Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Идлиб. Какие группировки действуют против САА в этой провинции


Напряжение последнего времени, возникшее в сирийской провинции Идлиб, западные политики и СМИ связывают с противостоянием России и Турции. За этим упрощённым подходом скрывается реальная борьба террористических и вооружённых оппозиционных группировок с правительственными силами Башара аль-Асада. Они – главная действующая сила войны в Идлибе.

Наследники «Аль-Каиды»


Против сирийской правительственной армии публика собралась весьма разношёрстная, но она неплохо структурирована по группам, среди которых выделяется «Хайат Тахрир аль-Шам». Кто-то называет её реинкарнацией «Аль-Каиды» (*названные группировки признаны террористическими и запрещены в РФ) в Сирии, кто-то – ребрендингом.




Как бы то ни было, «Хайат Тахрир аль-Шам» ведёт своё начало из той самой одиозной «Аль-Каиды», которая расплодила исламских террористов по всему миру. В Сирии она вначале переименовалась в «Джебхат ан-Нусра», затем – в «Джабхат Фатех аль-Шам», после чего утвердилась в своём нынешнем названии.

Эти реформации не изменили сути террористической группировки, но позволили её покровителям представить «Хайят Тахрир аль-Шам» всего лишь как оппозиционную силу «кровавому диктатору Асаду». В Идлибе, когда он стал сточной канавой всех недобитых террористов Сирии, группировка немного повоевала с другими исламистами. Кого силой, кого «убеждением» подгребла под свои знамёна и стала самой крупной террористической группировкой Идлиба, контролировавшей порядка 70 процентов территории этой провинции.

Сейчас в «Хайат Тахрир аль-Шам» объединены порядка двадцати других террористических группировок. Дамаск оценивает её силы в десятки тысяч боевиков. По крайней мере, такие цифры дают западные СМИ, ссылаясь на депутата парламента Сирии Фареза Шехаби.

В аппарате спецпосланника ООН в Сирии число боевиков, выходцев из «Аль-Каиды», называют в 10000. Военные США число боевиков в Идлибе определяют в разбросе 20-30 тысяч. Кто прав в этой игре цифр, сказать трудно. Каждый считает с выгодой для своей политической позиции.

Независимые эксперты склоняются к тому, что в «Хайат Тахрир аль-Шам» воюют примерно 30000 боевиков. Много это или мало? Надо заметить, что половина стран мира имеет меньшую численность своих вооружённых сил. Взглянем на близкую нам Европу.

Примерно такую численность составляют армии Венгрии, Швеции, Бельгии. Поменьше военных, чем боевиков в «Тахрир аль-Шам», в Норвегии, Словакии, Албании. Террористическая группировка имеет на вооружении танки, бронемашины, реактивные системы залпового огня, беспилотники и т.д.

Сила серьёзная. Именно на неё сделал ставку президент Турции Реджеп Эрдоган, выдавливая войска Башара Асада из Идлиба. Вначале пошла информация, что турки переодели боевиков в свою военную форму и предоставили им тяжёлое вооружение.

Потом, как признали представители Минобороны России, турецкие военнослужащие оказались в боевых порядках террористов. Это выяснилось лишь после гибели нескольких десятков солдат Турции. Так турецкая армия оказалась в строю наследников «Аль-Каиды».

Кого должна была Турция подготовить к миру


Меж тем на переговорах в Астане (сейчас – Нур-Султан) и Сочи президент Эрдоган взял обязательства разъединить в Идлибе радикальные и умеренные оппозиционные силы и подключить умеренных к мирным переговорам по будущему Сирии.

Считалось, что речь идет об отделении «Тахрир аль-Шам» от другой противостоящей правительству группировки – Национальный фронт освобождения. В неё входят силы так называемой Сирийской свободной армии и ряд радикальных повстанческих группировок, например, исламисты из «Ахрар аль-Шам» и «Бригады Нур аль-Дин аль-Зинки»*. Собственно, последние группировки надо бы отсечь от умеренных.

Не зря глава российского МИДа Сергей Лавров уточнил недавно: «У нас стратегия очень простая — она полностью основывается на резолюции Совета Безопасности, которая постановила на сирийском направлении беспощадно бить террористов до их полного уничтожения».



Получается, Турция не только перепутала в Сирии силы добра и зла, но вопреки существующим договорённостям встала на защиту террористов. Наверное, это было обусловлено слабостью Национального фронта, подрастерявшего за время войны свои силы.

Теперь он, по мнению сотрудника американского исследовательского центра Century Foundation Арона Лунда, имеет несколько тысяч повстанцев и «держится на плаву главным образом благодаря турецкой помощи – деньгам, оружию и снабжению».

Есть в Идлибе ещё две, не потерявшие самостоятельность, группировки боевиков. Одна – «Хуррас аль-Дин», отделившаяся от «Хайят Тахрир аль-Шам» и потому прямо подпадающая под стратегию, объявленную Лавровым.

Вторая не лучше. Исламская партия Туркестана (кстати, тоже запрещённая в России), основу которой составляют китайские уйгуры, от своих террористических задач тоже не отказалась. Другое дело, что туркестанские исламисты и «Защитники Веры» из «Хуррас аль-Дин» по силе явно уступают главной группировке Идлиба – «Хайат Тахрир аль-Шам».

Она сегодня – главное препятствие на пути мира в этой многострадальной провинции Сирии. И ещё – турецкие покровители «Хайат Тахрир аль-Шам», которым, судя по всему, тоже требуется «принуждение к миру» - хочется надеяться, что хватит политико-дипломатических доводов.
Геннадий Грановский

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

180

Похожие новости
06 июля 2020, 09:40
06 июля 2020, 12:00
06 июля 2020, 09:40
06 июля 2020, 17:40
06 июля 2020, 19:20
06 июля 2020, 09:40

Новости партнеров