Турции и группировок FSA практически трёхкратный численный перевес (34 — 35 тыс. человек против 10 — 12 тыс. у курдов), многократное превосходство по количеству бронетехники и полное доминирование в технологическом аспекте, включая тактические средства территориальной оптической воздушной разведки, самолёты ДРЛОиУ Boeing 737 AEW&C «Peace Eagle» (способны вести пассивную радиоэлектронную разведку), а также сетецентрические средства связи и обмена тактической информацией.


Рельеф кантона Африн


Здесь всё дело в продуманной до мелочей тактике построения укрепрайонов курдских отрядов YPG/YPJ, наличии внушительного количества противотанковых ракетных комплексов российского и западного производства, а также благодаря играющему на руку сложному возвышенному рельефу в западной и северной частях Африна, изобилующему холмами, плато и возвышенностями, что в десятки раз осложняет наступательные возможности СВ Турции и отрядов ССА даже на локальных операционных направлениях. К вечеру, 21 января, на границе с илом Хатай, протурецкими боевиками были захвачены ещё 5 населённых пунктов — Адах Манли, Али Бакки и Балал Кай, Бали Кай и Курни (были взяты в плен 3 бойца YPG). По факту, — это и все достижения Анкары в наземной фазе наступательной операции за первые 16 -20 часов. При этом, пехотные и бронетанковые формирования турецкой армии и FSA продвинулись не более чем на 3 — 5 км вглубь кантона Африн.

Исходя из этого можно сделать вывод, что в ходе дальнейшего продвижения протурецкие силы будут сталкиваться со всё большим сопротивлением курдских отрядов Народной самообороны, обладающих развитой инфраструктурой опорных пунктов в возвышенном рельефе на севере Африна, а поэтому даже без поддержки со стороны Сирии кантон сможет продержаться от 5 суток до полутора — двух недель (и это без поддержки, которая перебрасывается в Африн через подконтрольные сирийской армии территории). Что же касается участвующих в наступлении турецких танков, то они уязвимы для большинства противотанковых средств, состоящих на вооружении афринских YPG/YPJ. К примеру, устаревшие ОБТ «Leopard-2A4» без проблем пробиваются в верхнюю лобовую деталь корпуса (ВЛД), а также бортовые бронелисты корпуса и башни имеющимися в распоряжении курдов комплексами «Конкурс/-М». В случае же наличия у афринских YPG/YPJ более совершенных комплексв «Корнет-Э» или «TOW-2B», где основные кумулятивные заряды ПТУРСов 9М133-1 и BGM-71F обладают бронепробиваемостью 900 и 1200 мм соответственно, «Леопард-2А4» может быть уничтожен и в лобовую бронеплиту башни. Более «древние» М60А1/3 могут быть поражены комплексами 9К111 «Фагот» и 9К115М «Метис» в абсолютно любую проекцию. Есть в распоряжении турецкой армии и модернизированные при помощи израильской корпорации «IAI» ОБТ «Паттон» модификации M60T Mk2 «Sabra».

Количество пригодных к эксплуатации танков данной модификации приближается в СВ Турции к 150-160 единицам. Их отличительной особенностью является оснащение пассивной модульной защитой на лобовых бронеплитах башни и бортах башни, а также установка модулей динамической защиты на маске новой 120-мм пушки MG253 (конструктивный аналог установлен на израильских «Меркава Mk3.»). Показатели эквивалентной стойкости лобовых бронеплит башни M60T увеличились в сравнении с M60A1 примерно в 1,8-2 раза (с 260 до 470-520 мм), благодаря чему лоб башни теперь отлично защищён от «Фаготов», первых модификаций «Метисов». Ещё больше защищена прикрытая элементами динамической защиты маска пушки, эквивалент которой возрос с 354 до 600 — 650 мм, моноблочные кумулятивные ПТУРСы типа 9М113 «Конкурс» и 9М115 «Метис» не способны пробить её с первого раза, в то время как 9М113М «Конкурс-М» и 9М115-2 «Метис-М» «прожигает» её с особой лёгкостью. Стоит отметить, что мастерство курдских противотанкистов было подтверждено к позднему вечеру 21 января, когда военкоры из кантона сообщили уже о 5 выведенных из строя турецких танках, участвующих в наступлении сразу на нескольких оперативных направлений.

Очень похоже, что турецкая армия и поддерживаемые ей формирования «умеренных оппозиционеров» полностью увязли в приграничных боях с курдскими отрядами самообороны, и будет крайне хорошо, если наступление ВС Турции в итоге захлебнётся благодаря прибытию в Африн новых вооружённых защитников из различных регионов Сирийской Арабской Республики, включая подконтрольный SDF Эль-Камышлы и другие города Рожавы. Не стоит забывать о том, что Африн, ввиду невозможности взаимодействия с подконтрольными Вашингтону кантонами Сирийского Курдистана, может сохранится лишь благодаря военно-политической воле Москвы и Дамаска, а поэтому именно эти «игроки» получат возможность в свою пользу разруливать ситуацию с хитрыми тактическими выходками поддерживаемых Турцией FSA, «Джебхат ан-Нусры» и ИГ.

По сути дела, сохранение Африна позволит Сирийской Арабской Армии держать протурецких боевиков-ребелов и террористов ИГ и «Аль-Каиды» в Идлибе в «ежовых рукавицах», вбив оперативно-тактический «клин» прямо по линии курдского кантона. Отлично вооружённые отряды YPG и YPJ в данном случае превратятся в мощный заслон, препятствующий объединению остатков идлибского «гадюшника» с ребелами из Азаза в мощный «бледно-зелёный» фронт Эрдогана. Ведь последний способен перевести «игру» в совершенно непредсказуемое русло, кардинально отличающееся от того, которое обсуждалось в ходе недавнего визита начальника ГШ ВС Турции Хулуси Акара и директора национальной разведывательной организации Хакана Фидана на встречу с первым заместителем министра обороны РФ Валерием Герасимовым. Цену словам Эрдогана и других высокопоставленных лиц Турции мы знаем не понаслышке.

Источники информации:
https://vesti-ukr.com/mir/274130-turetskoe-vtorzhenie-v-siriju-nachalos-aviaudarami
https://ria.ru/syria/20180121/1513019210.html
https://twitter.com/Baco_UK/status/955153206333591552
Автор: Евгений Даманцев

Подпишитесь на нас Вконтакте

405

Похожие новости
20 августа 2018, 20:40
20 августа 2018, 12:20
20 августа 2018, 12:20
20 августа 2018, 12:20
21 августа 2018, 10:20
21 августа 2018, 10:20

Новости партнеров